Санкт-Петербург
Спорт

Защитник СКА Ярослав Дыбленко: В Америке жалуются на моральное унижение? Да они не знают, что проходят игроки в России

Эксклюзивное интервью с одним из самых перспективных хоккеистов страны
Защитник СКА Ярослав Дыбленко обладает колоритной внешностью

Защитник СКА Ярослав Дыбленко обладает колоритной внешностью

Фото: Олег ЗОЛОТО

Попасть в хоккей по объявлению! Иногда это не просто образное выражение. В случае с 26-летним защитником СКА Ярославом Дыбленко так и произошло. Его путь от юношеского хоккея в родном Сургуте до национальной сборной получился сложным и извилистым.

БЛАТНАЯ РОМАНТИКА СУРГУТА

– Ярослав, у вас удивительная история начала карьеры. Вы в 15 лет по объявлению поехали в Мытищи и буквально напросились на просмотр в команду.

– Именно напросился. У нас по 1993-м году в регионе были очень сильные команды. Тот же «Трактор», где играли Нестеров и Шалунов, магнитогорский «Металлург», омские ребята. Весь акцент селекционеры и скауты на игроков этих клубов. А про последние две-три команды, среди которых был Сургут, забывали.

– То есть, пока в «Атлант» не запросились, никто к вам интереса не проявлял?

– Давно-давно, когда мне еще было лет 11, Омск приглашал. Но, как вы понимаете, на платной основе. Плюс, еще возраст. Наверное, и хорошо, что не поехал. Если бы что-то произошло, может, и не заиграл бы. Конкуренция там была большая. А, так, в родном Сургуте у меня было много игрового времени, набирался опыта, выходил на лед с ребятами, которые старше.

– Как в «Атлант» перебрались?

– Сперва в Подмосковье поехал мой друг, нападающий из команды Сургута 1993-го года рождения. Следом и я, попросив, у отца денег на билет в Мытищи. Приехал к тренеру Борису Михайловичу Синицыну, которому благодарен за то, что получил шанс попасть в «Атлант». Был огромный просев, новая команда: сперва собралось 60 человек, затем десять ушло, столько же пришло. Но после сборов мне сказали, что остаюсь. И понеслась моя карьера вверх.

– Когда с 15 лет живешь в одиночку в интернате, ничего не страшно?

– Конечно. Но я все детство на улице провел. Не сидел дома за компьютером… Школа выживания.

– То есть, вас больше воспитывала улица?

– Да, такой город. Больше общались с ребятами со двора. Блатная романтика (улыбается).

На поле иногда приходится быть жестким

На поле иногда приходится быть жестким

Фото: Олег ЗОЛОТО

АГЕНТ СДЕЛАЛ МНЕ ХОРОШИЙ КОНТРАКТ

– Вы как-то говорили, что находите общий язык с любым тренером. Так и есть?

– Думаю, да. Но бывает и недопонимание иногда. Но ругаться – никогда не ругаюсь. Тренер есть тренер. Он стоит во главе команды. Вы его должны слушать, иначе будет бардак.

– Я правильно понимаю - Вы вообще не очень конфликтный человек?

– Я стараюсь не конфликтовать.

– Даже на площадке?

– Да. Лишний раз не конфликтую. Могу жестко сыграть, заступиться за партнера. Но это обычная работа, так и должно быть.

СНАЧАЛА НЕ ПОНИМАЛ, ЧТО ОТ МЕНЯ ТРЕБУЮТ

– Когда приехали в АХЛ, в «фарм» «Нью-Джерси», клуб «Бинхэмптон» от вас требовали играть жестче?

– Заставляли! Я уже удалялся грубо, даже жестоко. Не понимал, что от меня хотят. Это уже были глупости на самом деле.

– За весь сезон вам удавалось хоть раз поговорить с главным тренером «Бинхэмптона»?

– Да, мы разговаривали через Сергея Брылина (бывший игрок СКА и сборной России), который работает там помощником. Кстати, Сергей очень мне помогал и могу ему сказать большое спасибо за весь сезон.

– На какой месяц выступления за «Бинхэмптон» вы решили, что пора возвращаться в Россию?

– Где-то в конце сезона я понял, что меня не поднимут в «основу». Хотя до последнего надеялся. В итоге, решили с супругой, что поедем в Россию.

– Вы, кстати, поменяли агента по ходу сезона?

– Да, стал работать с Дэном Мильштейном. Да, он человек значимый, но не все агент решает. В основном, твоя игра.

