Санкт-Петербург

Нашли спустя 42 года: Как ленинградские ученые первый в мире марсоход создавали

Накануне 48 годовщины полета «Комсомолка» впервые рассказывает полную историю этого удивительного прибора
Над устройством пять лет работали 150 ученых и конструкторов. Оно стало передовым для своего времени.

Над устройством пять лет работали 150 ученых и конструкторов. Оно стало передовым для своего времени.

Фото: Артем КИЛЬКИН

28 мая 1971 года в космос отправилась советская автоматическая межпланетная станция «Марс-3». Помимо всего прочего, на борту она несла уникальное устройство – первый в мире марсоход. Разработали и сконструировали его в Ленинграде, на легендарном предприятии «ВНИИтрансмаш».

Межпланетный разведчик

Что вам приходит на ум при слове «марсоход»? Наверняка это большая, основательная машина на огромных колесах, вся утыканная антеннами, камерами и датчиками. Так вот ПрОП-М – такое имя носил «герой» нашей статьи – совсем другой. Это устройство размером с большую книжку и весом всего в четыре с половиной килограмма. Его свободно можно поднять одной рукой. И в то же время в таком маленьком корпусе умещается пятилетний труд 150 ученых и конструкторов, множество передовых идей и смелых концепций.

- Взять хотя бы систему передвижения, - рассказывает главный конструктор «ВНИИтрансмаш» по космической тематике Сергей Федосеев. В годы, когда создавался ПрОП-М, Сергей Валентинович был еще студентом и в разработке не участвовал. Но почти вся она происходила на его глазах. – Это был один из самых первых и самых важных вопросов, которые пришлось решать: на какое шасси поставить марсоход? Колеса отпадали сразу же – при таких габаритах они бы получились очень маленькими, как у детской игрушки, и постоянно вязли бы в песке. Гусеницы – уже лучше, но это более сложная система, а значит, она менее надежна.

В итоге специально для ПрОП-М создали уникальную конструкцию – шагающие лыжи. Действовала она так: прибор садился «брюхом» на грунт, поочередно «выбрасывал» лыжи вперед и подтягивал следом за ними корпус-коробочку. Конечно, происходило это все очень медленно - скорость движения марсохода составляла всего около 100 метров в час. В 40 раз меньше, чем у человека, идущего спокойным прогулочным шагом. Но большего от него и не требовалось.

- Задача перед ПрОП-М стояла, по сути, всего одна – исследовать поверхность Марса, - продолжает Федосеев. – Выяснить, чем вообще он покрыт. Песком? Камнями? Или, может, там что-то совершенно другое? В те времена ведь о Марсе толком ничего и не знали. Все, что было в распоряжении ученых – смазанные фотографии с орбиты и результаты наблюдений в телескоп.

Скромные задачи – огромные возможности

Исследовал грунт прибор с помощью так называемого «пенетрометра». Посмотрите внимательно на фотографии. Видите сверху блестящую башенку, похожую на башенку игрушечного танка? В ней прятался специальный прибор. Когда марсоход останавливался, он опускался и втыкался в грунт. А специальная умная система замеряла – как глубоко удалось воткнуться? Какое усилие для этого потребовалось? Из всего этого складывалась общая картина. Собственно, главная задача устройства отражена даже в его названии: ПрОП-М расшифровывается как «Прибор Оценки Проходимости – Марс».

Один из трех сохранившихся ленинградских марсоходов сегодня можно увидеть в музее космнавтики в Петропавловской крепости

Один из трех сохранившихся ленинградских марсоходов сегодня можно увидеть в музее космнавтики в Петропавловской крепости

Фото: Артем КИЛЬКИН

«Питался» электричеством марсоход от самой станции – через кабель длиной пять метров. Большего, опять же, не требовалось: ПрОП-М хотели всего лишь вывести из зоны искусственных возмущений, где приземлился бы «Марс-3», перемешав и разбросав грунт. Считалось, что пяти метров для этого более чем достаточно.

- Почти все шасси планетоходов, разработанные «ВНИИтрансмаш», испытывались на Камчатке – там вулканические пески, самый неустойчивый грунт в мире, - уточняет наш собеседник. – Но когда собирали ПрОП-М, руководство решило, что из-за пяти метров лететь на Камчатку нет смысла. В итоге тестировали его тоже здесь, в Ленинграде, в самом НИИ на специальном полигоне.

Космическая неудача

А еще ПрОП-М, по сути, стал «дедушкой» интеллектуальных планетоходов – таких, которые сами способны отслеживать и корректировать собственный курс. Помимо датчиков и мотора в маленьком черном корпусе прятался весьма сообразительный «мозг» - «искусственный интеллект», как сказали бы сегодня.

- При помощи специальных датчиков он мог определять, где находится препятствие – справа или слева, - показывает на модели Сергей Валентинович. – И самостоятельно решать, как его лучше объехать. Конечно, по меркам нашего времени – времени нейросетей и сложных роботов – все звучит и выглядит очень просто. Но для шестидесятых-семидесятых годов это был настоящий прорыв.

Над прибором на протяжении пяти лет трудились 150 человек во главе с легендарным инженером-конструктором Александром Леоновичем Кемурджианом. Все происходило в обстановке строгой секретности. Даже сын Александра Леонидовича узнал, над чем работал отец, только после того, как станция «Марс-3» отправилась в космос, унося с собой в специальной металлической «лапе» ПрОП-М.

Первый в мире марсоход был размером всего лишь в большую книжку

Первый в мире марсоход был размером всего лишь в большую книжку

Фото: Артем КИЛЬКИН

- 28 мая ее запустили с космодрома «Байконур», - рассказывает Федосеев. – Через семь месяцев, 2 декабря, она благополучно приземлилась на Марс. Села, включилась, связалась с землей, начала передавать первое панорамное фото… а через 14 секунд связь с ней оборвалась.

Повторно связаться со станцией так и не удалось. Что случилось – никто не знает. Самая распространенная версия – гигантских масштабов пылевая буря, из-за которой в антеннах передатчика возник спонтанный электрический разряд.

КСТАТИ

Нашли спустя 42 года

42 года станцию не могли найти. И только в 2013 блогеры-энтузиасты во главе с любителем астрономии Виталием Егоровым из Петербурга, изучив несколько сотен фотографий марсианской поверхности, выяснили, что она покоится на дне огромного кратера Птолемей. Там же остался и уникальный, первый в мире марсоход.

Больше ПрОП-М на Марс не запускали. Почему – до сих пор не известно. А вскоре СССР временно свернул марсианскую программу и переключился на исследования «сестры Земли» - раскаленной и окутанной ядовитым паром Венеры. В них тоже внесли огромный вклад специалисты «ВНИИтрансмаш». Но эту историю мы расскажем вам в другой раз.

В ТЕМУ

Сегодня в мире осталось всего три ленинградских марсохода. Один хранится в НПО имени Лавочкина, другой – во «ВНИИтрансмаш». Третий можно увидеть в музее космонавтики в Петропавловской крепости – он стоит в стеклянной витрине рядом с макетом межпланетной станции «Марс-1».

Рекомендуемые