Санкт-Петербург
Общество

Житель Ленобласти отсудил у врачей миллион за дюжину забытых в нем салфеток

Полоски марли длиной до тридцати сантиметров зашили в ногу, в которой устанавливали штифт
Мужчина три года проходил с марлевыми салфетками внутри.

Мужчина три года проходил с марлевыми салфетками внутри.

Фото: СОЦСЕТИ

НОВЫЙ ГОД НА ВЫТЯЖКЕ

Приближался Новый 2013 год. Но 29-летний житель Гатчины Олег Параненков на каникулы не спешил: когда на тебе жена и семилетний сын и когда занимаешься грузоперевозками, работать приходится и в праздники, и по ночам. В ночь на 28 декабря Олег ехал под Тосно.

– На гололеде не справился с управлением, – вспоминает Олег Параненков. – Вылетел на встречку.

Изломанного, водителя доставили на «скорой» с Тосненскую ЦРБ в половине третьего ночи: травмы живота, рук и ног, ушибы, рваные раны и открытый оскольчатый перелом левой ноги. Бедро буквально разворотило.

– Почему операцию мне сделали только через двадцать дней, я не знаю: я в этих медицинских делах не понимаю, им виднее, – рассказывает Параненков. – Все новогодние праздники лежал на вытяжке, а потом решили ставить штифт.

В клинике считают, что салфетки могли оставить и во время операций в других учреждениях. Фото: Тосненская КМБ

В клинике считают, что салфетки могли оставить и во время операций в других учреждениях. Фото: Тосненская КМБ

Металлическая конструкция должна была собрать рассыпавшуюся на осколки кость воедино. Оперировали 16 января в течение двух часов. А в начале февраля Олега выписали долечиваться домой.

Восстановление после страшной аварии шло медленно, кость срасталась тяжело. Только спустя год с лишним, в мае 2014-го, Олегу сняли блокирующие винты. Операция никаких разрезов и швов не предполагает, сделали ее за двадцать минут под местной анестезией.

Прошел еще год. В марте 2015-го, когда Олег, как обычно, сидел за баранкой, он почувствовал себя нехорошо. Заболела голова, температура поднялась до 37,6. Списав все на обычную простуду, мужчина пробыл на ногах еще два дня, запивая недомогание лекарствами. А потом он просто не смог встать на левую ногу. Даже нажатие на педаль вызывало у водителя сильную боль.

ДУМАЛ, ЧТО ОСЛОЖНЕНИЯ

Тогда Олег обратился к врачу, который его оперировал. К моменту приема боль в ноге прошла, но остался отек. Хирург заподозрил, что имплант вызвал инфекцию, и предложил удалить стержень, который поставил пациенту два года назад. Тем более что кость к тому моменту срослась.

Штифт убрали 3 апреля 2015-го. Спустя пару недель Олег уже был дома. Но после операции стало только хуже.

– Думал, что это осложнения перелома, – рассказывает Олег. – Когда стало совсем плохо, с работы пришлось уйти. Через какое-то время нашел работу полегче, друзья помогли, потому что было не устроиться никуда: немного походишь – сразу температура поднимается, даже не мог педали нажимать, нога воспалялась и отекала.

С ногой, которая болит, не сгибается и заставляет градусник показывать 37,6, мужчина жил практически год. Почтив все это время прошло на антибиотиках. Пациента направляли на консультации и просвечивали в томографе, вот только результаты МРТ истолковали как «разволокнение мышц» и «мертвые костные остатки», а не полтора десятка забытых в ноге салфеток.

Несмотря на исследования, инородное тело в ноге Олега долго не замечали. Фото: Тосненская КМБ

Несмотря на исследования, инородное тело в ноге Олега долго не замечали. Фото: Тосненская КМБ

В январе 2016-го на ноге у Олега надулась шишка. Стандартные анализы, которые взяли в Гатчине, были хорошими. Через несколько дней, не дожидаясь рекомендаций врачей, шишка лопнула. В поликлинике из места прорыва осторожно извлекли две марлевых салфетки размерами семь на один сантиметр.

Рану обработали, а пациента с инородным телом срочно отправили в центральную городскую больницу. Там в течение нескольких дней из ноги Олега вытащили еще три-четыре салфетки и нить. Длина самой большой марлевой полоски достигла тридцати сантиметров.