– Что-то позитивное из самой Америки вынесли?

– Вообще, вся Америка – позитивная. Я первый раз там был, жена раньше уже приезжала. Многое чего мне показала. В том числе, и Нью-Йорк. Болельщики «Бинхэмптона» мне очень понравились, крутые! И команда у нас была очень хорошая, сам коллектив.

Однако у Дыбленко спокойный характер и он легко находит общий язык с коллегами по команде

Однако у Дыбленко спокойный характер и он легко находит общий язык с коллегами по команде

Фото: Олег ЗОЛОТО

У НАС ВСЕ ЖЕСТЧЕ

– Сейчас в НХЛ разгорелось несколько скандалов вокруг тренеров, которые избивали или морально третировали своих игроков. Заокеанские тренеры действительно так брутальны?

– Да, это смешно, когда взрослый человек жалуется, что его морально унижают. В нашей стране никогда такого не будет. Да, и не поймут! Знаю, через что многим нашим ребятам пришлось пройти… Да, я думаю, их даже сподвигло, что их тренер дубасил или как-то обзывал. За счет этого они и выбрались наверх! А тут кто-то жалуется, что его Бэбкок оскорблял. Просто смешно. У нас все намного жестче, когда некоторые тренеры переходят на личность.

– Да, есть у нас мастера залезать игрокам «под кожу»…

– И, чтобы, если они услышали, произошло с игроками НХЛ? Суицидом закончили после того? Или из депрессии не вышли? Может, хорошая их жизнь расслабила, когда не слышишь в обычной жизни грубого слова. А потом в другую реальность попал на стадионе!

– У нас все, наоборот, в стране?

– Да, игрокам приходится с детства закалять свой характер. И ты реально становишься сильнее и устойчивее моральнее. Я, конечно, не поддерживаю, когда тренеры оскорбляют игроков или как-то бьют, но, наверное, это надо было сразу решать, а не через много лет. Почему раньше молчали? Решили хайп славить?

ГУСЕВ ДОЛЖЕН БЫЛ РАССЛАБИТЬСЯ, А ЕГО ВОСПИТЫВАЮТ

– Вы говорили, что в целом, вам не нравится американский образ жизни?

– Не знаю. Многие американцы – странные. У них свой менталитет, своя жизнь. Сложно передать словами, но чувствуется, что мы разные. Хотя не могу сказать, что-то плохого. Есть спокойные люди, готовые помочь.

–С бывшим игроком СКА Никитой Гусевым общались, когда переходил в «Нью-Джерси»?

– Нет. Только с еще одним бывшим игроком СКА Егором Яковлевым разговаривал, когда он туда ехал.

– Предвидели, что у Гусева могут возникнуть серьезные проблемы в этом клубе?

– Нет. Человека подписывают на такие деньги, на такую роль... Клуб ему это должен был внушить, чтобы он расслабился, наслаждался своей игрой и набирал по 100 очков. Вместо этого, его там чего-то его перевоспитывают, пыхтят, а человек все уже доказал своей игрой, своим талантом. Отстаньте от него, этот парень никогда не будет бегать, и тыкаться-мыкаться на льду.

– Когда вам предлагают сменить клуб, что самое главное: его уровень или что-то другое?

– У меня не было за карьеру приглашений сразу из нескольких клубов. Я знал, что мог перейти в СКА или остаться в «Спартаке». За прошлое лето, в Петербурге я уже познакомился с ребятами, с коллективом на «предсезонке». И как будто никуда не уходил. Просто поменялся город.

– К Петербургу, кстати, быстро привыкли?

– Да. Все нормально, в хорошем месте снимаем квартиру, все устраивает. Мне нравится город.

НЕ СЫГРАЛ ЗА СБОРНУЮ? ВСЕ РАВНО ДОВОЛЕН

– Вы поехали в составе сборной России на Кубок «Карьялы». И ни одного матча не сыграли, как к этому отнеслись?

– Да, нормально. Вызвали в сборную. Я был доволен, рад. Объяснили мне ситуацию. Съездил, почувствовал атмосферу сборной… Везде надо искать какие-то моменты, нельзя себя загонять.

– Вы же раньше на Евротурах не играли?

– Да, только на «Еврочеллендже»: со шведами, со словаками.

– Для вас сборная и клуб – большая разница?

– Конечно. Главное, ты играешь за свою родину. Потом в составах сборных собираются лучшие хоккеисты своих стран. И еще момент! Турниры краткосрочные. Времени на раскачку обычно нет. Надо уметь показать, все и сразу.