2019-03-10T12:32:38+03:00

Путешествие из Тотьмы в Великий Устюг

Блогеры и журналисты «Открывая Серебряное ожерелье» все ещё пробираются сквозь северные сугробы. Что такое «тотемское барокко», почему там любят Калифорнию и сколько Дедов Морозов в Великом Устюге — в дневнике корреспондента «Комсомолки»
Блогеры доехали до вотчины доброго волшебника Трепало, ботало и настоящий Дед МорозБлогеры доехали до вотчины доброго волшебника Трепало, ботало и настоящий Дед МорозФото: Илья КРУШЕВСКИЙ
Изменить размер текста:

БЕСЕДКА с путешественниками Павлом Прокофьевым и Ильей Крушевским

00:00
00:00

ТОТЕМСКИЙ ЭРМИТАЖ

Знакомство с Тотьмой для наших экипажей началось в краеведческом музее. Вполне типичном для провинциального городка, если бы не несколько «но». Художественный, исторический и природный отделы расположены в здании бывшего духовного училища 1888 года, да и сам музей совсем не молодой: он работает с 1915 года.

Говорят, что наибольшей популярностью у посетителей пользуются экспозиции, посвященные народному быту и истории тотемского солеварения.

Но я оторвался от группы гораздо раньше, когда увидел шикарные кованые ступеньки. Прежде такой лестницей мне доводилось любоваться только в Тбилиси. Вот уж не думал, что удастся вновь, да ещё и на севере.

Когда лестница — тоже экспонат. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Когда лестница — тоже экспонат.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Коллекцию за век удалось собрать действительно внушительную. К примеру, в музее есть насколько залов живописи Феодосия Вахрушова, тотемского художника, который учился у Ильи Репина и расписывал церкви по всей России. Ещё одна экспозиция посвящена теме коммунистического строительства — трактор, пашня, самогон — в творчестве репрессированных художников. Их портреты висят на колючей проволоке...

Над интерьерами в музее вообще поработали на славу. В зале о революции чёрная трещина разделяет стену на «За Веру, Царя и Отечество» и «Вся власть советам». Интерактива тоже полно: можно постучать на пионерском барабане, чему я как ударник был несказанно рад, или сфотографироваться в советских интерьерах.

Оформляли экспозиции действительно с душой. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Оформляли экспозиции действительно с душой.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

После мы отправились в Спасо-Суморин монастырь 18-19 веков. Его уже восстанавливают, но пока он словно болеет ветрянкой: из-под облупившегося белого фасада выглядывают красные кирпичи. Да и окон явно не хватает.

Однако здесь, среди бывших келий, живут в музейных архивах несколько веков истории нашего быта. Я поднялся по скрипучей лестнице. Стены в стиле советского модерна: зелёная и белая полосы краски — беспроигрышный вариант для парадной, поликлиники, школы или тюрьмы. Но через пару ступенек от этого шедевра дизайнерской мысли не осталось и мазка: он скрылся за шкафами печных изразцов, набоек, с помощью которых старинные кафтаны украшали «принтами», древних деревянных утюгов — рубелей... В углу, рядом с церковным столом 17 века, стояли палки самого непредсказуемого предназначения: от ухода за скотом до кулинарии. С потолка свисали ковши для варки пива. Чуть ниже — глухо позванивало ботало — деревянный колокольчик для коров и братьев их меньших.

Видели когда-нибудь такой колокольчик? Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Видели когда-нибудь такой колокольчик?Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

—Как вы думаете, что такое трепало? — спросила экскурсовод.

—Блогер, это блогер!

—Нет, — улыбнулась женщина. —С помощью него трепали волокно, лен, чтобы избавиться от ненужной части.

В соседней комнате — огромная коллекция прялок, покрытых народными узорами и орнаментами. Короче говоря, экспонатов уйма. Будто в городке открыли филиал Эрмитажа.

Сомневаюсь, что эти прялки вообще можно сосчитать… Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Сомневаюсь, что эти прялки вообще можно сосчитать…Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

СВОЁ БАРОККО

Тотьма на десять лет старше Вологды: основана в 1137 году. Она считается особо ценным историческим городом России, ведь здесь сохранилась старинная планировка и большая часть застройки. Более того, в старину город был крупным центром купли-продажи, который находился на пути от Белого морю в Сибирь и торговал даже с Америкой и Китаем. В 1740-1780 годах тотемские купцы Холодиловы и Пановы снарядили более 20 экспедиций в Тихий океан. Между прочим, это больше, чем из Москвы, Вологды и Великого Устюга вместе взятых.

