2019-01-31T13:11:23+03:00

Ростислав Июльский: Война не воспринималась ни разумом, ни сердцем

Корреспондент «Комсомольской правды» долгих три года был «голосом» фронта и без устали рассказывал о том, как тяжело нашим солдатам доставался каждый сантиметр отвоеванной земли
История Июльского и «Комсомольской правды» началась в 1939 году.История Июльского и «Комсомольской правды» началась в 1939 году.
Изменить размер текста:

Ростислав Владимирович Июльский родился в 1912 году в Запорожской области Украины в городе Мелитополе. После окончания школы несколько лет работал слесарем. Сначала на родине, затем перебрался в Москву. Он ударно трудился на заводах, а писательство было для него чем-то чуждым. Талант проснулся внезапно.

В ноябре 1932 году Июльский вызвался добровольцем в Красную армию. Ростислав служил в кавалерийском полку войск НКВД и участвовал в ликвидации кулацких банд в Сибири. Спустя три года вернулся в столицу и взялся за перо. Вероятно, на это его вдохновила полевая жизнь. Юноша начал сочинять стихи, прозу и небольшие рассказы. Его произведения публиковались в многотиражках и региональных изданиях.

НЕСТЕРПИМАЯ БОЛЬ

История Июльского и «Комсомольской правды» началась в 1939 году. Ростислав работал корреспондентом и всегда был готов сообщить последние новости с Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ныне ВДНХ. - Прим. ред.). Осенью того же года журналиста призвали на военную службу. Вернулся Ростислав спустя девять месяцев. В «Комсомолке» приезду талантливого коллеги обрадовались: Июльского назначили литсекретарем. В октябре 1940 года он сделал еще один шаг по карьерной лестнице, став заведующим отделом трудовых резервов.

Потом началась война. Осенью 1941 года Ростислав Июльский сложил полномочия и отправился в Ленинград, чтобы рассказывать об страшных буднях блокады и героях, которые боролись за свободу нашей страны.

Публикация Ростислава в "Комсомолке".

Публикация Ростислава в "Комсомолке".

Июльский сообщал вести с полей сражений, неоднократно выезжал на Волховский фронт, участвовал в боевых операциях. На страницах книги «Летописцы Победы», вышедшей в 1984 году, Ростислав Владимирович рассказал о своих боевых буднях. Боль от увиденного, говорил он, была нестерпимой: «Последние дни августа сорок первого. Вот уже два месяца мотаюсь по фронту. Вроде бы срок по тогдашним меркам более чем достаточный, чтобы, как нынче модно говорить, адаптироваться к происходящему вокруг: к неумолчному грохоту артиллерии, к изматывающему душу гулу моторов в небе, к дьявольским разрывам бомб, к крови и смерти, к горящим деревням и городам, к бесконечному потоку стариков, женщин, детей, бредущих в сторону Ленинграда, - в общем, ко всему, что несет с собой война. Должен бы привыкнуть, а не получается. Все убеждаю себя, что война, не воспринимаемая ни разумом, ни сердцем, кончится если не завтра, то послезавтра…

В крайнем случае через две-три недели, ну через месяц, наконец. Не может же быть, чтобы мы не остановили фашистскую армаду. Не просто остановили бы, но и разгромили ее».

Но война не кончалась. Однажды начальник отдела фронта «Комсомольской правды» Юрий Жуков дал Июльскому задание: показать солдат, насмерть стоящих на отведенных командованием рубежах. Тогда Ростислав Владимирович поведал читателям историю о героях, которых он встретил на подступах к Выборгу:

«Взвод под командованием старшего сержанта Анатолия Вавилова в течение целого дня сдерживал вражеские танки. Его бойцы подожгли четыре машины. Три догорали на подступах к рубежам взвода, а четвертую, объятую пламенем, неприятелю все-таки удалось отбуксировать. Во время очередной атаки, когда во взводе Вавилова в живых осталось только семь бойцов, они подбили еще две машины. Когда остался один Анатолий, он, тяжело раненный, обвязал себя гранатами и бросился под танк. Сам погиб, но врага не пропустил».

