2019-07-12T17:47:09+03:00

Онколог Микеле Де Лаурентиис: «Повлиять на вероятность возникновения рака мы не можем, а вот на исход болезни – вполне»

Эксперт, который занимается изучением и лечением рака груди, развеял многие мифы и рассказал, что делать, если болезнь все-таки наступила
Онколог Микеле Де Лаурентиис: «Повлиять на вероятность возникновения рака мы не можем, а вот на исход болезни – вполне».Онколог Микеле Де Лаурентиис: «Повлиять на вероятность возникновения рака мы не можем, а вот на исход болезни – вполне».
Изменить размер текста:

ЧТО ГОВОРИТ СТАТИСТИКА

Профессор Микеле Де Лаурентиис возглавляет направление опухолей молочной железы и торакальной онкологии и является директором отделения опухолей молочной железы в Национальном институте рака «Fondazione Giovanni Pascale» (Неаполь, Италия). Перед нашим разговором он приводит немного цифр. В мире каждый год регистрируется до 2 миллионов новых случаев рака молочной железы, а в России этот страшный диагноз впервые узнают более 70 тысяч пациенток, из которых примерно треть умирает. Рак молочной железы – наиболее частая из всех форм злокачественных новообразований у женщин и одна из главных причин женской смертности.

- Доктор Де Лаурентиис, многие люди боятся рака, а статистика еще больше пугает цифрами. По вашему мнению, в дальнейшем нас ждут неутешительные прогнозы, рост смертности?

- На самом деле благодаря успехам медицины смертность от рака все больше снижается, особенно в странах, где хорошо развито здравоохранение. Вероятность излечения высока, если болезнь удается обнаружить на ранних стадиях.

- Можно обнаружить рак по каким-то косвенным признакам в самом начале заболевания?

- Рак – очень коварная болезнь, которая на ранних стадиях никак себя не проявляет. Один из самых простых и эффективных способов «поймать» опухоль – регулярно проходить обследования и делать маммографию. Маммография - один из самых эффективных и простых способов диагностики, благодаря которому можно увидеть минимальные очаги опухоли. Если рак был диагностирован на нулевой или первой стадии, то шансы выздороветь превышают 90%.

ЧЕМ РАДУЕТ МЕДИЦИНА

- Если болезнь все-таки наступила и стадия уже не первая и даже не вторая, какие варианты предлагает современная медицина? Есть какие-то достижения в лечении рака молочной железы?

- Пока рак неизлечим, но медицина стремится превратить его в хроническое заболевание, с которым человек может жить. Если говорить о поздних стадиях рака, то речь идет об увеличении продолжительности жизни. Препараты, которые значительно продлевают жизнь женщин с HR+/HER2- распространенным видом рака молочной железы, есть и они показали себя весьма эффективно. Недавно проводились исследования, которые показали: спустя 42 месяца наблюдения частота общей выживаемости у женщин, получавших комбинированное лечение нового препарата эндокринотерапии, составила 70,2%, по сравнению с 46% у женщин, получавших моноэндокринотерапию. Но самое главное, женщины сохраняют качество жизни: новый препарат позволяет назначить химиотерапию пациентам на поздних стадиях рака гораздо позже, чем это принято сегодня. Это особенно важно для молодых женщин с диагнозом «рак молочной железы».

- Есть ли данные, кто быстрее «сгорает» от рака?

- Четко показать зависимость между уровнем смертности и возрастом мы не можем, но известно, что более молодые и, наоборот, пожилые женщины по разным причинам имеют высокий риск смертности. У молодых рак обычно более агрессивен.

- Что бы вы посоветовали родственникам человека, у которого обнаружили опухоль?

- Как можно быстрее направить пациента в специализированный центр, который занимается лечением рака молочной железы. Ведь даже незначительные отличия в схеме лечения могут влиять на общий исход заболевания. Грамотно подобранная схема лечения рака на ранней стадии позволяет добиться успехов в 85-90% случаев.

