2019-11-01T20:06:10+03:00

В петербургском гипермаркете шкаф рухнул на трехлетнюю девочку

Малышке придется лечиться два года. В магазине утверждают, что виноваты родители [фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments69
По словам родителей, шкаф мог быть не закреплен. У магазина информация противоположная. Фото: «Максидом»По словам родителей, шкаф мог быть не закреплен. У магазина информация противоположная. Фото: «Максидом»
Изменить размер текста:

НОЖКА-МАКАРОНИНА

Многодетная семья Протасовых (фамилия изменена. – Прим. ред.) из Петербурга затеяла ремонт. Вечером 29 августа мама Оксана, папа Алексей и трое детей пришли в «Максидом» на Дунайском проспекте за двухъярусной кроваткой, которую выбрали на сайте гипермаркета. Но кроватки в наличии не оказалось, поэтому семья отправилась к стойке оформлять доставку из другого магазина.

Рядом был детский уголок: столик, стульчики, несколько пуфиков, в том числе один на колесиках. По словам главы семьи, пуфики были грязненькие, без ценников – очевидно, поставленные здесь для детей, которые ждут, пока их родители оформят заказ.

Младшего годовалого сына папа взял на руки. Старший сынок (ему шесть) играл рядом с сестричкой – трехлетней Верой. Малышня бегала по демонстрационным комнаткам, а потом облюбовала пуфики. Все это время, утверждают родители, дети были в их поле зрения.

Кроме пострадавшей Верочки, у Протасовых еще двое детей. Фото: Из личного архива героя публикации

Кроме пострадавшей Верочки, у Протасовых еще двое детей.Фото: Из личного архива героя публикации

– Вдруг супруга закричала, – вспоминает Алексей. – Поворачиваю голову – и вижу, как на дочку кренится шкаф метр в ширину и два – в высоту. За миг до этого Верочка попыталась его открыть, а, когда он стал падать, пыталась придержать его ручками. Но, так как шкаф стоял на ламинате, он просто проскользил и всей массой накрыл дочку.

Родители бросились к девочке. Отец пытался поднять шкаф, но сделать это не давал скользкий пол. Шкаф подняли только вместе с сотрудником, который оформлял заказ.

– Верочка плакала. Мама взяла ее на руки, а у нее правая ножка как макаронина, – рассказывает отец.

Дальше – «скорая», лангета, подозрение на сотрясение и даже перелом черепа (к счастью, оказался лишь ушиб), больница имени Рауфхуса. В приемном покое семья провела четыре часа: УЗИ показало, что сотрясения нет, а травматолог был загружен срочными операциями.

– Когда сделали рентген, то увидели, что кость в бедре у дочери расщепило, разломало и сжало. Диагноз – винтовой перелом бедра со смешением отломков, – вздыхают родители. – Нужно было делать операцию.

НА ПЯТЬ МИЛЛИМЕТРОВ КОРОЧЕ

Доктора предложили два варианта: или положить малышку на вытяжку на два-три месяца, или поставить штифты и выписать домой, но за штифты придется заплатить 31 тысячу рублей, ведь в ОМС входит только сама операция. Родители выбрали второй вариант.

Оксана уехала домой вместе с мальчиками, а Алексею – единственному кормильцу многодетной семьи – пришлось ложиться в больницу вместе с дочкой. Планировали, что операция будет уже на следующий день, в пятницу. Но из-за плановых пациентов хирург освободился только к ночи. Операцию поставили на понедельник.

– У дочки были боли, но так как лечение еще не было назначено, пришлось под свою ответственность покупать и давать ей обезболивающее, – отмечает папа. – Но нам объяснили, что это нормально, когда в больнице такая высокая загрузка. Ведь всем сразу не поможешь.

Девочке уже сделали одну операцию, на очереди – вторая. Фото: Из личного архива героя публикации

Девочке уже сделали одну операцию, на очереди – вторая.Фото: Из личного архива героя публикации

На хирургическом столе малышка провела 40 минут под общим наркозом. Затем 5-10 дней Верочка пробыла в больнице, а потом еще месяц мама и папа носили ее на руках: наступать на ножку было нельзя. Наконец, когда швы сняли, то оказалось, что у ребенка не до конца сгибается коленка: последствие штифтов. Они же доставляют Вере боль, потому что не дают мышцам нормально двигаться.

– Ножка стала на пять миллиметров короче, до конца кость выпрямить не смогли, – рассказывает Алексей. – Сейчас дочь потихоньку начинает ходить, хромает. Никто не дает гарантии, что она не будет хромать всегда... Проходим реабилитацию. В декабре – снимок и назначение еще одной операции, чтобы убрать штифты. После нее снова нужно будет расхаживать ножку и проходить реабилитацию. Все лечение выльется в два года.

И это еще не считая психологического здоровья. Теперь игры у Верочки только про сломанную ножку и врачей. А стоит брату подойти к шкафу, как у девочки начинается истерика.

