Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+26°
Boom metrics
Звезды27 мая 2022 15:46

Сергей Боярский: «Отцу достаточно было просто посмотреть, чтобы у меня начали трястись коленки»

Депутат и сын бессмертного Д'Артаньяна из «Трех мушкетеров» стал гостем радио «Комсомольская правда в Санкт-Петербурге» (92,0 FM)
Депутат Сергей Боярский поделился воспоминаниями о своем детстве и сходках двор на двор

Депутат Сергей Боярский поделился воспоминаниями о своем детстве и сходках двор на двор

Фото: Артем КИЛЬКИН

Весь день в пятницу, 27 мая, на радио «Комсомольская правда в Санкт-Петербурге» (92,0 FM) продолжается большой марафон, посвященный дню рождения Северной столицы. На протяжении семи с лишним часов, с 13:03 до 20:46 известные писатели, историки и другие видные люди города рассказывают о его прошлом и будущем и делятся трогательными историями из детства. Одним из таких стал депутат Государственной думы Сергей Боярский – сын того самого знаменитого Михаила Боярского, бессмертного Дартаньяна из «Трех мушкетеров». Помимо прочего политик поделился со слушателями воспоминаниями о своем ленинградском детстве.

- Мы жили на набережной реки Мойки, так что все те дворы, крыши, Дом ленинградской торговли даже – все это мое, - рассказали Сергей Боярский. – Причем, кстати, за мной очень тщательно следили родители. И выработали во мне какое-то невероятное чувство пунктуальности. Я, например, должен был отмечаться каждые полчаса. У меня были электронные часы, и даже если я опаздывал на минуту, заигравшись в соседнем дворе, ко мне применялись очень серьезные санкции.

К слову, по воспоминаниям Сергея Боярского, его воспитанием занимались в основном мама, Лариса Луппиан, и бабушки – встречали, провожали, помогали с учебой. А вот сам Михаил Сергеевич активного участия в этом не принимал.

- У папы очень яркая внешность, так что ему достаточно было просто сурово посмотреть, чтобы у меня начинали трястись коленки, - смеется наш гости. – Поэтому я старался не копить поводов, которые дали бы маме с бабушкой возможность к нему обратиться.

Впрочем, и без сурового отцовского воспитания в жизни будущего депутата хватало приключений. Так, вспоминает Сергей Боярский, в детстве он время от времени участвовал в разборках двор на двор – несмотря даже на то, что жил в приличном и спокойном центре города.

- Дело в том, что все мои друзья во дворах были вовсе не мои одноклассники, а ребята из коммуналок, самые разные, - улыбается Сергей Боярский. – Так что мы и в потасовках участвовали и дружили, конечно. Но самым страшным временем на моей памяти оказались, конечно, девяностые. Я тогда уже достаточно подрос, чтобы передвигаться самостоятельно, и регулярно ездил к репетиторам – и в Купчино и в Красногвардейский район. Так что картина этого переходного Ленинграда-Петербурга мне очень хорошо известна и понятна. Кроме того, когда я повзрослел, и у меня появилась собственная семья, я двенадцать лет жил на «Проспекте большевиков» на улице Чудновского. Двенадцать лет в спальном районе, в панельном доме 137-й серии, со всеми наркоманами и перерытыми окрестностями. Даже сейчас я, проезжая мимо, испытываю какую-то легкую ностальгию. Хотя там, конечно, все уже давно изменилось.

Кроме того, в детстве, по словам Сергея Боярского, он ходил в музыкальную школу. Но не закончил – причем во многом по настоянию родителей.

- Они сказали: «ситуация в стране выглядит так, что пианисты вряд ли будут востребованы в следующие десять-пятнадцать лет, - вспоминает депутат. – Так что тебе, Сергей, кроме фортепиано неплохо бы подучить русский, математику – для того, чтобы иметь выбор вуза, в который ты потом захочешь поступать». Так все и сложилось.