Санкт-Петербург

80 лет назад закончилась советско-финляндская война: Почему Красная армия потеряла в пять раз больше бойцов, чем финны

Всего за 104 дня мы лишились 125 тысяч солдат и офицеров
Призывали в основном резервистов, многие из них были не готовы к реальным боевым действиям. Авторство: Военный музей Карельского перешейка.

Призывали в основном резервистов, многие из них были не готовы к реальным боевым действиям. Авторство: Военный музей Карельского перешейка.

Поэт Александр Твардовский однажды назвал советско-финляндскую войну «незнаменитой». Из-за того что она оказалась в тени Великой Отечественной? Или потому что было допущено слишком много ошибок? Ведь потери финнов составили всего 26 тысяч бойцов. Так или иначе завтра, 13 марта, исполнится 80 лет, с тех пор как эта война завершилась. «Комсомолка» решила вспомнить, как развивались события, чему нас научили наши северные соседи и почему победа была крайне важна для Советского Союза.

«ЗУБЫ ДРАКОНА»

В 10 километрах от города Приморска прямо к шоссе выходят ряды гранитных валунов. Сегодня они покрылись мхом, поросли лесом и выглядят вполне безобидно. Но это и есть начало печально знаменитой линии Маннергейма. Валуны тянутся от побережья Финского залива до Ладоги почти на 140 километров. Наши бойцы в 1939-м прозвали их «зубы дракона», а штурм финских укреплений стал главным сражением той войны.

Укреплять свои границы финны начали еще в 1920-е годы. В основу их оборонной доктрины легла идея максимального использования особенностей северной природы. Гранитные скалы, леса, болота, бурные реки и озера человеку в мирное время преодолеть трудно, а под шквальным огнем тем более. И если правильно расположить огневые точки и артиллерийские расчеты, можно малыми силами достаточно долго сдерживать наступление даже большой армии.

Многие финны добровольно проводили свои отпуска на строительстве укреплений. Гранитные противотанковые надолбы были только первым заслоном. Перед ними выкапывались рвы, натягивалась колючая проволока, ставились минные поля. За ними - доты.

Особенно впечатляют построенные в конце 1930-х. Тогда на каждый дот выделяли по миллиону марок. Их обслуживали целые гарнизоны, жившие в подземных казармах. Над землей поднималась только боевая часть сооружения с круговым обзором, артиллерийскими и пулеметными амбразурами. Под землей укрывались казематы, склады, кухня, туалет, коридоры, общая комната, офицерская комната, машинное помещение, лазы в купола и запасной вход. Железобетонные стены двухметровой толщины выдерживали прямое попадание артиллеристских снарядов.

Строительство оборонительных сооружений в Финляндии всячески рекламировали. На одном из показов для иностранных журналистов адъютант Маннергейма обмолвился: строим, мол, линию Маннергейма. Так название и укоренилось.

Казарма под дотами. Источник: See below. – Geust/Википедия

Казарма под дотами. Источник: See below. – Geust/Википедия

ТРИДЦАТЬ КИЛОМЕТРОВ ОТ ГРАНИЦЫ

Советско-финляндская война разразилась 30 ноября 1939 года. Накануне велись долгие переговоры. Ситуация в мире накалялась, наше правительство старалось укрепить свои рубежи. Трехмиллионный Ленинград стоял в 30 километрах от границы.

Советский Союз предложил Финляндии произвести обмен территориями. Предполагалось, что нам передадут часть Карельского перешейка. А СССР предоставит соседней стране ряд районов Карелии, гораздо большей площади, которые очень хотели бы получить себе финны. Даже Маннергейм, которого трудно было заподозрить в симпатии к большевикам, считал, что такой обмен выгоден Финляндии и позволяет сохранить добрососедские отношения с сильным соседом. Но тогдашние финские политики упорно срывали переговоры. Они были убеждены, что в случае войны получат земли без всяких уступок.

