Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-2°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
27 сентября 2022 12:23

Юлия Барановская о поездке в Донбасс: «В отделении больницы полно раненных детей, даже мужчины от их вида плачут!»

Телеведущая рассказала «КП», как пережила обстрел, почему плачет после командировок и о чем ее просят жители Донбасса
Юлия Барановская откровенно рассказала, что заставляет ее плакать во время командировок

Юлия Барановская откровенно рассказала, что заставляет ее плакать во время командировок

Новость о том, что телеведущая Юлия Барановская отправилась в Донбасс, да еще и успела там попасть под обстрел, поразила многих. Приехав туда впервые, ведущая настолько прониклась историями местных жительниц, что уже скоро в сети появился проект «Женщины Донбасса», где Барановская собирает трогательные и пугающие истории местных жительниц. Среди вышедших сюжетов есть рассказ пенсионерки Анны Орловой, которая почти три года провела в плену ВСУ. Есть и история 17-летней Лизы, в один день ставшей сиротой и вынужденной самостоятельно воспитывать младших братьев и сестер. О своих поездках в зону боевых действий Барановская рассказала «КП-Петербург».

Барановская снимает проект, посвященный женщинам Донбасса ФОТО: предоставлено "КП-Петербург"

Барановская снимает проект, посвященный женщинам Донбасса ФОТО: предоставлено "КП-Петербург"

- Как появилась идея отправиться в Донбасс? Были сомнения?

- Сомнений не было, я с самого начала знала, что все равно туда поеду. Единственное, путь оказался чуть более долгим, потому что сначала мы снимали беженцев в России. Только в апреле поехали в Донбасс.

- Как к этому решению отнеслись родные?

- Дети знают, если мама что-то решила, то переубедить ее сложно. Они переживают, но поддерживают, спрашивают, как дела, все время пишут сообщения. Радуются, когда возвращаюсь, а потом с тревогой спрашивают, когда поеду обратно?

- Как вы объясняли детям, ради чего уезжаете из дома?

- Они мой посыл главный знают, я приезжаю туда ради людей. Лишних вопросов не задают, только спрашивают, как помочь.

Пока я там нахожусь, возникают часто ситуации, где нужно что-то срочно купить и передать с водителем. Сейчас вот нужно было двоих деток в школу собрать и одеть полностью, потому что у них сгорело абсолютно все, а школа на носу. И вот моя няня вместе с детьми покупала им вещи, а потом и отправляла. Зато успели к школе. И детям из Донбасса приятно, которые эту посылку ждали, и мне приятно, что успели.

Саму Барановскую дома ждут дети, которые поддерживают маму ФОТО: предоставлено "КП-Петербург"

Саму Барановскую дома ждут дети, которые поддерживают маму ФОТО: предоставлено "КП-Петербург"

- Бывает ли сложной дорога из Москвы в Донбасс?

- Мы ездим на машине, потому что это позволяет легче планировать время, не нужно подстраиваться под расписание поездов. Я спокойно сплю в машине, поэтому кладу подушку под голову, а просыпаюсь уже на границе. Мы когда первый раз границу пересекали, то пограничники моим ребятам из съемочной группы говорят: «Слушайте, ну ладно вы едете, а эту-то куда тащите?». Мои им отвечают: «Это не мы ее тащим, а она нас». Я ребятам очень благодарна, эти поездки сделали нас близкими и родными людьми.

- Есть ли какая-то картинка, которая стоит перед глазами во время воспоминаний об этих командировках?

- Очень сложно что-то выделить, я помню каждого человека и каждую ситуацию. Одно из сильнейших, первых впечатлений – это Травматологический центр в Донецке. Он не строился с задумкой, что там будут раненые. Но в 2014 году все изменилось, пришлось учиться. Когда мы туда приехали, там было целое отделение раненых детей. Это очень страшно. Практически сразу мы выпустили сюжет, от которого даже мужчины плакали. И одно из самых сильных воспоминаний - очереди за хлебом и водой на освобождённых территориях.

Я пообщалась с огромным количеством местных жителей, какие-то истории трогают ужасно. Рассказывают, например, что кто-то из дома бежал в бомбоубежище, в подвал и захватил с собой сливки порционные. Это стало чудом и спасением для шестимесячного малыша. Эти 10 грамм разбавляли технической водой и кормили ребенка.

Больше всего ведущую тронули детки, находящиеся в госпитале ФОТО: предоставлено "КП-Петербург"

Больше всего ведущую тронули детки, находящиеся в госпитале ФОТО: предоставлено "КП-Петербург"

- Как местные жители реагируют на ваш приезд?

- С негативом, слава богу, я никогда не сталкивалась. Кто-то просит о помощи, кто-то благодарит, кто-то и вовсе переживает за меня: «Вы что, Юля, куда вы едете? У вас у самой дети».

Один раз была история: мы приехали снимать небольшой волонтерский центр, который организовали местные жители. Они базировались тогда в школе, а в детском саду напротив на тот момент жили люди, у которых все сгорело. Там была женщина, у которой была дочь с тяжелой инвалидностью. Сама она не может ходить. Тогда как раз были жаркие дни, а ей даже свежим воздухом не подышать, потому что просто нет коляски инвалидной. И вот, мама этой девушки очень холодно с нами разговаривала. Я стала спрашивать, что ей нужно. Она отвечала, что ничего. На следующий день я привезла ей коляску и все необходимое. Она расплакалась. И было видно, как через слезы выходила боль. Ты стоишь и думаешь, какое же это счастье, что человеку полегчало. Она поняла, что не одна, что о ней смогут позаботиться.