В БЛОКНОТЕ - СУТЬ ПРОЖИТЫХ ЛЕТ

Ростислав Июльский работал на передовой до 1944 года. После того как гитлеровцы отступили, а блокадное кольцо было разорвано, его отозвали в Москву. Там он трудился заместителем начальника отдела фронта, который позднее возглавил. Однако удержать в кабинете Ростислава Владимировича было невозможно. В 1944-м и 1945-м он неоднократно отправлялся в командировки на передовую. И с ним всегда был блокнот. Знакомые говорят, что все записные книжки он бережно хранил до конца жизни.

- Каждый сохранившийся с военной поры блокнот (увы! - многие безвозвратно потеряны) - сама суть прожитых лет, - объяснял Июльский. - На листках, пожелтевших от времени, отрывочные, наскоро сделанные записи. Не всегда даже припоминаются обстоятельства, при которых они появились, но вчитаешься в них и оказываешься во власти времени, формировавшей мое поколение, и чувств, прошедших через суровейшие испытания.

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ

Будущий главный редактор «Комсомолки» сбрасывал с крыш зажигательные бомбы

Одним из первых медаль «За оборону Ленинграда» получил 14-летний Юра Воронов, который на протяжении шести лет - с 1959 года - возглавлял нашу газету. «Нам в 43-м выдали медали и только в 45-м - паспорта», - напишет Юрий ставшие знаменитыми строки.

- Юра жил недалеко, на Фурштатской улице, тогда улица Петра Лаврова, - рассказывает преподаватель русского языка и литературы Юлия Кузнецова. - С начала войны работал в аварийно-восстановительной службе: подавал сигнал воздушной тревоги, а затем, если это требовалось, бежал разгребать завалы, спасать попавших под бомбежку людей

Юрий Воронов.

Юрий Воронов.

.

25 ноября 1941 года стало, наверное, самым страшным днем в жизни Воронова. Мальчик был на улице, когда бомба угодила в дом, где он жил. В квартире находились мама, бабушка, брат Александр и сестра Людмила. Маму и бабушку удалось откопать живыми, их увезли в госпиталь, а брата и сестру Юра вместе с отцом, который служил в Кронштадте, нашли лишь на пятый день. Почерневшие от горя, они похоронили родных на Волковском кладбище.

А 1 декабря Юрий написал первое из ставших известными стихотворений, которое называлось «Я забыть никогда не смогу»:

Я забыть никогда не смогу

Скрип саней на декабрьском

снегу.

То пронзительный,

медленный скрип:

Он как стон, как рыданье,

как всхлип.

Будто всё это было вчера...

В белой простыне -

брат и сестра...

Война еще не закончилась, когда Юрий Воронов стал заниматься в литературной секции во Дворце творчества юных, а после поступил на филологический факультет Ленинградского университета. Спустя семь лет после окончания вуза он станет главредом «Комсомолки», а после будет возглавлять и другие ведущие издания страны.

Когда мы отмечаем, говоря понятным всем петербуржцам языком, День полного снятия блокады Ленинграда, почти на всех праздничных мероприятиях звучит вот это, ставшее уже хрестоматийным стихотворение Юрия Воронова:

Салют в честь снятия блокады Ленинграда. Фото: Александр ГЛУЗ

Салют в честь снятия блокады Ленинграда.Фото: Александр ГЛУЗ

За залпом залп гремит салют.

Ракеты в воздухе горячем

Цветами пестрыми цветут.

А ленинградцы тихо плачут.

Ни успокаивать пока,

Ни утешать людей не надо.

Их радость слишком велика -

Гремит салют над Ленинградом!

Их радость велика, но боль

Заговорила и прорвалась:

На праздничный салют с тобой

Пол-Ленинграда не поднялось...

Рыдают люди, и поют,

И лиц заплаканных не прячут.

Сегодня в городе салют.

Сегодня ленинградцы плачут...

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также