Санкт-Петербург
Общество

Когда слово «умер» исчезает. История Тани Савичевой

Дневник девочки стал символом блокады Ленинграда
Танин дневник нашла ее старшая сестра Нина, вернувшись в освобожденный Ленинград. Фото: Общественное достояние

Танин дневник нашла ее старшая сестра Нина, вернувшись в освобожденный Ленинград. Фото: Общественное достояние

Дневник Тани Савичевой – символ блокады и, по легенде, один из обвинительных документов на Нюрнбергском процессе – написан синим карандашом в телефонной книжке. 11-летняя Таня взяла ее, наполовину заполненную чертежами, у сестры Нины. В дневнике девять записей. Шесть из них – даты смерти членов Таниной семьи. Постепенно слово «умер» исчезает: остаются одни имена и даты.

ДОСЛОВНО:

Женя умерла 28 дек в 12.30 час утра 1941 г

Бабушка умерла 25 янв 3 ч дня 1942 г

Лека умер 17 марта в 5 час утр 1942 г

Дядя Вася умер в 13 апр 2 часа ночи 1942 г

Дядя Леша 10 мая в 4 ч дня 1942

Мама в 13 мая в 7.30 час утра 1942

Савичевы умерли

Умерли все

Осталась одна Таня

САВИЧЕВЫ

Таня – младший ребенок в многодетной семье Савичевых. Отец, Николай Родионович, открыл в 1910 году на Васильевском острове «Трудовую Артель братьев Савичевых» с пекарней и булочной-кондитерской, а также кинотеатр. В булочной работали сам Николай, три его брата (Дмитрий, Василий и Алексей) и супруга Мария Игнатьевна.

В 1935-ом семью Савичева как нэпмана лишили всего и выдворили из Ленинграда. В ссылке в районе Луги Николай заболел раком и умер, ему было 52 года. Но семья смогла вернуться в Ленинград.

Самый известный портрет Тани. Фото: Общественное достояние

Самый известный портрет Тани. Фото: Общественное достояние

Когда началась война, Тане было 11 лет, она только окончила третий класс. С нею в городе оставались 52-летняя мама, 74-летняя бабушка Евдокия Григорьевна, две сестры – Женя (32 года) и Нина (22 года), и два брата – Леонид, которого родные называли Лекой (24 года) и Михаил (20 лет), а также два дяди – Василий и Алексей.

На лето Савичевы планировали уехать в Дворищи (под Гдовом) к маминой сестре. 21 июня Михаил отправился на поезде в сторону Кингисеппа. Через две недели в Дворищи должны были уехать и Таня с мамой, а Леонид, Нина и Женя приехали бы, когда им дали бы отпуска. Причиной задержки стало день рождения бабушки: хотели отпраздновать вместе.

22 июня Евдокии Григорьевне исполнилось 74 года. Началась война. Савичевы остались в городе, чтобы помочь армии. Леонид вместе с дядьками пришли в военкоматы, но им отказали: Леониду – по здоровью, Василию и Алексею – по возрасту.

Таня накануне войны с маленькой племянницей Машей. Фото: Общественное достояние

Таня накануне войны с маленькой племянницей Машей. Фото: Общественное достояние

Михаил из Дворищ ушел в партизанский отряд и провел в нем несколько лет, вестей от него не было, поэтому оставшиеся в Ленинграде родственники почли его погибшим.

Позже, в феврале 1942-го, из блокадного города вырвалась и Нина: ее срочно эвакуировали вместе с предприятием по Дороге жизни. Но семья об этом не знала. Когда Нина пропала, родные решили, что она погибла при артобстреле. О том, что Нина и Михаил все-таки живы, Таня так и не узнала.

УМЕРЛИ ВСЕ

Первой, в декабре 1941-го, погибла Женя. Тайком от родных она часто сдавала кровь для спасения раненых, к тому же, работала на заводе, до которого нужно было идти семь километров в одну сторону. Когда однажды Женя не пришла на завод, Нина отпросилась и поспешила к сестре на Моховую. Евгения умерла у нее на руках.

В январе скончалась Евдокия Григорьевна. С диагнозом «третья степень алиментарной дистрофии» ей нужна была срочная госпитализация, но женщина отказывалась: другим помощь нужнее. Умирая, она попросила не хоронить ее сразу, ведь ее продуктовую карточку можно было бы использовать до конца месяца.

Фото: Государственный музей истории Санкт-Петербурге

Фото: Государственный музей истории Санкт-Петербурге

В марте умер Леонид. Он днем и ночью работал на Адмиралтейском заводе. Следом за ним скончались от истощения дядьки Василий и Алексей.

Последней Таня потеряла маму. Мария Игнатьевна трудилась на производстве военного обмундирования.

ОДНА ТАНЯ

Оставшись одна, Таня обратилась за помощью к соседям Афанасьевым. Они завернули в одеяло и свезли тело Марии Игнатьевны в ангар, где складировали трупы. Сама Таня в последний путь маму проводить не смогла: она была слишком слаба.

На следующий день, взяв палехскую шкатулку с маминой свадебной фатой, венчальными свечами и шестью свидетельствами о смерти, Таня отправилась к бабушкиной племяннице Евдокии Арсеньевой. Женщина оформила над девочкой опекунство. Когда тетя Дуся уходила на работу на завод, на полторы смены без перерыва, то отправляла Таню на улицу.

В июне 1942-го Таню нашел друг Нины Василий, который вернулся из эвакуации и обнаружил письмо от Нины. Евдокия сняла с себя опекунство, чтобы оформить Таню в детский дом и вывезти из города.

Фото: Государственный музей истории Санкт-Петербурге

Фото: Государственный музей истории Санкт-Петербурге

125 детей детдома №48 прибыли в Шатки Горьковской области в августе 1942-го. Таня была одной из пяти детей, которые были инфицированы, и единственной, у кого был туберкулез. Ее долгое время лечили, а в марте 1944-го отправили в дом инвалидов. Спустя два месяца девочку перевели в инфекционное отделение районной больницы. Туберкулез и дистрофия прогрессировали, и 1 июля 1944-го Таня умерла. Ее как безродную похоронил на местном кладбище больничный конюх…

Танин дневник, лежащий в шкатулке у тети Дуси, нашла ее сестра Нина, вернувшись в освобожденный Ленинград. Сейчас он экспонат Музея истории Санкт-Петербурга.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Дети – о войне: История блокадного Ленинграда в пяти дневниках

Нетленные записи сохранили родственники или случайно нашли незнакомые люди спустя много лет (подробности)

В финском «котле у Порлампи»: Дневник бойца Свистунова

Книга счетоводная. Под нею приписано «Дневник». Две отцовские тетради петербурженка Елена Пожарская хранит всю свою жизнь. В них – как отец, Валерий Павлович Свистунов, отступал с войсками из-под Выборга, как оказался в блокадном Ленинграде и как гнал немцев до самого Берлина. «Комсомолка» публикует фрагменты «финской» части дневника (подробности)