Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+22°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
30 октября 2023 8:39

Виктор Сухоруков: «Идиоты, кто ищет в «Брате» политику»

Народный артист рассказал о карьере в Голливуде, новом фильме и как продавал «Комсомолку» у метро
Актер вспомнил, как продавал в Петербурге газету "Комсомольская правда".

Актер вспомнил, как продавал в Петербурге газету "Комсомольская правда".

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА. Перейти в Фотобанк КП

- Дружу с «Комсомолкой» еще с Питера! – не дожидаясь наших вопросов, выдает Виктор Сухоруков, который приехал в Петербурге на презентацию фильма «Пять процентов» Дмитрия Светозарова (снимал «Улицы разбитых фонарей», «Агент национальной безопасности», «Преступление и наказание», - примеч.Авт.). - Я даже вашу газету продавал на Петроградке, около метро. Помню, был в оранжевом фартуке, в кепке. Хочу вспомнить добрым словом Владимира Сунгоркина. Во – мужик! Помню, привели меня к вам. Стоим у секретаря, шумим, болтаем. Вдруг распахивается дверь, выходит Сунгоркин и говорит: «Что тут за бардак устроили!» Увидел меня: «О, какие у нас гости!» Молча, забежал в кабинет и выходит с бутылкой коньяка. А уже вина не пьет Гертруда. Царство ему небесное. Какой был дядька!

Презентация картины прошла в любимом кинотеатре Сухорукова - "Авроре".

Презентация картины прошла в любимом кинотеатре Сухорукова - "Авроре".

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА. Перейти в Фотобанк КП

- В «Пяти процентах» вы играете с Юрием Стояновым. Вы дружите со студенчества, а на одной площадке оказались впервые?

- Помню, Юра Стоянов на первый курс пришел в черном костюме, с гитарой, пшеничные волосы, как батончик шоколадный. Мы прошли студенческие годы, подружились. В девяностые он был на такой пенистой волне праздника, славы, признания благодаря передаче «Городок». У меня тоже дела шли неплохо, но были моменты, когда наступали экономические кризисы. И Юрка подхватывала меня, давал возможность подзаработать. И так мы по жизни идем, не рядом, не употребляя горячительные, поодаль, но друзьями. И вот он звонит и говорит: есть сценарий у Дмитрий Светозаров. А это – уникальный петербургский режиссер. Я сразу наворчу: удивляюсь, когда такие режиссеры - да, повзрослевшие - просят немножко денег на свою новую историю, не могут их найти. Это стыдно, больно, печально. Этих людей надо поддерживать. Поколение Светозаровых должны работать! У нас океан молоди - шпана, хулиганы. Я без злобы это говорю. Но обидно, что у нас так развито кинопроизводство, его столько снимают. Но это поколение Светозаровых как-то немножко в стороне. Его унижать не хорошо. Неловко. Но я о Юрии Стоянове говорил. И он мне звонит: есть сценарий, если ты подключишься, я сыграю, без тебя не хочу. Это его слова! Чего мне кокетничать, я уже тоже старый. Мне вот-вот будет семьдесят два. Мне прислали сценарий, прочитал в один присест. Нарядился и записал видеообращение на питчинг. «Уважаемые, дорогие, будьте любезны, просим, умоляем…» Это было позапрошлым летом. Не дали... Проходит год. Звонит Дмитрий Светозаров, мы снова подаем заявку. Я думаю, что это за комиссия? Да знаю их, свои же сидят. И думают, как бы нам взять, заполучить. И я их всех понимаю. Но тут меня досада взяла. Я был на даче, помылся, побрился, надел рубашку. И опять: уважаемая процедурная комиссия, обращаюсь к вам, народный артист России Виктор Сухоруков, ну дайте денег, от вас зависит встреча с моим однокурсником! Не пожалеете! И деньги соберем, и публику приманим. Они увидели наш напор, мою наглость, наверное. И все случилось.

В фильме Виктор играет со своим давним другом - актером Юрием Стояновым.

В фильме Виктор играет со своим давним другом - актером Юрием Стояновым.

Фото: кадр из фильма.

- Так как вам работалось?

- Юра меня удивлял, он поражал меня в процессе. Я сделал для себя открытие. Он лидер на площадке, он дерзок, он бунтарь, он спорщик, он кокетка, он силен, он трудяга. А я думаю про себя: «Господи, как же он резко сказал, или дерзко ответил. А почему он этого послал? Поделикатнее надо». А потом понял, он имеет право так себя вести, потому что он приходит на площадку, и он - зубр, он - тигр, он - лев в одном лице. Работает на полную катушку, как будто бы сейчас закончит и помрет. А помирать нельзя, надо работать. Я испытал катарсис во время общения с ним на площадке. А самое главное, мы осчастливились этой встречей. У нас не было никаких споров, конфликтов, мы понимали другу друга. На съемках я нырнул в эпоху советского кинематографа. Ленфильм, павильоны, декорации, при всех технологиях, при всех компьютерных графиках. Я был в каком-то аттракционе смешения времен, как будто оказался в советском времени, где был автомат с газировкой, эскимо, автомобиль «Москвич». Запах пыли на декорациях, реквизита. Я фильма не видел, но по маленьким отрывкам я слышу то время. Чувствую атмосферу. Думаю, публике это все будет любопытно. А понравится – не понравится, посмотрим. И я очень рад, что премьера фильма состоялась в петербургском кинотеатре «Аврора». Это мой любимый кинотеатр, старинный благородный. Говорю так не потому, что он меня приютил и устраивает кинопраздники, здесь все подчинено тому, чтобы человек сел в зал и посмотрел хорошее кино в хорошей атмосфере.

