2018-10-24T22:14:53+03:00

Пушкинское Кобрино: Там, где жила няня и был зачат сам поэт

Память о Пушкине и Арине Родионовне гибнет под натиском «реставрации» и огня
Теперь усадьба в Руново, некогда восстановленная Карташевской, рассыпается на кирпичи и доскиТеперь усадьба в Руново, некогда восстановленная Карташевской, рассыпается на кирпичи и доскиФото: Артем КИЛЬКИН
Изменить размер текста:

Кобрино не стоит на первом месте в числе пушкинских мест. Чего уж греха таить, не каждый и знает, что «наше все» и его «добрая подружка» связаны с Гатчиной. Между тем, Арина Родионовна родилась в этих краях, а сам Пушкин был зачат. Но то, что хранит память о великом поэте и его нянюшке, гибнет под натиском «реставрации» и огня.

ЖУТКАЯ ПЛИТА

Усадьба прадеда Пушкина, генерал-аншефа Абрама Петровича Ганнибала, сгорела еще в 1897 году. Уцелевший гостевой флигель сейчас занимает музей-усадьба «Суйда», где хранят вещи предка поэта. В 1796-1798 годах жителями этого флигеля были родители Пушкина Сергей Львович и Надежда Осиповна, сестра Ольга и, конечно, Арина Родионовна.

– Флигель в нормальном состоянии, – говорит основатель музея-усадьбы, краевед Андрей Бурлаков. – Единственная проблема – с могилой Абрама Петровича. Оригинальная плита пропала после революции, есть только ее словесное описание. Временно поставили новодельную, но ее сделали федеральным памятником. Поэтому, несмотря на то, что уже появились нормальные проекты, убрать эту жуткую плиту теперь нельзя.

Бронзовый памятник знаменитой нянюшке установили в Воскресенском на деньги Михаила Задорнова Фото: Артем КИЛЬКИН

Бронзовый памятник знаменитой нянюшке установили в Воскресенском на деньги Михаила ЗадорноваФото: Артем КИЛЬКИН

В 2010 году под Кобриным на деньги юмориста Михаила Задорнова установили памятник Арине Родионовне. Бронзовые фигуры молодой женщины и маленького Пушкина появились в селе Воскресенское.

– Здесь стоял дом ее родителей, здесь она выросла, рядом была церковь, где крестили и венчали Арину Родионовну, где венчались родители Пушкина, – рассказывает краевед. – Полсела – потомки Арины Родионовны.

БАНЯ АРИНЫ РОДИОНОВНЫ

В Кобрино будущая няня переехала после замужества. В 1795-ом бабка Пушкина Мария Алексеевна Ганнибал подарила няне избу, а спустя 180 лет ее превратили в музей. С инициативой выступила тогдашняя хозяйка «домика няни», местная учительница Наталья Ныркова.

Пару лет назад в Домик няни пришла масштабная реставрация. Ранее сруб перебирали, но бревнышки старались сохранить исторические. На сей раз оставили лишь одну потолочную балку.

В домике «доброй подружки» поэта из подлинного осталась лишь одна балка Фото: Артем КИЛЬКИН

В домике «доброй подружки» поэта из подлинного осталась лишь одна балкаФото: Артем КИЛЬКИН

– Снесли и построили новодел, – вздыхает Бурлаков. – Заходишь уже не в закопченную вросшую избу, а в какую-то современную баню. Остальное якобы было гнилым, пустили на дрова.

В ходе такой «реставрации» к подлиннику не стремились даже внешне: домик сделали выше, форму поменяли. От дранки на крыше отказались, зато украсили ее резьбой, которой на простой избенке не было.

– Это еще полбеды: новодел построили из сырого материала, – продолжает специалист. – Изба сохла целый год, покрылась плесенью. А когда музей, наконец, открыли, бревна стали лопаться, как арбузы. Дом потрескался, покосился, упало крыльцо. Такая вот реставрация такого важного объекта.

Реставрация изменила облик няниной избушки Фото: Артем КИЛЬКИН

Реставрация изменила облик няниной избушкиФото: Артем КИЛЬКИН

Заведующая музеем Наталья Клюшина парирует: все работы шли под авторским и техническим надзором.

– Это была ремонтно-реставрационная работа, – объясняет глава музея, показывая старый трухлявый венец. – Мы подняли крышу. С печью ничего не делали, а вот бревна стали изучать одно за другим. А там – труха, труха, труха. Жук-точильщик завелся и за столько лет сделал свое дело. Ничего не оставалось, как все заменить. А что делать? Главное, гений места сохранился.

Домик няни пользуется спросом: в день к нему могут подъезжать по шесть автобусов с туристами. Экспозицию расположили не в тесной избенке, а в соседнем административном здании. На базе музея проводят праздники, квесты, мастер-классы.

– Не хочется музейщиков винить: им и так досталось, – отмечает Бурлаков. – Просто реставрировать деревянные памятники у нас сейчас некому. Любой объект, даже самый ценный, вверят каким-то непонятным людям, и даже самая лучшая технология не спасет. В итоге нужна будет, как в этом случае, еще одна реставрация, еще один новодел.

