Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-4°
Boom metrics
Общество2 марта 2022 10:24

Бывший военный врач рассказал, как стресс от новостей помогает бороться с эпидемией коронавируса

Рассказываем, действительно ли наш организм в последние дни перешел в «мобилизационный режим», и получится ли «иммунизироваться» через просмотр тревожных новостей
Сергей ВОЛЧКОВ
Сергей ВОЛЧКОВ
У других медиков к такой теории возникли вопросы.

У других медиков к такой теории возникли вопросы.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Колоссальный уровень стресса, который если не все, то уж точно многие россияне испытывают в последние несколько дней из-за событий в Украине и санкций Запада, может иметь как минимум одно положительное свойство. Из-за того, что в кровь выплескиваются особые «стрессовые» гормоны, организм человека становится более устойчивым к заражению разными болезнями – и в том числе COVID-19. Об этом «Комсомольской правде» рассказал бывший военный врач, член Общественного совета при губернаторе Санкт-Петербурга Александр Абдин.

ВСПЛЕСК, ПОТОМ СПАД

По словам Абдина, феномен, о котором идет речь, известен полевым докторам как минимум со времен Второй мировой. Специального «медицинского» названия он не имеет, а в обиходе обозначается просто: «на войне насморков нет».

- Кортизол, который усиленно вырабатывается в человеческом организме во время каких-то серьезных стрессовых ситуаций – это наш естественный, скажем так, «гормон мобилизации», - объясняет медик. – Он переводит все наши внутренние системы в высокий тонус. И в том числе – стимулирует иммунитет.

По словам специалистов, резкое снижение количества заболевших связано с естественным развитием эпидемической ситуации.

По словам специалистов, резкое снижение количества заболевших связано с естественным развитием эпидемической ситуации.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Проявляется эта «стимуляция», отмечает Александр Абдин, у всех по-разному. Кто-то не заболевает в принципе, кто-то получает легкую или вовсе бессимптомную форму там, где в обычных условиях мог бы получить как минимум среднетяжелую. Кто-то, все-таки заразившись, быстрее идет на поправку.

Другой вопрос – как долго все это продлится. Чисто технически – ни один механизм в мире не способен постоянно, в течение долгого времени, работать «на максимальных оборотах». Однако и тут есть нюансы.

- Посмотрите на поколение бэби-бумеров – людей, родившихся с 1943 по 1962 годы, - объясняет медик. – Они годами испытывали высокие психоэмоциональные и физические нагрузки, ничего не знали про правильное питание и так далее. И, тем не менее, бэби-бумеры считаются поколением долгожителей. Что касается следующих поколений – в том числе современной молодежи – я не думаю, что эффект тут будет как-то сильно отличаться. Потому что физиологически мы все те же люди, что были и двадцать и пятьдесят и сто пятьдесят лет назад.

Впрочем, риск того, что «внутреннего заряда» не у всех хватит на долгое время, все же сохраняется. Равно как и сохраняется опасность того, что, исчерпав все резервы, человеческий организм станет, напротив, более уязвимым для инфекций – в том числе и для COVID-19. Однако для этого, по словам Александра Абдина, нужен не просто высокий, но и длительный стресс – как минимум несколько месяцев, а то и лет.

Полевым медикам, убежден Александр Абдин, такая способность человеческого орагнизма известна на протяжении уже как минимум нескольких десятилетий.

Полевым медикам, убежден Александр Абдин, такая способность человеческого орагнизма известна на протяжении уже как минимум нескольких десятилетий.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

МНЕНИЕ «ПРОТИВ»

Впрочем, с таким взглядом на связь стрессов и предрасположенности к болезням согласны не все.

- Существует так называемая теория стресса канадского патолога и эндокринолога Ганса Селье, - рассказывает специалист по вирусным инфекциям, научный сотрудник Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени Павлова Оксаны Станевич. – И в соответствии с ней, при длительном стрессе – более двух недель – наоборот, наступает истощение иммунной системы, и способность человеческого организма противостоять тем же инфекционным заболеваниям снижается. Это связано с большой нагрузкой на надпочечники, а в связке с ними – и на другие наши органы и системы.

По словам Оксаны Станевич, можно было бы предположить, что речь идет не о долгосрочном, а о краткосрочном стрессе, но эта теория, увы, также не имеет под собой никаких научных доказательств.

- К слову, гидрокортизон и преднизолон – это искусственные аналоги стрессовых гормонов человека – используются в лечении больных COVID-19, но не для стимуляции, а для подавления иммунной системы, - констатирует медик. – Чтобы не возникло цитокинового шторма. Так что, скорее всего, мы имеем дело с естественным развитием эпидемии – много людей переболело, иммунизировалось, а потому заболеваемость пошла на спад.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ: