Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+10°
Boom metrics
Происшествия23 ноября 2023 15:08

Губа размером с чебурек и незакрывающийся рот: Изуродованные в клинике пластической хирургии в Петербурге показали свои фото до и после операций

Родные погибшей после пластики в Петербурге требуют реального срока для главврача клиники
Пострадавшие от рук пластических хирургов, объявили клинике войну.

Пострадавшие от рук пластических хирургов, объявили клинике войну.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Смерть 47-летней Анны Федоровой в элитной клинике пластической хирургии в закрытом ЖК на Васильевском острове шокировала Петербург. Женщина пришла к медикам, чтобы подтянуть подбородок. Но ее уговорили провести еще десяток других медицинских манипуляций. В результате организм не выдержал нагрузки, на операционном столе ей стало плохо, женщину срочно перевели в клинику МЧС, но спасти не смогли. Родные умершей решили наказать медиков и начали собственное расследование. Они нашли других пострадавших, которые рассказали похожую историю: пришли за одной процедурой, а в итоге сделали несколько операций, изуродовав лицо. «Комсомолка» поговорила с пострадавшими и узнала, что еще предъявляют руководству медцентра.

«У сотрудников был шухер»

37-летняя Екатерина (имя изменено) работала в танцевальном шоу в Лас-Вегасе в США. Она обратилась в клинику в августе 2021 года. Делать операцию России решила из-за разницы в цене - в Америке эти процедуры в 20 раз дороже.

- Два года я мечтала увеличить верхнюю губу. Искала клинику по отзывам, определилась с врачом, но она ушла в декрет, - рассказала девушка. - Я могла бы и подождать, но меня убедили сменить доктора. Все общение было заочным, я живу на другом континенте, поэтому прилетела в Петербург только за три недели до операции. За это время меня ни разу не пригласили на очную консультацию. Говорили, что в день операции все обговорим.

Екатерина уточняет, что накануне дня икс медсестра три раза не могла взять анализ из вены – кровь сворачивалась, как будто организм подсказывал, что лучше отказаться от вмешательства.

- Я не медик, и доверяла специалистам, - вздыхает пациентка. - В день операции я проснулась прыщом в том месте, где должны резать. Я написала в клинику, но мне сказали, что все нормально. Уже сейчас я вижу, что как раз в этом месте ткани друг к другу не приросли, и лоскут кожи отстает. А кончики губы не симметричны.

То, что было после операции, девушка вспоминает как страшный сон.

- Я очнулась в палате и почти сразу во рту разошлись швы. Я вся была в крови. Губа стала размером с чебурек. Врач распустила и вытащила эти швы. За два года меня ни разу не спросили, а как срослись эти внутренние разрезы? У меня был такой шок, что я готова была орать в процедурном. Губа стала фиолетовой, лицо страшно отекло, изо рта текла кровь примерно неделю. Из-за увеличенного объема ткани не могли срастаться. Мне назначили установку пиявок. Из отверстий от укусов кровь текла по восемь часов. Мои вопросы персоналу, нормально ли это, остались без ответа. Только одна сотрудница сказала, что такое бывает один раз в пару лет. Меня каждый день фотографировали. Я знаю, что в чате сотрудников был шухер по поводу моей ситуации.

После операции Екатерина лишилась работы в танцевальном шоу в Лас-Вегасе. Фото: предоставлено "КП" героем публикации.

После операции Екатерина лишилась работы в танцевальном шоу в Лас-Вегасе. Фото: предоставлено "КП" героем публикации.

Пациентка рассказывает, что после процедур красоты, у нее началась депрессия. Новая губа доставляет женщине боль: слизистая вывернута и постоянно сохнет. Губа стала как «растянутая тряпка», Екатерине сложно есть, пить, говорить и улыбаться.

- Когда я написала врачам о том, что лежала в остром отделении, ходила на специальные группы в клинику ментального здоровья, принимаю антидепрессанты и еженедельно посещаю специалиста, чтобы не наложить на себя руки, мне посоветовали сменить тон, в ином случае на меня подадут в суд за вымогательства. Теперь я лишилась работы и почти не выхожу из дома.

«Мне сменили национальность»

Юлия пришла в клинику, чтобы сделать блефаропластику – подтяжку глаз, но после общения с врачами, ее уговорили на увеличение губ, липосакцию и другие операции на миллион рублей.

- У меня была раскрученная страница в соцсети, и мы договорились половину суммы закрыть рекламой. Я должна была рассказывать о результатах операций и сняться в трех фильмах для клиники. До операции у меня была широкая улыбка, меня даже фотографировали для рекламы стоматологии. А сейчас рот не закрывается, а лицо так изменилось, что как будто я сменила национальность.

Проблемы появились вскоре после операции, отеки долго не сходили, Юлии не нравилось ее новое лицо, и она это говорила врачам во время рекламных съемок.

- Проходит шесть месяцев, восемь, лучше не становится, я трачу баснословные деньги на реабилитацию, в том числе в этой же клинике. В какой-то момент я просто перестала туда ходить, чтобы не тратить нервы. Каждый раз меня убеждали, что у меня не в порядке с головой, что проблема только во мне, и это я одна такая, у кого не получилось.

До операции (слева) Юлия была лицом стоматологической клиники, сразу после (в центре) лицо был в отеках, а сейчас (справа), ей как будто сменили национальность. Фото: предоставлено "КП" героем публикации.

До операции (слева) Юлия была лицом стоматологической клиники, сразу после (в центре) лицо был в отеках, а сейчас (справа), ей как будто сменили национальность. Фото: предоставлено "КП" героем публикации.

Девушка просила клинику вернуть выплаченные ей полмиллиона. На эти деньги Юлия планировала найти другого врача, чтобы попытаться все исправить. Но договориться не удалось. Клиника сама подала в суд на пациентку, требуя 470 тысяч. В эту сумму изначально были оценены рекламные услуги. После этого петербурженка объявила клинике войну, начала выкладывать свои фото до и после, рассказывать о случившемся в группах в соцсетях, посвященных пластическим операциям.

- Я залезла в долги, чтобы сделать все эти операции. Теперь снова беру в долг, чтобы оплачивать юриста, экспертизу, которая докажет, что нынешнее мое лицо – это увечье. В какой-то момент я поняла, что мне терять нечего. У меня отобрали все: здоровье, внешность, деньги. Поэтому я обо всем рассказываю и все показываю.

Семилетний сын погибшей пишет маме в мессенджер

Семья Анны Федоровой тяжело переживает потерею. Родные сплотились и намерены добиться наказания для врачей. Пока следственный комитет расследует уголовное дело по статье 238 УК РФ – «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекшим смерть человека». Семья уверена, что женщина погибла из-за нарушений, допущенных медиками.

- По закону, в медицинской организации, в структуре которой создано отделение пластической хирургии, должна быть обеспечена возможность оказания консультативной помощи врачами по профилям: «терапия», «неврология», «педиатрия», «оториноларингология», «акушерство и гинекология», «урология». Врачей таких профилей в клинике не было ни на дату выдачи лицензии, ни на дату проведения оперативных вмешательств Анне Федоровой, - сообщил адвокат семьи Владимир Смирнов. - Это может говорить о том, что лицензия на медицинскую деятельность была выдана незаконно. Анне Федоровой было проведено одновременно более 32 оперативных вмешательств, с помещением под общий наркоз более чем на 8 часов. После чего не была своевременно оказана медицинская помощь, в том числе и по причине отсутствия необходимых медицинских профилей у сотрудников клиники. Единственный результат расследования, который удовлетворит семью, это реальный срок, не менее 6 лет.

Семилетний сын умершей Анны все еще ждет маму. Фото: предоставлено "КП" героем публикации.

Семилетний сын умершей Анны все еще ждет маму. Фото: предоставлено "КП" героем публикации.