- У вас есть объяснение тому, откуда в последнее время поднялась такая волна интереса к фильмам «Брат» и «Брат 2»?

- Хорошее слово «волна». И она была не одна. Уже третье поколение вспоминает фильм «Брат». Меня удивляет, что наряду с ним много других очень сильных фильмов, а такой популярности у них нет. Я счастлив от того, что у меня нет ответа на это чудо. Это феноменальное отношение к фильму. Правда, получаю награду уже, можно сказать, за двоих. Раньше Сереже Бодрову доставалась основная часть восторга и благодарности. Но, так как он ушел, все перешло к «старшему брату». Я незаслуженно получаю внимание и благодарность за эти фильмы. Я никогда не ожидал, что случится в моей биографии такая картина. Знал, что Балабанов гений. Еще на первой картине «Счастливые дни», в которой я сыграл главную роль, понял, это уникальный режиссер. Почему? Я настолько к нему привык и привязался на съемках, что не понимал, как дальше жить без него буду? Что я буду без этого режиссера делать? Нет, я хочу дальше с ним идти! Хотя он очень был непростой, трудный режиссер. Не умеющий работать с актерами. Требующий пунктуальности, точности. Он не позволял никаких отклонений от сценария. И, тем не менее, я так к нему привык через эту муку творчества. То, что сегодня происходит с «Братом», для меня это чудо. И вы не ищите ответа, не анализируйте. У меня есть одна версия. Когда про героя Бодрова говорят «герой – антигерой, пассионарий – субпассионарий». Они одного не учитывают. Это не человек. Он образ эпохи. Его надо рассматривать не через голливудские аналогии, не через идеологию, ни через политику. Идиоты, кто усматривают в фильме какую-то политику. Это время. И я докажу.

- Как?

- Однажды я приехал к Леше на день рождения и предложил снять «Брат-3». А он мне сказал: я не знаю нынешнего времени, поэтому я не буду сочинять продолжение. Он ведь хотел сделать третий фильм. Первый фильм «Брат». Второй – в Москве. А третий - в Америке. И уже тогда он понял: много, размазано, тесто. И он спрессовал время - Москва и Америка в одном фильме. И он мне сам признался, что не будет продолжения. Какой честный, правильный ответ на ваш вопрос феномена. Вообще, первый «Брат» словно нарисованный на обоях коммуналок Ленинграда. Его можно показывать, как учебник истории девяностых. Там все реальное, там нет декораций, там нет бижутерии, ботокса, латекса, нет обмана, даже в натуре, не только в игре людей. Даже трусы сатиновые в финале у меня сестра сшила, потому что денег не было.

Сухоруков играет в комедии Светозарова художника.

Сухоруков играет в комедии Светозарова художника.

Фото: кадр из фильма.

- Как вы расстаетесь со своими персонажами?

- Кто вам сказал, что персонажи остаются с нами? Если человек сыграл роль, и остался в ней, везите его в больницу. Я же к этому подхожу, считываю, заучиваю, погружаюсь в жесты, в манеры, в паузы. Но это все искусственное. И талант в том, чтобы это искусственное превратить в свою кровеносную систему. Мы играем. Отыграл, шляпу надел и пошел дальше.

- Ваш герой фильма «Брат-2» в конце фильма кричит «Я остаюсь». Имеется в виду в Америке. А у вас таких мыслей не было, покорять Голливуд?

- А что Голливуд – это Эверест? Да, мощно, материально оснащенная с мировым рынком база. Не более. Звали. Но нет, друзья, это заблуждение. Может быть, там деньги другие, слава помировей. И то, не у всех. Мы знаем популярных актеров американских, но вы посмотрите, сколько их там носится. Их там миллионы. Я свой Голливуд давно-давно завоевал. Перед вами сидит орденоносный, народный артист. Относитесь к этому иронично, но это же правда.

- В вас столько энергии, вы столько работаете, а как вы отдыхаете?

- Я сейчас мало работаю, мало снимаюсь, из театра ушел. Я вольный пенсионер. Я люблю огород, кусты, копаться в земле. Люблю путешествовать. Сегодня, правда, не пускают. Только окольными путями. И я сказал себе, никуда не поеду, пропадите вы пропадом. Чтобы я ехал с добром, с благодарностью, с деньгами в гости. А мне говорят, нет, ты давай через забор лезь, подкоп делай к нам через Турцию. Нет, ребята, так не пойдет. Вы меня оскорбляете. Буду сидеть дома. Велика Россия, на самолете летишь, пять раз выспишься.

В широкий прокат картина выходит 2 ноября.

СПРАВКА «КП»

О чем фильм

«Пять процентов» - это история о пожилом художнике (Юрий Стоянов), который выдает чужие картины за свои. На него сыпется слава и деньги. Но те, кто знает об обмане, требуют с него откат. В итоге, бедолаге достается головная боль и всего 5 процентов от богатства. Виктор Сухоруков играет художника, который действительно нарисовал эти шедевры, но решил умолчать, чтобы продать их подороже на волне популярности.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Вот это голос! Певцы и певицы, которые поражали свои вокалом (подробнее)