Здесь даже есть своё архитектурное направление. Храмы второй половины 19 века построены в стиле «тотемского барокко». Ключевое их отличие — это картуши, изысканные орнаменты на фасадах. Они, как правило, обрамляют изображения звёзд, цветов и крестов. Есть версия, что тотемские картуши — это стилизованный архитекторами элемент рисованных морских карт, которыми пользовались местные купцы в походах.

Главным образцом этого направления является храм Входа Господня в Иерусалим. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Главным образцом этого направления является храм Входа Господня в Иерусалим.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Чёрные купола с красной крышей и золотисто-желтыми козырьками возвышаются над городом. Нам даже довелось подняться на колокольню. Холодный ветер дул со всех сторон, и через пару минут пальцы-сосульки уже не слушались.

Сегодня в храме работает Музей мореходов, а неподалёку — открыт дом-музей Ивана Александровича Кускова. Уроженец Тотьмы исследовал Аляску и Калифорнию. В последней он основал русское поселение Форт-Росс в 1812 году.

Памятник мореходам на главной площади. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Памятник мореходам на главной площади.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Затем мы отправились в центр города. Яркие деревянные домики, каменные торговые ряды середины 19 века, которые не тронули ни война, ни время...

В нынешней сувенирной лавке когда-то размещался своего рода первый тотемский «супермаркет». Купец торговал мукой, крупами, солью, конфетами, иконами и валенками.

Петербургские сосули нервно тают в сторонке. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Петербургские сосули нервно тают в сторонке.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

После прогулки зашли пообедать в кафе «Калифорния». Теперь название уже не казалось таким странным.

—Какие у вас цены коммунистические! — сказал Паша Прокофьев.

—Ну, с зарплатой в 10 тысяч даже это недёшево, — ответила повар и официантка по совместительству.

Сегодня в Тотьме проживает от силы десять тысяч человек. Молодежь уезжает, по заснеженным улицам снуют разве что бабушки в ватниках да валенках. И несмотря на это в городе работает целых семь музеев. Последние силы тратит глубинка, чтобы сохранить наследие русского купечества. Нет прежнего богатства — лишь идея, которая живет благодаря редким туристам.

Зимняя Тотьма выглядит очень атмосферно. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Зимняя Тотьма выглядит очень атмосферно.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Под вечер мы скользили по темной заснеженной трассе к Великому Устюгу. Каждые несколько десятков километров столбик термометра опускается на пару-тройку градусов. Вотчина волшебника встретила нас суровыми минус 20. Заселились в двухэтажный домик из сруба — и рухнули спать. До скорой встречи, товарищ Мороз.

Из Тотьмы до Великого Устюга ехать около 250 километров. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Из Тотьмы до Великого Устюга ехать около 250 километров.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

В ГОСТЯХ У СКАЗКИ

Я люблю солнце, которое превращает золотистый песок в сковородку и топит асфальт, малюет на лице красный загар с белесыми линиями от дужек очков, заставляет вновь и вновь влюбляться... в тень, кондиционер и ветер. Посему здешняя весенняя погодка, мягко говоря, пугала. По предыдущим дням я понял, что берцы тоже могут промокнуть и заледенеть. Спасение обнаружилось в прихожей, на нижней полке шкафа. Валенки! Я радовался им, как подаркам под ёлкой в детстве. И правда — на родине Деда Мороза чудеса случаются.

Мы, сонные, побрели к резиденции волшебника. Мимо мчались вдоль метровых сугробов снегоходы, блестели на солнце ледовые скульптуры, укутанные инеем еловые иголки и снежинки, что увенчивают жилище главного Деда Мороза страны.

Чудо где-то рядом… Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Чудо где-то рядом…Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Но прежде, чем встреться с ним, мы должны были пройти через волшебное царство, выполнив задания героев русских сказок: отгадать загадки Бабы-Яги (и немножко получить метлой), обхитрить Соловья-разбойника...

—Эх, попал бы сюда в детстве! — вздохнул я.

—Да вы что! Какая разница? У нас тут и пенсионеры в детство возвращаются и пляшут, — рассказала пресс-секретарь вотчины Любовь Якимова.

Волшебник уже ждал нас в чайной. Он сидел за длинным столом. На белой скатерти стояли конфеты, сухари, варенья, которых я прежде никогда не видел: морошка, облепиха, шишка.

