Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
Общество2 июня 2021 22:20

Эксперты Сбербанка выяснили, как восстановить экономику России после пандемии

Залог успеха в нацпроектах и подготовке к переходу на альтернативные источники энергии
Галина ЛЕСУНОВА
Эксперты Сбербанка выяснили, как восстановить экономику России после пандемии. Фото:пресс-служба Сбербанка.

Эксперты Сбербанка выяснили, как восстановить экономику России после пандемии. Фото:пресс-служба Сбербанка.

Коронакризис больно ударил по экономике всех стран мира. К каким стратегиям прибегли государства, чтобы стравиться с последствиями пандемии? И к чему это привело? Об итогах 2020 года в глобальной экономике и новых реалиях корпоративно-инвестиционного бизнеса в рамках ПМЭФ-2021, в ходе пресс-конференции на стенде Сбербанка, рассказал заместитель правления, руководителя блока «Корпоративно-инвестиционный бизнес» Анатолий Попов.

ДОРОЖЕ, ЕЩЕ ДОРОЖЕ

Главный экономический вызов постковидного мира – рост мировой инфляции и повышение ставок. Пытаясь выровнять ситуацию после карантинного шока, правительства стран заливали экономики «вертолетными» деньгами.

Так, Конгресс США в начале 2021 года одобрил пакет стимулирования на 1,8 триллиона долларов, а затем Джо Байден представил еще один масштабный план развития инфраструктуры объемом в 2,3 триллиона. В результате базовая инфляция в США в апреле выросла на 0,9 процента и установила рекорд последних сорока лет, а в годовом выражении она составила три процента. Как итог, инфляционные ожидания в США на горизонте десяти лет приблизились к 2,6 процента – самому высокому уровню с 2012 года.

По оценке Moody’s, население по всему миру за время пандемии накопило 5,4 триллиона долларов, что эквивалентно шести процентам ВВП. По мере снятия карантинных ограничений народ начнет тратить эти деньги, разгоняя цены на товары и услуги. На этом фоне центральные банки развитых стран могут свернуть мягкую монетарную политику и начать быстро повышать ставки.

Ожидается, что инфляцию ускорит сырьевое ралли. Кукуруза, пшеница, соевые бобы, растительные масла – вот лишь небольшой перечень сельхозтоваров, цены на которые значительно выросли с начала года. Причины удорожания были разные: соевое масло выросло в цене из-за дефицита рабочей силы в Индонезии и Малазии и планов США вдвое сократить выбросы углекислого газа; цены на кукурузу достигли максимума с 2013 года из-за засухи в Бразилии, а это, в свою очередь, разогнало цены на пшеницу. Медь растет за счет перехода промышленности на возобновляемые источники энергии и электромобили. А пиломатериалы подорожали из-за того, что люди во время локдаунов увлеклись ремонтом и строительством, при этом поставки древесины из Канады упали (сказалась атака паразитов).

Спрос потихоньку восстанавливается, но сократившееся в прошлом году производство за ним пока не поспевает. Плюс ко всему рост стоимости сырьевых товаров разгоняет инфляцию. Впрочем, по прогнозам специалистов банка, резкий скачок цен на сырьевые товары на некоторых рынках уже почти сошел на нет, поэтому уже к концу года темпы роста замедлятся.

ФОКУС НА ИНФРАСТРУКТУРУ

Что в таких условиях делать России? Для отечественных компаний инфляция и рост ставок означают удорожание производства, а потому для банковского сектора последствия будут неоднозначны. С одной стороны, повышенные ставки поддерживают процентную маржу (в первом квартале этого года банки уже показали рекордные прибыли). Но с другой, есть риск снижения качества кредитов: могут возникнуть просрочки платежей.

Для стимуляции российской экономики эксперты видят два фактора. Первый – инвестирование ликвидной части Фонда национального благосостояния (на 1 мая 2021 года – 116,4 миллиарда долларов). В таком случае к началу 2022-го ликвидная часть ФНБ может значительно превысить семь процентов ВВП. По прогнозам, на инфраструктурные инвестиции можно будет направить 28 миллиардов долларов.

Второй фактор – возврат к реализации нацпроектов, причем с фокусом на развитии инфраструктуры. Это, уверены специалисты, окажет более ощутимую поддержку экономике, чем адресная поддержка населению: вырастет занятость граждан, компании вовлекутся в проекты в качестве подрядчиков.

Росту способствует также то, что политика Центробанка стала более прогнозируемой за счет ослабления зависимости российской экономики от цен на нефть; что пенсионная реформа обеспечила прирост трудоспособного населения до середины 2030-х годов; что правительство уже запланировало семидесятипроцентный (к уровню 2020 года) рост реальных вложений.

СИНИЦА В РУКАХ – «ЛЕБЕДЬ» В НЕБЕ

К рискам для российской экономики эксперты отнесли резкое сокращение спроса на углеводороды и уголь, вызванное технологическими прорывами, санкции, задержки с реализацией нацпроектов, а также «черных лебедей» – то есть трудно прогнозируемые события – мировой экономики.

Переход на альтернативную энергию как путь борьбы с глобальным потеплением не остановить. Но Россия, уверены специалисты, может подготовить рыночные механизмы снижения рисков экспортеров и потерь бюджета. Так, Сбербанк создает необходимую инфраструктуру и расширяет перечень инструментов, включая европейский контракт на углеродный сертификат, чтобы предложить клиентам новые продукты хеджирования (страхования рисков).

За последние три года банк нарастил долю кредитов юрлицам по плавающей ставке с пяти до сорока процентов, при этом почти половина из них захеджирована, и современные набор производственных финансовых инструментов ограничивают колебания ставки при любом сценарии. А это, в свою очередь, повышает устойчивость всей финансовой системы. Существенная часть рисков ушла посредством сделок с международными финансовыми организациями – глобальными инвестфондами и банками.

Интересное