Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+7°
Boom metrics
Общество26 апреля 2021 16:09

Жительница Кубани пытается узнать о судьбе прадеда, пропавшего в блокадном Ленинграде

Иван Гужелев работал на Кировском заводе. В последний раз супруга видела его, садясь в эшелон перед эвакуацией
Иван Гужелев (на фото справа) с супругой и ее двоюродным братом.

Иван Гужелев (на фото справа) с супругой и ее двоюродным братом.

Фото: Из личного архива героя публикации

«Ищу любую информацию о своем прадеде, который в годы войны работал на Кировском заводе», – так начинается письмо жительницы Краснодарского края Юлии Тищенко, которое поступило в петербургскую редакцию «Комсомолки».

КОГДА НАЧАЛАСЬ ВОЙНА

Потомкам о герое известно немногое. Звали его Иван Иванович Гужелев, родился он в 1912 году в селе Петрова Гута Брянской области. Супругой Ивана Ивановича стала Прасковья Семеновна Ходорич, которая была младше него на восемь лет. 27 января 1941-го в Ленинграде у молодой четы родилась дочка, которую назвали Тамарой.

Но началась война. Ее Иван Иванович застал слесарем-электромонтером Кировского завода с четырехлетним стажем, который проводил время если не в цеху и не в семье, то на аэродроме: Гужелев занимался в летном кружке и даже во время одного из полетов сломал ногу.

– Когда началась война, некоторое время прабабушка и прадедушка жили в Красном уголке при заводе, – рассказывает Юлия. – Вскоре прадедушка посадил прабабушку с маленькой бабушкой на поезд и отправил на родину, в Брянскую область.

Об этом говорит листок убытия, копия которого сохранилась в семье. Судя по нему, Прасковья Семеновна и Тамара были эвакуированы из блокадного Ленинграда 10 сентября 1941-го.

ПО СЛЕДАМ ГЕРОЯ

А вот сам Иван Иванович остался. Первой блокадной осенью Кировский завод эвакуировали на Урал: в тыл отправили часть оборудования и 15 000 кировцев. Впоследствии силами Кировского завода и еще нескольких предприятий в Челябинске образовался знаменитый «Танкоград», обеспечивающий фронт тяжелой техникой.

– Но часть сотрудников осталась в блокадном Ленинграде, – описывают свою историю на Кировском заводе. – Благодаря ним поставки продукции для фронта не останавливались ни на день. Рабочие продолжали ремонтировать танки и бронетехнику, выпускать боеприпасы. Во время блокады 2500 заводчан умерли от голода и около 150 погибли при бомбежках.

Какое-то время от Ивана Ивановича приходили письма. Как долго длилась переписка, потомкам неизвестно, но те самые весточки из окруженного города в семейном архиве, увы, не сохранились.

– По слухам, Ивана Ивановича видели исхудавшим. Говорили, что он умер прямо за заводским станком от голода, – говорит Юлия. – Но на одном из фото истребительного отряда, собранном из кировцев в поддержку армии, есть человек, сильно похожий на прадеда.

На этом фото Гужелев, предположительно, крайний справа. Фото: leningradpobeda.ru

На этом фото Гужелев, предположительно, крайний справа. Фото: leningradpobeda.ru

О том, что Гужелев все-таки покинул Ленинград, свидетельствует и другой листок убытия. Датой эвакуации в неизвестном направлении указано 3 апреля 1942 года. Вот только путаницу вносит ответ МВД от 1990 года (в то время родные искали следы пропавшего предка):

«20 марта 1942 года уволен с Кировского завода за невыход на работу».

Единственное, что известно точно, – что после войны Прасковья Семеновна с Тамарой, в конце концов, оказались на Кубани. Больше об Иване Ивановиче супруга и дочь не слышали. В Ленинграде остались жить потомки старшего брата Гужелева Ильи, которые никогда не встречались с родными, покинувшими город блокады.

«Комсомольская правда» будет рада любой информации об Иване Ивановиче Гужелеве, жителе блокадного Ленинграда. Ее можно направить на электронной адрес редакции: spb-red@phkp.ru.