Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
Спорт
Эксклюзив kp.rukp.ru
6 марта 2021 13:20

Тренеру Алексею Мишину - 80: «Молодость у меня не прошла, а старость не пришла»

Накануне юбилея Алексей Николаевич вспомнил начало тренерской карьеры и объяснил, почему отказался променять Петербург на Москву
8 марта замечательному тренеру по фигурному катанию Алексею Мишину исполняется 80 лет.

8 марта замечательному тренеру по фигурному катанию Алексею Мишину исполняется 80 лет.

Фото: Артем КИЛЬКИН

В международный женский день мэтру отечественного фигурного катания, заслуженному тренеру CCCР и России, исполнится 80 лет. Мишин как обычно весь в делах: день расписан по минутам, после тренировки - переговоры, между встречами – постоянные звонки. Но для эксклюзивного интервью «Комсомольской правде» в Петербурге» время у него нашлось.

Лучше, чем в молодости

- Алексей Николаевич, вы родились в международный женский день. Как с годами меняется ваше отношение к женщинам?

- В моей жизни пока ничего не произошло, чтобы я свое отношение к женщинам менял (улыбается). Про возраст скажу то же самое и про юбилеи. Прошел рубеж в 60 лет, 65, 70, 75, сейчас – 80. Все эти круглые даты я воспринимаю одинаково. Все то же самое, как и раньше – интересная работа, есть все необходимое для жизни и семьи, любимый внук, замечательная внучка и жизнь расцвела новыми красками.

- Сколько времени проводите на работе?

– Прихожу в 10 утра, ухожу не раньше 15.00. Когда начинал тренировать, нам доставалось очень мало времени на льду: час – утром и час – вечером. Все мои лучшие спортсмены вышли из такого графика. Cейчас вообще тренируются целыми днями. Поэтому, я тоже потихоньку увеличиваю время катания. Выходит полтора часа утром, час вечером, плюс разминки и упражнения на вращательных тренажерах.

Мишин признается, что в свои 80 чувствует себя хорошо!

Мишин признается, что в свои 80 чувствует себя хорошо!

Фото: Артем КИЛЬКИН

- Говорят, мужчине столько лет, насколько он себя чувствует. У вас сейчас какой период?

– Я не помню в деталях, как себя ощущал – в 30, 40 или 50. Сейчас ощущаю хорошо! В молодости, кстати, когда покуривал, чувствовал себя хуже, чем сейчас. Завязал на чемпионате СССР в Минске. Но это неважно.

– Когда вы поняли, что молодость прошла?

– Бестактный вопрос. (Улыбается) Молодость у меня не прошла. И старость не пришла. К счастью, в моей жизни ничего к худшему не меняется. Конечно, тренерские победы раньше были поярче. Тогда мои ученики выигрывали чемпионаты мира и Олимпийские Игры. Сейчас успехи поскромнее.

Праздник петербургского фигурного катания

– По традиции в честь вашего дня рождения и женского праздника в Петербурге состоятся показательные выступления. Принимать в них участие – хлопотное занятие?

– Для меня не особо. Но в принципе надо выполнить большую работу. Все приготовить, организовать, составить списки участников, проверить, никого не забыть. На празднике будет выступать много звезд: Загитова, Плющенко, Касторная, Трусова, Туктамышева, Алиев, Коляда, Кацалапов-Синицина, Степанова-Букин. Весь цвет…

- Кого-нибудь еще приглашали?

- Если б не коронавирус, можно было ждать приезда Фернандеса и Костнер – их тоже в свое время тренировал. Я приглашаю всех 6 марта в «Юбилейный» на выступления. Это не просто день рождения Мишина, а праздник петербургского и отечественного фигурного катания! Это целый срез в 50 или 60 лет.

- Почему ваши сыновья не стали фигуристами?

– В нашей небольшой двухкомнатной квартире оказалось слишком много фигурного катания. У супруги – своя команда и у меня своя команда, несмотря на то, что работали вместе. И еще старший сын штурмовал вершины фигурного катания. Для нас этого оказалось слишком много.

Свой для Америки

– У тренеров из других видов спорта для себя что-то почерпнули?

– Наверное, да. Мне повезло, что в начале карьеры у меня была командировка к фрау Мюллер, знаменитому тренеру из ГДР. А в 1972 году отправился в США, тоже к знаменитому коллеге - Карло Фасси.

- Поездка в Америку во времена «Железного Занавеса»дело необычное.

- Да, редчайший случай в истории cоветского спорта! Я всех тренеров, у которых был в командировках, изучал. Москвин и Жук в свое время были для меня идолами, но сейчас все равно не работаю, как они. Пришли новые времена. Целенаправленно работаю над увеличением оборотов в прыжках. И вообще упорно занимаюсь проблемой многооборотности прыжков.

Молодые фигуристы мечтают попасть в команду Мишина.

