Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
Общество9 июля 2021 18:41

«Эпидемия не закончится сразу»: Комитет по здравоохранению рассказал, что будет, когда в Петербурге сформируется коллективный иммунитет к коронавирусу

Кроме того, сам процесс может затянуться - около 300 000 вакцинированных уже нужно прививать заново
Санкт-Петербург почти на полпути к коллективному иммунитету.

Санкт-Петербург почти на полпути к коллективному иммунитету.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Петербург почти прошел половину пути до коллективного иммунитета к новому коронавирусу: в городе вакцинировалось больше миллиона человек. Цель – 2 600 000. О том, что будет, когда мы ее достигнем, остановится ли эпидемия, и вернется ли жизнь в привычное русло, в минувший четверг, 8 июля, в эфире радио «Комсомольская правда в Санкт-Петербурге» (92,0 FM) рассказал первый заместитель председателя городского комитета по здравоохранению Андрей Сарана.

Для начала поясним, откуда вообще взялась цифра в 2 600 000 человек и почему стал не актуальным ранее заявлявшийся план в 1 200 000. По словам Андрея Сараны, все дело – в методике подсчетов.

О тонкостях прививочной кампании в Петербурге "Комсомолке" рассказал первый заместитель председателя комитета по здравоохранению Андрей Сарана.

О тонкостях прививочной кампании в Петербурге "Комсомолке" рассказал первый заместитель председателя комитета по здравоохранению Андрей Сарана.

Фото: Артем КИЛЬКИН

- Когда стало ясно, что для приобретения коллективного иммунитета надо вакцинировать 60 % граждан, встал вопрос – от какого количества считать эти 60 %? – объясняет собеседник «КП». – Мы, на уровне городского оперштаба, пошли по сложному пути: взяли все население Петербурга, вычли из него переболевших, бессимптомных, а также подростков, беременных и кормящих женщин, а также тех, кто имеет противопоказания. Умножили на 0,6 – и получили 1 200 000. Федеральный оперштаб же просто вычел из всего населения детей и умножил на 0,6. У них получилось 2 600 000. И с учетом текущей ситуации это решение выглядит более объективным и оправданным.

Другое дело, отмечает Андрей Сарана, что процесс получения коллективного иммунитета может затянуться.

- Скорее всего, ни к концу лета, ни в течение осени мы его не достигнем, - констатирует первый зампредседателя. – Потому что сейчас в соответствии с рекомендациями министерства здравоохранения следует считать, что поствакцинальный иммунитет сохраняется на протяжении полугода. Соответственно, тех, кто вакцинировался более чем полгода назад, из общей статистики можно смело исключать – им уже нужно проходить повторную вакцинацию. Так что по факту мы привили не больше 1 000 000 человек, а примерно на 200 000 – 300 000 меньше.

Наконец, остается последний вопрос – что все-таки будет, когда общий процент вакцинированных перевалит за 60, а коллективный иммунитет наконец-то сформируется? Ответ простой: не будет ничего. По крайней мере первое время.

Пока что ситуация с эпидемией в Петербурге далека от идеальной. В том числе потому, что третья волна пришлась на разгар лета.

Пока что ситуация с эпидемией в Петербурге далека от идеальной. В том числе потому, что третья волна пришлась на разгар лета.

Фото: Олег ЗОЛОТО (архив)

- Нельзя сказать, что мы привьем 2 600 000-ного человека, и на следующий день эпидемия закончится, - констатирует Андрей Сарана. – По достижении коллективного иммунитета пройдет какое-то время, в течение которого мы будем смотреть, как изменяется ситуация, снижается ли общая тяжесть заболевания и так далее. И уже по итогам этого мониторинга будем принимать решение – побежден COVID-19 или нет. Насколько долгим окажется этот период, никто сейчас сказать, к сожалению, не в силах.

Впрочем, по словам Андрея Сараны, рассматривать вопрос всеобщей вакцинации и коллективного иммунитета в таком «прикладном» разрезе в принципе не стоит.

- Сейчас, к сожалению, не все понимают, зачем в принципе нужно делать прививку, - отмечает первый заместитель. – Я постараюсь объяснить совсем просто. Вирус меняется каждый раз, когда попадает в человеческий организм и покидает его. Соответственно, если организм изначально был ослаблен, и вирус там «прижился», он выходит усиленным. Попадает в еще один слабый организм – усиливается еще. И так далее. Если же организм сильный, то вирус ослабевает. Именно в этом и состоит главная задача – сделать так, чтобы каждый раз во время попадания в организм вирус встречал надежную иммунную «прослойку», был вынужден бороться с ней и слабел. Соответственно, рано или поздно при достаточном количестве людей с сильным иммунитетом он должен ослабнуть окончательно. Ослабнуть – и, что самое главное, прекратить развиваться, селекционироваться и давать новые штаммы.

С другой стороны - уже виден свет в конце тоннеля. Так, в Северной столице снизилось количество госпитализаций инфекционных больных, и выросло количество свободных коек в стационарах.

С другой стороны - уже виден свет в конце тоннеля. Так, в Северной столице снизилось количество госпитализаций инфекционных больных, и выросло количество свободных коек в стационарах.

Фото: Артем КИЛЬКИН (архив)

А вот обещать, что коронавирус нас когда-нибудь покинет – или, наоборот, что останется с нами навсегда – сейчас, увы, не может никто.

- Это зависит от огромного количества факторов, - констатирует Андрей Сарана. – Вполне возможно, он будет жить с нами, как живет, например, золотистый стафиллокок – он постоянно находится на нашей коже, но мы не ощущаем от этого никаких неудобств. В любом случае сейчас нет смысла пытаться заглянуть в будущее на отдаленную перспективу. Есть цель сегодняшнего дня – достичь коллективного иммунитета и поддерживать его. К ней мы и стремимся.