РИСК ЕСТЬ ВСЕГДА

- Расскажите об основных факторах риска, способных спровоцировать развитие опухоли.

- Таких факторов целый комплекс – это бездетность, поздние первые роды, нарушение гормонального баланса, воспаления матки и яичников. Также стоит указать на опасность ожирения, особенно у пожилых женщин, так как в этом случае эстрогены вырабатываются в жировой ткани и повышают вероятность развития рака молочной железы. Но бывает, что рак обнаруживают у пациенток, не входящих ни в одну из этих групп риска. Повлиять на вероятность возникновения рака мы не можем, но зато достигли определенных успехов в том, каким может быть исход болезни.

- Часто приходится слышать, что стресс одна из ведущих причин рака. Это действительно так?

- С научной, в том числе медицинской точки зрения, такая связь убедительно не доказана. Но известно, что стресс снижает защитные силы организма и может ослабить нашу способность противостоять любым болезням.

- Правда, что если онкология была у матери, то она обязательно появится и у дочери?

- Такой четкой взаимосвязи нет. Известно не более 10% случаев, где четко прослеживается наследственный характер.

Профессор Микеле Де Лаурентиис. Фото из личного архива.

Профессор Микеле Де Лаурентиис. Фото из личного архива.

НАДЕЖДА ДОЛЖНА БЫТЬ ВСЕГДА

- Все слышали об Анджелине Джоли, которая сделала себе операцию в целях профилактики рака молочной железы. Насколько оправдан такой ход?

- Сегодня известно, что при наличии мутации в гене BRCA1/2, риск развития рака молочных желез и рака яичников может достигать 80%. Особенно если в роду уже встречались эти злокачественные новообразования (у Джоли именно такая ситуация).

И все-таки решение о профилактической мастэктомии (удалении молочной железы) должно приниматься очень осторожно, так как речь идет об удалении живой ткани и помещении имплантата, который сам по себе может оказать негативное влияние в целом. Лучше внимательно следить за здоровьем и проходить регулярные обследования и только, если страх возникновения рака мешает жить, тогда имеет смысл подумать о профилактической мастэктомии.

- Кстати, увеличение груди может увеличить риск появления опухоли?

- Пластические операции не влияют на риск развития рака молочной железы, но импланты могут спровоцировать риск развития другой опухоли – крупноклеточной лимфомы и всевозможных воспалительных реакций. Хотя происходит такое не часто.

- Какая страна сегодня больше других продвинулась в исследованиях и лечении онкологических заболеваний? Куда лучше ехать лечиться?

- Сейчас наука полностью глобализирована, так что говорить нужно не о различиях в опыте врачей, а, скорее, о доступности некоторых препаратов. Где-то они регистрируются раньше, где-то позже. Поэтому я не вижу смысла ехать лечиться в другую страну с тем лишь исключением, если нужный препарат на территории проживания пациента не зарегистрирован.

- Как Вы считаете, надо ли сообщать пациенту, что его случай безнадежен?

- Это очень непростой вопрос. Все пациенты разные и у каждого своя потребность в получении информации. Несомненно, сообщать о диагнозе и прогнозах надо, но объем и характер информации должен зависеть от человека и его особенностей. Нельзя озвучивать диагноз, как приговор, до человека важно донести, что его недуг под контролем, что врачи сделают все возможное, чтобы он прожил как можно дольше в окружении родных и близких. Мы не должны лишать пациента надежды.

ДОСЬЕ

Профессор Микеле Де Лаурентиис является членом Американской ассоциации клинической онкологии (ASCO), Европейского общества медицинской онкологии (ESMO) и Итальянского общества медицинской онкологии (AIOM). Де Лаурентиис – один из основателей Группы по клиническим исследованиям рака молочной железы Италии (Gruppo Italiano Mammella; GIM). Также он выступил рецензентом для ряда научных журналов и стал автором около 140 статей. Основные научные интересы: лечение рака молочной железы, прогностические факторы.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также