Санкт-Петербург
Общество

Дачный Сестрорецк: Как военный городок превратился в курорт для знати

Вековые дачи, среди которых встречаются архитектурные шедевры, гибнут от пожаров, протечек и вандалов. Но больше всего – от равнодушия и небрежения
Некоторые дачи считаются шедеврами, но дело даже не в резьбе или убранстве: каждая – часть уникальной среды

Некоторые дачи считаются шедеврами, но дело даже не в резьбе или убранстве: каждая – часть уникальной среды

Фото: Олег ЗОЛОТО

ДОРОГА НА СТОЛИЦУ

Дачная жизнь Сестрорецка началась с Петра Первого, который отвоевал эти земли у Швеции в ходе Северной войны. Долгие годы Сестрорецк был военным городком вокруг оружейного завода. Селение разрасталось, открывались торговые лавки, появилось несколько храмов для разных конфессий. Единственной проблемой было то, что с Петербургом город связывала лишь гужевая дорога.

Такие дачные поселки возникали тогда по всей стране, но ориентировались на столицу

Такие дачные поселки возникали тогда по всей стране, но ориентировались на столицу

Фото: Олег ЗОЛОТО

Но уникальная природа – залив и целебный сосновый лес – манили. Решить проблемы транспорта попытались конной железной дорогой, которую протянули от Белоострова, но вскоре на ней поставили крест.

В восьмидесятых годах XIX века инженер и предприниматель Петр Авенариус предложил провести железную дорогу от Новой Деревни. Сделали. Вот только окупить ее работу немногочисленные жители Сестрорецка были не в силах.

Авенариус решил построить курорт – колоссальный оздоровительный комплекс в лучших традициях Европы

Авенариус решил построить курорт – колоссальный оздоровительный комплекс в лучших традициях Европы

Фото: Олег ЗОЛОТО

Тогда Авенариус решил построить на конечной станции курорт – колоссальный оздоровительный комплекс в лучших традициях Европы. Курорт принял первых посетителей к концу века (и частично работает до сих пор). Однако железная дорога вновь не окупалась: отдыхать в Сестрорецке было немногим по карману.

В конце концов земли на берегу залива решили сдавать в аренду под дачи. Разделили лес на три парка, а вокруг них «нарезали» дачные участки. Изначально их было 102, но в последующем некоторые поделили пополам. Итого получилось около 130 дач.

ПОДНЯТЫЙ ФЛАГ КАК ПРИГЛАШЕНИЕ В ГОСТИ

Договоры аренды заключали на 99 лет, арендаторы платили в казну кругленькие суммы. Кто-то арендовал сразу два соседних участка. Каждый дачник должен был построить дом в течение трех лет. Не возбранялись хозпостройки и конюшня. А вот если земля пустовала, ее забирали обратно. Так как первые договоры заключили в 1898-м, а после революционного 1917-го здесь не строили, а отнимали, всем дачам Сестрорецка более ста лет.

Всем дачам Сестрорецка более ста лет

Всем дачам Сестрорецка более ста лет

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Такие дачные поселки возникали тогда по всей стране, но ориентировались на столицу, – рассказывает член отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Курортного района, координатор исследовательской группы «Старые дачи» Елена Травина. – В Сестрорецке были свои фишки: если на башенке поднят флаг, значит, хозяин приехал на отдых и приглашает соседей в гости.

Каждую дачу строили под заказчика и гармонично вписывали в природу. Рубить что-то на участках можно было только с разрешения лесничего. Три парка – Верхний, Средний и Нижний – тоже были под охраной, и за каждую вырубленную сосну дачники высаживали лиственное дерево.

Каждую дачу строили под заказчика и гармонично вписывали в природу

Каждую дачу строили под заказчика и гармонично вписывали в природу

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Все надеялись, что 99-летняя аренда перейдет в собственность, ведь за те деньги, что люди отдавали в казну, за такой срок можно было построить дворцы из золота, – продолжает Травина. – И наверняка так бы все и было, если бы не революция. Дачи превратились в корпуса для отдыха трудящихся, общежития и коммуналки для работников курорта.