Советское руководство, начиная войну с Финляндией, тоже рассчитывало на быструю победу. Маршал Советского Союза Кирилл Мерецков, командовавший в те годы 7-й армией на Карельском перешейке, в своих воспоминаниях написал, что перед началом военных действий запросил у разведки в Москве сведения о линии Маннергейма. Ему ответили, что никаких мощных укреплений у финнов нет и, мол, вся хваленая линия Маннергейма - всего лишь пропаганда.

«Как выяснилось впоследствии на практике, это был грубый просчет», - позже писал маршал.

АВТОМАТЫ ПРОТИВ ВИНТОВОК

На войну призывали в основном резервистов. Военврач Валентина Кокорева в 1939-м работала врачом-педиатром, готовилась к защите кандидатской диссертации, и вдруг ее вызвали в военкомат и на следующий день отправили на фронт.

- Пока не было никаких боевых действий, нам предстояло проводить амбулаторный прием бойцов, - рассказывала Валентина Александровна. - Мобилизованные, узнав, что прибыла новая «докторша», сразу же повалили ко мне на прием. Это были в основном крестьяне и рабочие мужики из Калининской области… Выяснилось, что перед мобилизацией практически никого из прибывших новобранцев не успели осмотреть и гуртом направили на войну. Теперь некоторые из них надеялись, что я найду у них какую-то болезнь и смогу их опустить домой. Какая наивность!

О несерьезном подходе к боевым действиям писал и маршал Мерецков:

«Отступая, финны эвакуировали все мирное население... То тут, то там валялись в селениях и на дорогах брошенные как бы впопыхах велосипеды, чемоданы, патефоны, часы, бумажники, портсигары, радиоприемники. Стоило слегка сдвинуть предмет с места, как раздавался взрыв. Но и там, где, казалось, ничего не было, идти было опасно. Лестницы и пороги домов, колодцы, пни, корни деревьев, лесные просеки и опушки, обочины дорог буквально были усеяны минами. Армия несла потери».

У Красной армии не было даже миноискателей и радиостанций, чтобы координировать боевые действия.

Вскоре выяснилось, что финны вооружены лучше, а их оружие - легче и точнее. В арсенале финских солдат были автоматы, у нас - винтовки. И не оттого, что у нас не выпускали «пистолеты-пулеметы». Они как раз были, но они лежали на складах, потому что советское командование считало автоматы оружием «гангстеров».

На финской войне многое появилось впервые: ушанки, вещмешки, волокушки вместо носилок. И «наркомовские» сто грамм водки для бойцов…

Так сейчас выглядят останки «линии Маннергейма».

Так сейчас выглядят останки «линии Маннергейма».

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

«НИ С ЧЕМ ПОДОБНЫМ РАНЬШЕ НЕ СТАЛКИВАЛИСЬ»

Красной армии пришлось буквально упереться в линию Маннергейма, чтобы понять, что она собой представляет. В течение месяца бойцы ряд за рядом шли на косящий пулеметный огонь.

«Ни с чем подобным мы раньше не сталкивались», - признался маршал Мерецков. Финны обладали железной выдержкой и придерживались хитрой тактики. После артобстрелов их доты надолго замолкали. Но когда наши бойцы устремлялись вперед, финны открывали огонь, подбивали танки, пулеметами отсекали пехоту, и атака срывалась.

«Все больше наших однополчан, милых и добрых парней, вмерзало в ржавые подтеки болотного снега. Их белые полушубки припорашивал снег, их отросшие седые волосы шевелил ветер. Мы жили на кладбище наших друзей и не могли из него вырваться», - вспоминал участник боев на Карельском перешейке, поэт Михаил Дудин.

Огромные потери заставили командование сделать передышку. Организовали подготовку специальных групп, которые скрытно подбирались к долговременным огневым точкам, подрывали их, открывая путь основным силам. Наша авиация весь январь 1940 года вела разведку линии, передавая координаты огневых точек.

Новое наступление Красной армии началось 11 февраля 1940 года. Линию Маннергейма прорвали в считанные дни, а через месяц война завершилась.

Участники советско-финляндской войны считали, что прошли самое страшное испытание в своей жизни. Но многие из них не успели даже сменить гимнастерки, как 22 июня 1941 года началась новая война…