- Когда приезжаете домой, становится ли легче? Получается ли отпустить мысли о происходящем в Донбассе?

- Эти мысли не отпустят уже никогда, они стали частью меня. Все время на подкорке сидят. 1 сентября у моей дочери Яны в школе был фейерверк, а я отошла налить чай и стояла к нему спиной. Для меня это было неожиданностью, испугалась. Тяжеловато мне этот фейерверк дался, честно скажу. Хорошо дочери рядом не было.

У многих из героев проекта не осталось даже крыши над головой ФОТО: предоставлено "КП-Петербург"

У многих из героев проекта не осталось даже крыши над головой ФОТО: предоставлено "КП-Петербург"

Возвращаешься домой, начинаешь жить привычной жизнью. Но, все равно, подходишь к крану и мысль в голове: «А есть вода или нет?». Видимо, это уже рефлекс. За неделю пребывания на Донбассе перестраиваешься, для местных жителей льющаяся вода из крана - забытая роскошь.

- Почему в своих сюжетах вы решили сконцентрироваться именно на женщинах Донбасса?

- Они настоящие героини. Они все очень разные, нет одного типажа. У них такие разные истории и судьбы. Это может быть женщина-руководитель, или военный фельдшер или совсем юная девочка, что потеряла всю семью, но внутри они все одинаково сильные. Поэтому в проекте абсолютно разные женщины, многие из них, скорее всего, никогда в жизни не пересекутся, но у них, на самом деле, есть много общего.

Огромная нагрузка ложится на женщин, когда мужчины уходят сражаться. Сейчас снимаем удивительную историю двух девчонок - Инны и Нади, от которой мне пришлось долго отходить. На момент съемок прошло около недели с того дня, когда в одну минуту они обе потеряли своих мужей. Мужчины погибли вместе, можно сказать, держась за руки, так и лежали рядом под завалом. Они были волонтерами, кормили людей, устраивали праздники. Девчонки поняли, что им нужно продолжать дело своих мужей. Теперь они ездят по тем же адресам.

- Приходилось ли вам плакать вместе со своими героинями?

- Плакать… Приходилось. Я не могу эмоционально выключиться. Особенно сильно накатывает к вечеру. В какой-то момент я понимаю, что все, что нужна тишина. Я человек, который вообще не может без общения, но все равно понимаю, что хочется уже говорить про ежиков и белочек, а желательно вообще молчать. Несколько минут в тишине помогают собраться с силами. Спасает и юмор, не зря военные так много шутят. Это способ перезагрузиться. Потом утром просыпаешься и кажется, что все уже нормально.

Юлия Барановская оказывает не только моральную, но и материальную поддержку местным жителям ФОТО: предоставлено "КП-Петербург"

Юлия Барановская оказывает не только моральную, но и материальную поддержку местным жителям ФОТО: предоставлено "КП-Петербург"

- Во что верят эти женщины, многие из которых потеряли все, чем дорожили?

- Верят, что жизнь мирная вернется, что все наладится. Очень сильно верят. Из них даже просьбы о помощи вытянуть очень сложно. Спрашиваешь: «А чего вы хотите?». Ответ: «Мирного неба над головой». Все говорят одно и то же, чтобы все закончилось, чтобы был мир.

Когда это озвучивается, я стараюсь перевести все в материальное русло. Бывает сложно. Женщины военнослужащие просят не для себя, а для своего подразделения. Да там все просят для кого-то.

- Вы сами попали под обстрел. Как это произошло?

- Страшнее всего было ночью в Донецке. 5 утра, я одна в номере. Это больше всего напугало, потому что когда ты с ребятами военными, то все равно спокойнее, даже на передовой. Они всегда чётко говорят, что делать, а тут ты просыпаешься от грохота, и не понимаешь, что куда бежать и как быть. Страшно.

Я скатилась с кровати, накрылась одеялом, чтобы в случае чего о стекла выбитые не пораниться. Второй раз бабахнуло сильно. Слышу, что шум в коридоре. Вышла, в пижаме, схватив сумку с документами, а там уже мои все стоят. И мы пошли вниз в подвал. Военных нет рядом, а ты не владеешь ситуацией. Минут 40 мы просидели в подвале, к счастью, все обошлось.

КОНКРЕТНО

Командировки Юлии Барановской на освобожденные территории переросли в проект «Женщины Донбасса». На официальном его сайте можно не только познакомиться с героинями сюжетов и их историями, но и при желании оказать помощь, в которой те нуждаются.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Юлия Барановская высказалась о смене пола среди детей звезд: "Это проблемы Запада. У нас и своих хватает"

Юлия Барановская одной фразой уколола Андрея Аршавина (подробнее)

Семь лет без Аршавина: как Барановская стала богаче экс-мужа и устроила личную жизнь

Телеведущая второй год провоцирует поклонников поцелуями с солистом «Иванушек» (подробнее)