ПРИДАНОЕ МАТЕРИ ПУШКИНА

Самым пушкинским местом Кобрина называют усадьбы в селе Руново. Когда-то она была приданым матери Пушкина, которая провела здесь юность и начало замужней жизни.

– Александр Сергеевич мог здесь родиться: он был здесь зачат, Надежда Осиповна уехала в Москву за пять месяцев до его рождения, – рассказывает краевед. – Маленького Пушкина привозили сюда для продажи имения, тогда ему было чуть больше года.

Самым пушкинским местом Кобрина называют усадьбы в селе Руново Фото: Артем КИЛЬКИН

Самым пушкинским местом Кобрина называют усадьбы в селе РуновоФото: Артем КИЛЬКИН

Теперь господский дом превратился в груду обгоревших досок, старинные кирпичи фундамента разбирают на камины и печки, а вперемешку с коваными гвоздями валяются алюминиевые банки из-под спиртного. 23 августа памятник федерального значения просто сгорел.

Деревянная усадьба, украшенная часами, уже переживала разрушительный пожар. В 1889 году от дома не осталось практически ничего, кроме кирпичного фундамента. Тогда имением заправляла Надежда Карташевская, сестра писателя Сергея Аксакова, в гостях у которой бывали Гоголь, Римский-Корсаков, Шевченко. Понимая ценность дома, где был зачат Пушкин, Карташевская воссоздала его точную копию.

Краеведы, историки и пушкинисты стали бить тревогу еще четверть века назад Фото: Артем КИЛЬКИН

Краеведы, историки и пушкинисты стали бить тревогу еще четверть века назадФото: Артем КИЛЬКИН

Украшением Рунова была въездная аллея, которая сейчас символично называется Пушкинской улицей. И на которой уже не осталось ни одного дерева. Но два века назад здесь росли липы, которые сажала бабушка Пушкина. Одну из лип она посадила в день появления внука на свет. В 1949-ом ровесница поэта погибла: в нее попала молния.

– В войну здесь стояла испанская голубая дивизия. Дом не трогали: все уцелело, – продолжает краевед. – До войны в господском доме работала школа, после открыли туберкулезную больницу. Но все оставалось в блеске до 1989 года.

ОПАСНОЕ МЕСТО

Краеведы, историки и пушкинисты стали бить тревогу, когда в усадьбе произошел пожар, дом остался без крыши и башни. Больницу перевели в другое здание, через год сняли охрану, и приданое матери Пушкина оказалось никому не нужным.

– Начался грабеж: окна, печи, двери, – вздыхает Бурлаков. – Искали клады. Так продолжалось до этого августа…

Еще четверть века назад местные историки сделали фотофиксацию памятника, зарисовали резьбу. Было понятно, что здание ветхое и что его нужно основательно реставрировать. Крепким оставался разве что фундамент, который простоит, по уверениям экспертов, еще века два.

Старинные кирпичи фундамента разбирают на камины и печки Фото: Артем КИЛЬКИН

Старинные кирпичи фундамента разбирают на камины и печкиФото: Артем КИЛЬКИН

– В начале двухтысячных усадьбой заинтересовался один предприниматель, захотел сделать здесь базу отдыха, ему передали все фотографии и чертежи, – вспоминает специалист. – А потом его нашли в парке Рунова убитым. У другого защитника усадьбы дважды поджигали дачу. Кобрино – опасное место для битв: это одно из самых желанных мест под коттеджи, которые строят прямо в охранной зоне. За последние годы в парке усадьбы уже появилась целая улица!

После пожара власти задумались, что делать с разрушенным памятником. Как минимум, придется разбирать здание и строить третью копию на том же фундаменте. Правда, защитники боятся, что, пока дойдет до дела, ни от дома, ни от парка ничего не останется.

– Столько лет пушкиноведы, краеведы, сами потомки бились за это место, и так ничего и не получилось, – подытоживает Бурлаков. – Это показатель отношения к памятникам в России.

Проект подготовлен при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Усадьбы Гатчины: Дома с призраками и призрачным будущим

Окрестности Гатчины полны удивительных усадеб. Увы, многие из них заброшены. Забытых имений здесь около тридцати. И с каждым годом их становится меньше: «работают» время, вандалы и пожары. Из усадьбы Демидовых в Тайцах, которая не первый год ждет превращения в школу искусств, «бегут» гранитные львы. Елисеевский замок в Белогорке разбирают на камни. А вокруг дачи адмирала-спиритолога в Прибыткове сживаемся коттеджное кольцо (подробнее)

Деревянная Гатчина: Стены ломит, резьба отваливается

– Такое чувство, что, кроме двух дворцов, у нас ничего нет, – вздыхает краевед, директор Музея истории Гатчины в 2008-2010 годах, член Общественной палаты Гатчины Андрей Бурлаков. – Фактически, это единственные памятники, которые находятся в нормальном состоянии. Но они подчиняются Петербургу. Другим каменным памятникам тоже повезло. А вот «деревяшки» брошены на самотек: выживут – не выживут… (подробнее)

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также