ИГРЫ В МЕБЕЛЬНОМ ОТДЕЛЕ

– Наша компания никогда не отказывалась от помощи семье: сразу же после инцидента мы предложили взять на себя финансовые расходы по лечению ребенка, – подчеркивают в «Максидоме». – На тот момент родители отказались, но после операции мы продолжили переговоры.

Первая встреча Алексея поразила. Администрация магазина якобы заявила, что травма Верочки – вина только родителей, ведь это они оставили ее в опасном месте без присмотра; что на инцидент стоило бы обратить внимание органов опеки; что они готовы оплатить штифты в качестве жеста доброй воли.

– Видеозапись с камер наблюдения демонстрирует, что дети во время посещения магазина вели активные игры в отделе мебели. Падение шкафа произошло не из-за того, что девочка попыталась открыть дверцу, а из-за столкновения ее со шкафом, – поясняют в «Максидоме». – На видео зафиксировано, что за несколько секунд до происшествия ребенок прыгает на пуф и катится в сторону шкафа. Родители не могли видеть момент падения: на камерах зафиксировано, что в это время они были в другом конце торгового зала.

В петербургском гипермаркете шкаф рухнул на трехлетнюю девочку.Видео: «Максидом»

Как говорят в «Максидоме», сотрудники, видя игры детей, «предложили семье воспользоваться детской комнатой, но они отказались». Протасовы же говорят, что этого не было.

Утверждают в магазине и то, что шкаф был прикручен к полу. Действительно, родителям показывали фотографии двух уголков, выдранных из ламината.

– Но мы не знаем, когда были сделаны эти фотографии и был ли шкаф закреплен именно в тот день, – отмечает Алексей. – Кроме того, если бы его поставили к стенке, как и положено, а не в центре зала, он, может быть, и не упал бы.

Ну, и объявления.

Речь в предупреждающих табличках идет об оборудовании и о товаре, который не закреплен. Фото: «Максидом»

Речь в предупреждающих табличках идет об оборудовании и о товаре, который не закреплен. Фото: «Максидом»

– У нас продаются топоры, молотки, ножи, поэтому в каждом магазине в торговых залах у нас размещены специальные информационные объявления, – подчеркивают в «Максидоме».

Речь в предупреждающих табличках идет об оборудовании и о товаре, который не закреплен. Правда, на шкафу или рядом с ним, по данным родителей, никакого объявления не было.

ПРОВЕРКА НА ДОБРОПОРЯДОЧНОСТЬ

Диалог не клеился, и, в конце концов, директор якобы позвонил Протасовым и поставил ультиматум: или они принимают 31 тысячу за штифты, или магазин обращается в прокуратуру и сообщает о родителях, которые оставили детей в опасности.

– Тогда мы сами пошли в органы опеки и попросили нас проверить на добропорядочность, – рассказывает Алексей. – Пришлось обратиться в полицию, в прокуратуру, к детскому омбудсмену.

Роспотребнадзор провел проверку и нашел в работе магазина нарушения. Как рассказал «Комсомолке» компетентный источник, нарушениями в такой ситуации обычно бывают отсутствие предупреждающих табличек и крепления шкафа, а также нарекания к его качеству. Затем в «Максидом» пришли и прокуроры.

Из-за сложного перелома ножка ребенка стала короче. Фото: Из личного архива героя публикации

Из-за сложного перелома ножка ребенка стала короче.Фото: Из личного архива героя публикации

Директор, якобы грозивший Протасовым органами опеки, уволился по собственному желанию.

– Позиция «Максидома» изменилась: они готовы возмещать ущерб и удивляются поведению бывшего директора, – добавляет Алексей. – Мы понимаем, что все нельзя обезопасить, но стремиться надо. В финансовом вопросе мы уже прошли ту стадию, когда было действительно туго. Но на все – от лечения до ортопедической обуви – мы потратим примерно 780 тысяч рублей. Рассчитываем договориться на 700 тысяч, чтобы спокойно лечить ребенка и больше не контактировать в этой организацией. Если не удастся, будем обращаться в суд.

По данным источника в «Максидоме», компания требует с родителей доказательств расходов – чеков и квитанций.

КСТАТИ:

За две недели до несчастья на Дунайском одна из посетительниц получила травмы в другом «Максидоме», на Ленинском проспекте: женщине на ногу якобы упала 30-килограммовая коробка с керамогранитом.

– Чуть не осталась без ноги, лечусь до сих пор, – написала петербурженка в сети. – Вместо помощи в лечении предложили карту покупателя и 5000 бонусных баллов.

Любопытно, что на «Максидом» на Ленинском жаловались и ранее. Например, в 2013-ом клиенты писали в сети о систематическом хамстве и отказе менять товар. Руководил магазином в тот момент человек, который еще недавно возглавлял «Максидом» на Дунайском.

ОФИЦИАЛЬНО:

Прокуратура Санкт-Петербурга:

– По факту травмирования ребенка в магазине организована проверка.

Аппарат Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светланы Агапитовой:

– Детский омбудсмен попросила подразделение Роспотребнадзора провести оперативную проверку. В итоге в гипермаркете побывали и представители прокуратуры. Если семья решит дойти до суда, мы готовы оказать всю необходимую помощь, дать юридическую консультацию.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также