Тяжелее всех потерю Анны переживает ее семилетний сын. Как рассказали родные, он пишет матери в мессенджер.

- Мама, можно, пожалуйста, ты вернешься?

А В ЭТО ВРЕМЯ

У главврача нашли недвижимость в природном заказнике?

Адвокат семьи Владимир Смирнов подал заявление в органы в отношении руководителя клиники пластической хирургии. Юрист уверяет, что главврач могла начать незаконную стройку на особо охраняемой природной территории.

- По нашим данным, главврач в 2022 году зарегистрировала право собственности на земельные участки в селе Цмити в республике Северная Осетия-Алания. Затем на них началась стройка – возведено несколько капитальных домов. Эти участки находятся на территории государственного природного заказника федерального значения «Цейский». Здесь запрещено вести индивидуальное жилищное строительство или садоводство. Это ограничение указано даже в выписке о праве собственности на землю. Но на этих участках сейчас -достроенные коттеджи. Мы потребовали возбудить уголовное дело по статье 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия».

На участке насчитали три больших дома и шесть поменьше. Судя по всему, здесь планировали открыть горный отель. Пока объекты стоят недостроенные.

На Кавказе нашли коттеджный поселок, как считают пострадавшие, принадлежащий руководству клиники. Фото: предоставлено "КП" героем публикации.

На Кавказе нашли коттеджный поселок, как считают пострадавшие, принадлежащий руководству клиники. Фото: предоставлено "КП" героем публикации.

«Комсомолка» уже рассказывала, что после возбуждения уголовного дела клинику опечатали, но там продолжили принимать пациентов. Несколько недель после трагедии врачи приходили в офис, принимали пациентов, хотя операционная формально является местом преступления. В итоге после публикаций в клинику приехала полиция, которая закрыла ее окончательно. Мы попытались связаться с главврачом, чтобы задать вопросы об уголовном деле, а так же по другим претензиям, которые есть к клинике. Но на мобильный телефон она не ответила. В офисе после проверок полиции теперь тоже не отвечают.

МНЕНИЕ

«Анестезиолога часто не слушают»

По словам известного пластического хирурга Владимира Плахотина, чаще всего проблемы со здоровьем у пациентов пластических клиник возникают по двум причинам: недообследованность, когда пациенты приносят не все анализы, а врачи закрывают на это глаза, либо когда плохо работают анестезиологи.

- В каждом случае надо разбираться индивидуально. Как правило, это не плохо, что хирург предлагает дополнительные услуги. Пациентка приходит подтянуть веки, а врач говорит: надо еще и лоб подтянуть. И это почти в 100% правда. Как правило врач не малодушничает, он - за правильный результат, чтобы пациентка сказала: я себе нравлюсь. Все хотят минимальными затратами получить максимальный результат. Но это в 25-30 лет можно сделать маленькую подтяжку. А в 50 нужны комбинированные операции. Но, с другой стороны, они должны идти не более шести часов. Иначе возникают угрозы осложнений. Анестезиолог должен иметь вес в клинике. Но часто их затыкают: «Твое дело трубку воткнуть и молчать». Это бизнес. Еще важно, какие отношения у хирурга с клиникой. Если он не будет натягивать 5-6 лишних манипуляций, его просто выгонят. Если он работает на клинику или это его пациенты - это большая разница. Есть две схемы. Либо клиника приглашает хирурга, дает ему пациентов и платит максимум 30%. Другая схема – врач имеет своих пациентов, а клинику арендует. В этом случае 70% прибыли он забирает себе. Как женщине не оказаться в такой сложной ситуации? Мое мнение, что после 40 она должна думать не о красоте, а о здоровье. Если она здорова, то и выглядит прекрасно. Я не видел хорошо выглядящих больных женщин. Если она хорошо спит, правильно питается, ходит на фитнес, то она шикарно выглядит. А если сутками упахивается на работе, то красоту сделать не получится. В первую очередь – образ жизни, если вы на себя забили, никакой хирург не поможет.