—Ну здравствуйте, гости дорогие, — пробасил дедушка и встал из-за стола. Метра два в нем было точно. Густая длинная борода свисала до самого живота. Он смотрел добрыми, но уставшими глазами. Да, выслушивай я столько стихотворений, вряд ли был бы бодр.

—Немножко меня вы огорчили, что приехали без семьи, без ребятишек. Ведь наши семьи — это самое дорогое, самое большое богатство, а потому берегите родных и близких. Никогда не звоните по телефону, а друг к другу ходите в гости, — наставил нас Дед Мороз.

Ёлка в его вотчине наряжена круглый год, и праздник никогда не заканчиваются. Вот летом, во вторые выходные июля, отмечается экваториальный Новый год.

—А сколько тебе лет, дедушка?

—А с какой целью интересуетесь? Мне столько лет, сколько существует белый свет. Я хоть и стар, но силы волшебной предостаточно. Это потому, что веду я здоровый образ жизни, — похвастался волшебник.

Под конец он разошёлся и заговорил цитатами из балабановского «Брата»:

—Любишь медок — люби и холодок! — стукнул посохом, поправил корону и пошёл на улицу детишек встречать.

Теперь у меня есть доказательства! Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Теперь у меня есть доказательства!Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Тут же его окружили малыши, а мы — отправились в дом волшебника. В холле стояла огромная елка и резной трон: трибуна для декламации детских стишков и праздничный стол заказов. Мне, к сожалению, так и не удалось зачитать дедушке произведение Даниила Хармса...

Ничего, в следующий раз выучу что-нибудь из Хлебникова. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Ничего, в следующий раз выучу что-нибудь из Хлебникова.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

В доме 12 комнат: кладовка с сапогами-скороходами, шапкой-невидимкой, золотым яйцом — подарком от курочки Рябы; гардеробная с байкерским жилетом Мороза; кабинет с часами, которые отсчитывают время до Нового года вплоть до секунд... Но не буду открывать все двери, дабы не отбивать интерес, ведь побывать здесь просто необходимо.

—Так а сколько у вас Дедов Морозов? — спросил я пресс-секретаря.

—В смысле?

—Ну, не может же он работать без выходных.

—Он не работает, он тут живет! — заверила Любовь.

Что ж, пускай и так: всем нам нужно немного волшебства и билет в детство. Хотя бы на несколько часов.

Здесь главный дедушка страны читает письма. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Здесь главный дедушка страны читает письма.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

После мы отправились на фанерный завод «Новатор» — одно из старейших предприятий Великого Устюга, основанное в 1910 году. Интересно, что во время Великой Отечественной войны фанера «Новатора» использовалась для облицовки истребителей. Сегодня на предприятии трудятся около 800 человек, а его продукцию покупают по всему миру.

Напоследок вернулись в центр города, чтобы спрятать пятый «Мегаклад» от цифрового партнера проекта — компании «МегаФон». По пути мы оставляем в городах волшебные шарики, которые позволяют получить подарок от оператора. Находят их чуть ли не сразу, поэтому советую следить за координатами кладов на сайте openso.ru/megaklady/.

Вечером я прыгнул на поезд в Котласе и поехал в Петербург. В экипаже меня сменила Наталия Бешкарева из «Комсомолки» в Сыктывкаре. Ещё неделю экспедиторы будут двигаться на север: заглянут в Яренск, Ухту, Печору и доберутся до Нарьян-Мара.

НАПОМНИМ

Первый этап самой большой экспедиции по Северо-Западу России стартовал 26 февраля. Два экипажа блогеров и журналистов — на борт попал и десант «Комсомолки» — выехали из Москвы и добрались до Вологды. Две недели они будут путешествовать по северу страны.

Итогом всех экспедиций — а они за год охватят весь Северо-Западный федеральный округ — станет интерактивная карта достопримечательностей региона.

Кроме того, при поддержке Сбербанка и Политехнического университета самые интересные места обретут новую реальность — виртуальную. Мастера цифровых технологий создадут 3D-модели памятников и церквей, взяв за основу фотографии, сделанные членами экипажей.

Проект "Открывая Серебряное ожерелье".Журналист "Комсомолки" Илья Крушевский отправился в автопробег по Вологодской области вместе с блогерами из Москвы и Санкт-Петербурга. Смотрите самые яркие впечатления и кадры автоэкспедиции.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Открывая серебряное ожерелье»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также