2019-01-31T19:55:49+03:00

Борис Пидемский: Даже вражеская агентура работала на нашу победу

Как известный контрразведчик стал книгоиздателем
После войны Борис Пидемский выступал консультантом «Ленфильма» на съемках картин о войне и блокаде. Фото: ЛЕНФИЛЬМПосле войны Борис Пидемский выступал консультантом «Ленфильма» на съемках картин о войне и блокаде. Фото: ЛЕНФИЛЬМ
Изменить размер текста:

БУТАФОРЫ ПОМОГЛИ ОБМАНУТЬ ФАШИСТОВ

Чтобы ввести гитлеровцев в заблуждение, командование организовало несколько показательных акций. В те дни через Лисий Нос на Ораниенбаумский плацдарм переправлялась вторая ударная армия. Тысячи солдат, пушки, танки. Но немцы всего этого так и не заметили. Специально для них из Горской в Ленинград была пущена колонна деревянных танков, изготовленных бутафорами в театральных мастерских, а настоящая техника переправлялась через залив по ночам.

На Ораниенбаумском плацдарме день и ночь ходили поезда. Днем эшелоны с нашими бойцами, чтобы их отчетливо видели немцы, шумно гнали к западу плацдарма. А ночью скрытно возвращались в район намеченного главного удара - на юго-восток.

Активно подключились к дезинформированию врага и контрразведчики. Старший оперуполномоченный Смерша Ленинградского фронта Борис Пидемский был среди тех, кто организовывал «радиоигру» с противником с участием перевербованных фашистских агентов. А началось все задолго до операции «Январский гром» в 1944-м.

ШПИОНЫ ПРОСАЧИВАЮТСЯ В ГОРОД НА НЕВЕ

Борис Михайлович Пидемский в контрразведку попал накануне Великой Отечественной войны. Осенью 1941 года в составе легендарной 20-й дивизии НКВД участвовал в боях на Невском пятачке, где был тяжело ранен. А после лечения, как не рвался на передовую, руководство решило оставить его в тылу. В феврале 1942-го он возглавил группу контрразведчиков Особого отдела Ленинградского фронта. На попечении Пидемского находились все госпитали города, а их насчитывалось 327. Это были не только больницы, но и переоборудованные гостиницы, школы, клубы. Тысячи медиков, десятки, а то и сотни тысяч раненых.

Немцы, взяв Ленинград в блокадное кольцо, ни на день не оставляли попыток захватить его. Фашистская военная разведка - абвер - буквально обложила город свои-ми базами. Одних только разведшкол, где готовили диверсантов, было двенадцать. Забрасывали лазутчиков сотнями: кого-то сбрасывали на парашюте, какие-то группы переползали линию фронта. А были и такие, кого умышленно увечили и полуживых подбрасывали к нашим окопам, надеясь внедрить через прифронтовые госпитали.

Борис Пидемский. Фото: ЛЕНФИЛЬМ

Борис Пидемский. Фото: ЛЕНФИЛЬМ

- Фашистскую разведку интересовало все, - рассказывал Пидемский. - Агенты абвера собирали данные о системе обороны, координаты госпиталей, предприятий, баз продовольствия, армейских складов. Отдельно составляли отчеты о физическом и моральном духе ленинградцев в условиях нехватки продуктов.

Служба Пидемского в Ленинграде началась с ЧП. В одном из госпиталей в туалете нашли фашистские листовки, призывающие красноармейцев сдаваться в плен. Очевидно, что их принес кто-то из раненых или медперсонала. Нужно было срочно выявить предателя, который мог оказаться засланным лазутчиком.

Кто тогда мог подумать, что происшествие в туалете станет началом большой и сложной операции, получившей в дальнейшем название «Приманка».

НА ЧЕМ ГОРЕЛИ ЛАЗУТЧИКИ

В дни блокады чекисты жили там же, где и работали: в Большом доме на Литейном. На ночь расстилали между столов матрасы и спали, не снимая ватников, - в кабинетах той зимой стояла невероятная стужа.

Немудрено, что известие о любом происшествии быстро распространялось среди сослуживцев. Однажды в районе Лемболовских озер удалось запеленговать радиостанцию. А ночью в Лахте произошла перестрелка между патрулем и неизвестными. Двое в нашей офицерской форме были убиты, а один, сержант, тяжело ранен. Неужели своих в темноте не узнали. Начали проверять документы, и стало очевидно, что они поддельные.

- Немцы при всей своей аккуратности и педантичности документы готовили достаточно небрежно, - вспоминал Борис Михайлович. - Однажды в книжке красноармейца, изготовленной для лазутчика, в отметке «м. п.» - место для печати, после одной из букв не было точки. Если смотреть внимательно, подделку отличить от подлинника можно. И всегда фашистские агенты горели на скрепках. В наших документах они быстро ржавели, а в немецких всегда блестели, как новенькие, потому что делали их из оцинкованной стали…

Раненого «сержанта» удалось выходить. Доказать, что он агент абвера, не составляло большого труда, но требовалось другое.

- К пленным агентам, какая бы ненависть к ним не кипела, физического воздействия не применяли, - подчеркивал Пидемский. - Это непродуктивно и сразу настраивало против тебя пойманного шпиона.

Кадр из фильма "Зеленые цепочки".

Кадр из фильма "Зеленые цепочки".

Наша задача была склонить его к сотрудничеству, сделать двойным агентом. Среди лахтинских неизвестных бумаг нашли предписания из госпиталя, где обнаружили листовки. Пидемский, отметая вариант за вариантом, в конце концов вышел на некую Зинаиду - секретаршу главврача. Та жила в коммуналке на Большой Пушкарской. Когда соседям показали фотографии лахтинских неизвестных, в одном из убитых они опознали мужа Зинаиды. Эти факты уже позволяли действовать.

- Диверсанты могут держаться долго, пока у вас нет доказательств, - вспоминал Пидемский. - Но как только появилась хоть какая-то зацепка, их охватывает паника, ведь они не знают, насколько вы осведомлены. И наступает перелом: спасая свою жизнь, лазутчики готовы рассказать все.

Раненный в Лахте «сержант» оказался радистом группы. А коммуналка на Большой Пушкарской была явочной квартирой. Здесь нашли и рацию шпионов. Чтобы вычислить как можно больше агентов, на Большую Пушкарскую решили заманить когонибудь из инструкторов школы. Фашисты заслали такого спеца из бывших уголовников. И тот, спасая свою жизнь, выдал практически всю агентурную сеть в Ленинграде.

Перевербованные агенты обеспечили многие боевые операции наших войск. Но главная их заслуга - дезинформация врага накануне прорыва блокады и полного освобождения Ленинграда от вражеской осады. Половина успеха этих судьбоносных для Ленинграда операций - в работе контрразведчиков.

НА ОСНОВЕ РЕАЛЬНЫХ СОБЫТИЙ

После ухода в отставку Пидемский возглавил издательство «Аврора». Через шестьдесят лет после войны Борис Михайлович написал повесть «Под стук метронома». Эта книга, рассказывающая о борьбе чекистов в блокадном Ленинграде, многократно переиздавалась, удостоена престижных премий и наград.

Борис Михайлович выступал консультантом «Ленфильма» на съемках картин о Великой Отечественной войне и ленинградской блокаде. О чекистах осажденного города на «Ленфильме» сняты ленты «Зеленые цепочки» (1970) и «Три дня до весны» (2017), которые также созданы на основе реальных событий.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также