Санкт-Петербург
Общество

Музы не молчали: Всю блокаду в Ленинграде пели оперетту

Артист Театра музкомедии мог не явиться на спектакль только по одной причине – по причине смерти
За годы блокады артисты дали 919 спектаклей и 1962 военно-шефных концерта перед 1,3 миллиона зрителей. Фото: Предоставлено Театром музыкальной комедии

За годы блокады артисты дали 919 спектаклей и 1962 военно-шефных концерта перед 1,3 миллиона зрителей. Фото: Предоставлено Театром музыкальной комедии

Театр музкомедии проработал в Ленинграде все девятьсот дней блокады. Утром 23 июня, после объявления войны, сотрудники решили сформировать концертные бригады и «отдать свое искусство фронтовикам». Многие вместе с искусством отдали жизни.

«ТЕПЛЫЕ» И «ХОЛОДНЫЕ» СПЕКТАКЛИ

Распорядок дня артиста Театра музкомедии был таков: в одиннадцать часов утра – репетиция, затем – концерты, между ними – дежурства на крышах и тушение зажигалок, разбор завалов и помощь раненым. Все чаще концерты прерывала воздушная тревога. Иногда спектакль останавливали до девяти раз за вечер. В конце концов артисты настолько привыкли к вынужденным антрактам, что, вернувшись из бомбоубежища, продолжали действие прямо с оборванной фразы.

Прятаться от бомбежек приходилось в доме по соседству – в филармонии: своего убежища у театра не было. 5 ноября упавшая неподалеку фугасная бомба сильно повредила здание театра, поэтому артисты временно поселились в Александринском театре, труппа которого находилась в эвакуации.

Между репетициями артисты тренировались стрелять. Фото: Предоставлено Театром музыкальной комедии

Между репетициями артисты тренировались стрелять. Фото: Предоставлено Театром музыкальной комедии

Спектакли делили на «теплые» и «холодные», в зависимости от костюмов. Играли в зале, температура воздуха в котором опускалась до минус четырех, а то и минус восьми градусов. Грим замерзал. Чтобы наложить тон, его отогревали на груди. Голоса садились. Артистка Нина Пельцер едва не отморозила ноги. Спасли выписанные для нее огромные мужские валенки, в которых она отогревалась между выходами на сцену.

– Если костюм позволял, надевали под него что-нибудь теплое, вплоть до ватника, – вспоминал артист-вокалист Владимир Кашкан. – Но актрисам часто приходилось выходить в легких декольтированных платьях.

БИЛЕТ ЗА ПОРЦИЮ ХЛЕБА

Очередь за билетами занимали с пяти часов ночи, а с рук их продавали за дневную порцию хлеба. Каждое представление собирало аншлаги.

– За спиной стояла смерть: зритель не знал, будет ли в его жизни еще такая радость, а актер – сможет ли еще выйти на сцену, – вспоминала Алла Кузнецова, которая в блокадную пору 12-летней девочкой стала играть в театре детские роли, – поэтому играли как в последний раз.

«О тех днях помню все, – писала солистка балета Лидия Лидина. – Как добиралась домой на Большую Зеленину, как снаряд попал в трамвай на углу Садовой и Невского. Подбегаю к девчушке, которой руку оторвало, а она шепчет: «Тетя, я карточку потеряла...».

Оперетта «Принцесса цирка» и сейчас идет на сцене театра. Фото: Предоставлено Театром музыкальной комедии

Оперетта «Принцесса цирка» и сейчас идет на сцене театра. Фото: Предоставлено Театром музыкальной комедии

– Когда наступила тяжелая пора зимы 1941/42 года, зал театра был неизменно полон, – вспоминал солист театра Евгений Михайлов. – Только стояла в нем необычная тишина: из-за холода и голода зрители не могли хлопать. По окончании каждого спектакля зал вставал и благодарил актеров молча.

31 декабря 1941 года в 19.15 в здании Александринки дали большой новогодний концерт.

– Школьники, совсем еще дети, вели себя как взрослые на дипломатическом приеме, – рассказывал много лет спустя Илларион Сорокин, который 15-летним учащимся артиллерийской спецшколы охранял порядок на той елке. – Изможденные, опухшие от голода, день и ночь мечтавшие о хлебе, они достойно и чинно сидели за столом. Никто не дрогнул при виде фантастического в ту пору пиршества (подавали гуляш с лапшой, сладкое и хлеб. – Прим. ред.), ничья ручонка не потянулась за куском. Только в огромных исстрадавшихся глазах – изумление, благодарность, восторг.

ШЕСТЬДЕСЯТ ВЫСТУПЛЕНИЙ В СУТКИ

В середине января 1942-го театр остался без электричества. Работу пришлось остановить. Чтобы артисты не пали духом, вместо одной репетиции в день назначали по две-три. В то время труппа стала активно давать концерты на передовой, в госпиталях и на заводах. Не было такого участка фронта, где бы ни прозвучала задорная оперетта.

– Мы почти ежедневно, а иногда и по несколько раз в день выступали перед фронтовиками, – вспоминала певица Тамара Сальникова. – Поешь и видишь, как теплеют глаза бойцов, чувствуешь, что им нужно твое искусство. Нередко бойцы делились с нами скромным фронтовым пайком. Тот, кто провел в Ленинграде блокаду, знает, чем была для нас ложка горячей пшенной каши.