Чтобы достать все инородные тела, Параненкова направили в Университет Мечникова. Во время операции 26 февраля из него достали еще семь салфеток. Итого в ноге у Олега забыли, по меньшей мере, дюжину кусков марли.

Едва тело освободили от чужеродной материи, как температура спала, отек сошел. В мае 2016-го Олег выписался. А когда окончательно выздоровел, обратился в прокуратуру и стал собирать документы в суд.

У ВСЕХ НА СЛУХУ

Экспертиза доказала, что салфетки в ноге у Олега забыли доктора Тосненской клинической межрайонной больницы. Правда, когда именно – сразу после ДТП или когда ставили штифт, – установить не удалось. При этом доказать прямую связь между инородным телом и воспалением не смогли: абсцесс и правда мог быть последствием тяжелого перелома.

– Экспертиза могла бы подтвердить, что причина в салфетках, но не смогла из-за дефектов ведения медицинской документации, – поясняет адвокат Роман Сумароков.

По этой причине не смогли и оценить тяжесть вреда здоровью Олега. Поэтому и свернули уголовное дело по факту оказания небезопасных услуг, которое изначально завели на оперировавшего Олега хирурга.

– Лично с хирургом мы больше не общались, но от следователя знаю, что, когда его вызывали на допросы, он говорил только одно: «Я тут ни при чем», – отмечает Олег.

Все, что оставалось Параненкову, – гражданский иск. Конечно, пока лечился, чеки он не собирал: кто же знал, что придется подавать в суд? Но свои физические и моральные страдания истец оценил в три миллиона рублей.

– Были апелляция и кассация, – рассказывает Сумароков. – Изначально нам вообще отказали по формальным признакам. Но, к счастью, суд первой инстанции и кассация подошли к делу по-человечески. Процесс завершился этим летом. Олегу присудили 1,2 миллиона рублей.

В Тосненской межрайонной больнице комментировать исход дела не стали, но добавили, что информация о забытых в пациенте салфетках исковеркана.

– Начнем с того, что количество салфеток они в десять раз прибавили, – заявили «Комсомолке» в Тосненской клинической межрайонной больнице. – Но почему-то суд встал не на нашу сторону. А ведь не только мы оперировали: были и другие операции в других учреждениях у этого пациента после нас! Он об этом не говорит. Видимо, потому что в эйфории от выигранного процесса.

Хирург, который оперировал Олега, продолжает работать в клинике.

– Доктор замечательный, его имя у всех на слуху, – пояснили в больнице. – Он на хорошем счету. У него очень много благодарных пациентов.

Олег уже получил положенную ему сумму. На эти деньги он погасил часть ипотеки и купил подержанное авто: теперь он может нажимать на педаль сцепления без боли.

– После того, как удалили все салфетки, проблем с ногой не было. Зарабатываю физическим трудом, нагрузка идет на обе ноги, никаких осложнений нет, – говорит Олег. – А то, что мой доктор продолжает работать в больнице, – мне все равно. Штифт он поставил мне хорошо, не считая салфеток.

КОМПЕТЕНТНО:

Александр ГОЛОВАНОВ, юрист в области медицины:

– Золотое правило хирурга – сколько вошло в операционное поле салфеток, инструментов, ампул лекарств, столько и вышло. Подсчитывать использованные материалы до и после операции обязаны, и тот факт, что это не отражено в медицинской документации, говорит о разгильдяйстве или даже служебном подлоге.

Суммы компенсаций зависят от тяжести вреда здоровью. Образно говоря, под кожей могут случайно оставить чип, который никак не повредит пациенту, а могут оставить салфетку, из-за которой придется ампутировать ногу. Если человеку причинили тяжкий вред здоровью и он стали инвалидом, то он может рассчитывать на три миллиона рублей компенсации максимум.

А БЫЛ ЕЩЕ СЛУЧАЙ:

Пациентка Первого меда почти месяц прожила с простыней в животе, которую в ней забыли после кесарева сечения. А пациентка Кемеровского онкодиспансера носила салфетку в грудной клетке, которую там оставили во время биопсии, пять лет: обнаружили и извлекли инородное тело петербургские врачи.