В войну многие дачи были разрушены. А в те, что сохранились, в мирное время вернулись курортные павильоны. С распадом Советского Союза старинные здания принялись выкупать, приватизировать. Тогда под снос пустили еще часть дач, ведь под охрану государства взять их еще не успели.

Все надеялись, что 99-летняя аренда перейдет в собственность

Все надеялись, что 99-летняя аренда перейдет в собственность

Фото: Олег ЗОЛОТО

От утрат не уберег и список выявленных объектов культурного наследия. По закону претендента на звание памятника, регионального или федерального, необходимо отправить на экспертизу в течение года. В итоге его либо признают памятником, либо исключат из перечня вообще. Но сестрорецкие дачи висели в списке десятилетие: на исследования просто не было средств. За это время дачи гибли от пожаров, протечек и вандалов.

СДЕЛАТЬ ТУРИСТИЧЕСКИЙ БРЕНД

Зачем вообще хранить старые дачи? Практической пользы в этом действительно мало: на эти деньги и силы можно было бы построить современные дома. К тому же обыватель едва ли отличит старинный отреставрированный памятник от хорошего новодела.

Перед старой дачей стоишь с другим настроением, нежели перед пластмассовым домом

Перед старой дачей стоишь с другим настроением, нежели перед пластмассовым домом

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Но все-таки есть научный интерес, да и древность несет особую ауру, – рассуждает Травина. – Перед старой дачей стоишь с другим настроением, нежели перед пластмассовым домом, пусть и похожим, но не овеянным историей. Если в Варшаве или Кракове дома, разрушенные войной, заменили новоделами, то наши памятники продолжает рушить небрежение.

Некоторые сестрорецкие памятники считаются шедеврами архитектуры. Но дело даже не в искусной резьбе или прихотливом убранстве: каждая дача – часть уникальной среды, страница дачной жизни Петербурга в книге истории страны.

В дачах можно было бы устроить кофейни, камерные залы, музеи дачного быта, сувенирные лавки

В дачах можно было бы устроить кофейни, камерные залы, музеи дачного быта, сувенирные лавки

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Если отвлечься от красивых мыслей о патриотизме, то дачи – очень большие деньги, которые мы теряем, – добавляет специалист. – Сюда могли бы приезжать туристы и любоваться башенками, витражами, верандочками. В дачах можно устроить кофейни, камерные залы, музеи дачного быта, сувенирные лавки. Все это притягивало бы деньги в депрессивный Курортный район.

Спрос на Сестрорецк не только как курорт, но и как туристический центр, есть. Дело остается только за тем, чтобы превратить берег Финского залива в бренд.

На исследования просто не было средств, и дачи гибли от пожаров, протечек и вандалов

На исследования просто не было средств, и дачи гибли от пожаров, протечек и вандалов

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Дачи – прадедушки нашей страны, – отмечает эксперт. – Здесь на каждом шагу можно рассказывать о том, как жили, что ели, как проводили время. Дачи – единственное, что может привлечь сюда туристов, помимо природы. Но сейчас долгосрочные проекты – например, переоборудование здания в концертный зал или музей – никого не интересуют: в нынешней экономической ситуации люди ищут быстрой легкой прибыли.

Проект подготовлен при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

От роскоши до упадка: Шедевры деревянного зодчества, которые близки к разрушению

В начале прошлого века на улице Андреева (тогда Железнодорожной) в доме 3 жил дворянин Людомир Змигродский. Накануне революционного 1917 года дача перешла его дочери Валентине (подробности)

Специалисты – о восстановлении сестрорецких дач: «Желающих нет даже «по рублю»

Превращение Сестрорецка в туристическую столицу, казалось, началось летом 2017-го. При поддержке Смольного компания «Авенариум плюс», принадлежащая Комитету имущественных отношений, разработала концепцию комплексного развития города (подробности)