Блокада, Ленинград. Очередь за билетами на оперетту. Фото: Предоставлено Театром музыкальной комедии

Блокада, Ленинград. Очередь за билетами на оперетту. Фото: Предоставлено Театром музыкальной комедии

Кронштадт, Пулковские высоты, Рыбацкое… Одна из театральных бригад выдвинулась к Ладоге, где строили Дорогу жизни.

– Ехали мы в грузовике, обтянутом брезентом, – вспоминала артистка театра Зинаида Габриэльянц. – Мороз был за тридцать градусов. В центре кузова стояла печурка, которая все время топилась. Ехали часов пять, прижавшись друг к другу. А когда добрались до места и вышли из машины, то буквально замерли от неожиданности. Десятки машин с грузом шли вереницей по ладожскому льду к Ленинграду. Некоторые из них проваливались. Их вытаскивали, и они вновь продолжали путь. Восхищенные, мы старались хотя бы немного порадовать героев трассы. Два дня, забыв об усталости, выступали на площадках, автомашинах – всюду, где только было можно.

Зинаида Габриэльянц, с которой в блокадном кольце остались трехлетний сын, семилетняя дочь, мать, свекровь и няня, рассказывала, что однажды у нее было шестьдесят выступлений за день.

БУКЕТ ИЗ КАПУСТЫ

Свет вернулся в здание, где «жил» театр, 3 марта. И в тот же день работа возобновилась: уже 4-го числа показали оперетту «Сильва», 5-го – «Баядеру», 6-го и 7-го – «Три мушкетера».

– Ежедневно у театрального подъезда вывешивалась афиша, которую в те дни писали от руки, – рассказывал директор театра Георгий Максимов. – Спектакли давали дважды в день, чтобы наверстать вынужденный простой в феврале. Билеты были нарасхват. Каждый день в зрительном зале, кроме фронтовиков, – большие группы рабочих.

В госпитале после концерта. Фото: Предоставлено Театром музыкальной комедии

В госпитале после концерта. Фото: Предоставлено Театром музыкальной комедии

В течение марта и апреля выпустили еще две премьеры. Вместо цветов на сцену бросали букеты из хвои. Габриэльянц рассказывала, что самым дорогим за всю карьеру для нее стал букет из трех кочанов цветной капусты. А Пельцер однажды вручили корзину, полную еловых и сосновых веток, под которыми были спрятаны капуста, картошка, брюква и морковь.

За первый год блокадно-фронтовой жизни театр поставил шесть премьер: «Ева», «Принцесса долларов», «Марица», «Три мушкетера», «Продавец птиц», «Любовь моряка». Но мечталось об оперетте на тему сегодняшнего дня. Итогом коллективного творчества стал спектакль «Лесная быль» – первая в стране оперетта о войне. Артист Александр Масленников «смешил» зрителей в героической «Лесной были», получив в тот день похоронку на второго, последнего сына…

Между репетициями артисты тренировались стрелять. Фото: Предоставлено Театром музыкальной комедии

Между репетициями артисты тренировались стрелять. Фото: Предоставлено Театром музыкальной комедии

«Лесная быль» прошла с таким успехом, что в театре задумали создать не просто актуальный, но и высокохудожественный спектакль. По инициативе режиссера Николая Янета и директора Максимова обратились к драматургам Всеволоду Вишневскому, Александру Крону и поэту Всеволоду Азарову, которые тогда были в Ленинграде. Акты писали одновременно. Вскоре появилась знаменитая пьеса «Раскинулось море широко».

Спектакль поставили за 22 дня. Премьера состоялась 7 ноября 1942 года под яростным обстрелом города. Выступали в настоящей армейской форме, советской и трофейной немецкой, которую собирали по всему Балтийскому флоту. Новый спектакль посетил почти весь состав Балтфлота, а билеты на него вручали вместе с орденами.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

В годы блокады в труппе числился 291 человек: на место ушедших на фронт приходили другие. 64 человека погибло, из них 56 – от голода. Умирали в кулисах, умирали по дороге в театр. Если артист не приходил на спектакль, то это, как правило, означало его смерть… Но, несмотря на все, за девятьсот дней ужаса актеры театра представили зрителям пятнадцать премьер и возобновленных постановок, дали 919 спектаклей и 1962 военно-шефных концерта перед 1,3 миллиона зрителей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Работали и не думали о смерти»: Как в окруженном фашистами городе родился Блокадный театр

В октябре 1942 года в осажденном городе – беспрецедентный случай в мировой истории! – открылся новый Городской театр, который зрители сразу окрестили Блокадным. Театр укреплял в человеке силу духа – и помогал выжить (подробности)

«Хотелось только, чтобы окончился этот кошмар»: Артисты Театра кукол провели в Ленинграде блокадную елку

Когда началась война, Второй ленинградский государственный театр кукол – ныне Большой театр кукол, старейший в России – был на гастролях в Баку. В Доме Красной Армии шла «Сказка про деда Бородатого и медведя Мохнатого». До конца спектакль не доиграли (подробности)

«Кровь стыла в жилах»: После концертов актеры Театра Балтфлота шли воевать

Еще до начала Великой Отечественной, в 1940-м, Театр Балтийского флота перевели из родного Кронштадта в Таллин. В ночь с 21 на 22 июня 1941 года коллектив театра встретился там с писателем Всеволодом Вишневским. Говорили о новых задачах, поставленных перед театром войной, и о том, что долг артистов – мобилизовать военных моряков на борьбу с врагом (подробности)