Молодые фигуристы мечтают попасть в команду Мишина.

Фото: Артем КИЛЬКИН

– Как все-таки стала возможной ваша поездка в США в начале 70-х?

– Это было практически невозможно. Карло Фасси пригласил к себе потренироваться Сергея Четверухина, у которого в тот момент оказались испорчены человеческие отношения со Станиславом Жуком. Но одному же ему ехать нельзя. Наши пишут в Америку: «пошлем вам Четверухина с мистером Ивановым»! Фасси говорит: «Я не знаю Иванова»! «А Сидорова»? «Нет». «Петрова»? «Тоже нет, он вероятно, в каком-то другом месте работает». Когда предложили мою кандидатуру, американец отвечает: «О, Мишин, он свой в доску»! Так я и оказался в Америке с Сережей Четверухиным.

Букет с медальонами

– Почему в смутные 90-е вы в отличие от многих российских тренеров не уехали за границу?

– Предложений поступало много. Мы с женой Татьяной были нарасхват, нас ждали везде: и в США, и в Италии, и в Швейцарии. Сару Хьюз, будущую олимпийскую чемпионку, приглашали тренировать. Да кого угодно. Причем, предложения реальные. Квартиры сразу предлагали, даже не думали, что откажусь, скандал был. Фасси ждал меня в Милане… Даже из ЮАР, из города Кейптаун, запрос поступил.

- Что там обещали?

- Какой-то богатый человек говорит: «Приезжайте тренировать сына». Все будет, даже свой каток. Тогда эта страна находилась в изоляции из-за политики апартеида, и кто соглашался туда ехать работать – ему сразу при выходе из самолета вручали букеты цветов с золотыми медальонами.

– Сколько зарплату предлагали?

– Несопоставимые суммы с российскими доходами в те времена! Наверное, за месяц, зарабатывал бы как здесь за год. А может и больше. Но дело не в этом. В Петербурге у меня было очень много работы. Очень востребованным оказался в то время. В учениках - Урманов, Ягудин, потом Плющенко, Татауров, Новосельцев... Самый скромный по титулам, среди них, Новосельцев – чемпион Универсиады. У других тренеров было слабовато, а у нас с Татьяной – полно.

Благодарность Туктамышевой

– В Москву вас пытались переманить?

– Да, мне предлагали должность заведующего кафедрой института физкультуры. Но не поехал. Не потому что боялся, что не справлюсь – в тот момент был полон сил и энергии. Но у меня здесь было свое хозяйство спортивное. И потом думал, что там затеряюсь – там столько умных, полезных и нужных людей (смеется). Да, и город наш любил.

– Его трудно не любить.

– Мы с папой шли по набережной Невы, мимо решетки Летнего Сада и он говорит: «Ты, Леша, счастливый, что живешь в таком городе»! Сейчас я живу на Васильевском острове, и когда проезжаем с внуком по Вантовому мосту, мимо «Газпром Арены», повторяю слова отца: «Леша, ты счастливый парень, что живешь в таком городе! Смотри, какая красота»! Не жалею, что не уехал в московский Центральный институт физкультуры. В Питере я уже 35 лет в университете Лесгафта бессменный заведующий нашей кафедрой. Это, наверное, чистый рекорд для книги Гиннесса! А первый мой рекорд - многолетняя работа с Плющенко.

Елизавета Туктамышева боготворит своего наставника.

Елизавета Туктамышева боготворит своего наставника.

Фото: Артем КИЛЬКИН

– Как успеваете совмещать тренерство с работой в Университете?

– Моя основная нагрузка – руководство аспирантами, магистрантами и студентами, которые приходят ко мне на практику. Так что связи с кафедрой не теряю.

– Вы как-то говорили, что талантливый спортсмен и бездарный тренер всегда победят талантливого тренера и бездарного спортсмена. Хоть раз видели опровержение этой формулы?

– Я по-прежнему так считаю. Может, бывают не очень красивые, не очень стройные, не очень прыгучие фигуристы, но нужно, чтобы хоть какая-то грань таланта существовала. Посмотрите на Туктамышеву или Медведеву, Загитову, или Коляду, или Алиева, Трусову. Они все необыкновенно талантливые!

– Когда 10 лет назад Туктамышева была в «Олимпийских надеждах», вы верили, что она сможет добраться до вершины?

– В то время у меня занимались Катя Гербольдт и Ксюша Доронина. И я замучился с ними. Вечером настроишь лутц, утром – его уже нет. Утром настроишь флип – вечером нет. Напоминало сельскохозяйственные работы китайцев. Утром сажают картошку, вечером – выкапывают. Потому что кушать хочется (смеется). А Туктамышева хоть и не поразила меня обаянием, но вселила надежду, что молодость и самобытность помогут в моих тренерских экспериментах. И я с теплым сердцем благодарю ее за талант и душевные качества.