Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
Здоровье27 августа 2021 13:27

«Не знаем, где было страшнее - здесь или на войне». Откровения медиков «Ленэскпо»

В госпитале рассказали, как и чем на протяжении полутора лет жила уникальная площадка
"Один павильон "Ленэскпо" уже закрыли, второй продолжает работать".

"Один павильон "Ленэскпо" уже закрыли, второй продолжает работать".

Фото: Олег ЗОЛОТО

В Санкт-Петербурге на излете третьей волны эпидемии законсервировали седьмой павильон временного инфекционного госпиталя в «Ленэкспо, где лечились легкие больные. Второй павильон - для среднетяжелых и тяжелых - пока продолжает работать, но со временем, если город продолжит «выздоравливать», опустеет и он.

БОЛЕЗНЬ УРАВНЯЛА ВСЕХ

Заместитель начальника по медицинской части госпиталя для ветеранов войн Татьяна Погода - одна из тех, кто прошел в «Ленэкспо» все три волны пандемии. Много лет назад, во время второй чеченской, она работала в Грозном в полевом госпитале - прямо в чистом поле медики ставили палатки и в них ухаживали за ранеными солдатами. Те годы она вспоминает неохотно, но признается: с началом эпидемии в Петербурге будто снова вернулась на войну.

- И вы знаете, я не могу так сразу ответить, где было страшнее, - вздыхает Татьяна Погода. - Там, в Чечне, было тяжело и жутко, но понятно, что случилось с человеком, от чего он пострадал. А здесь... вот представьте: перед тобой сидит совершенно обычный, не старый еще человек, не в критичном состоянии, а буквально через несколько дней он попадает в реанимацию. А у тебя еще нет опыта лечения этой болезни, понимания ее последствий, которые приводят к такому исходу. Ты в недоумении, но нужно действовать - и чем быстрее, тем лучше.

Опыта организации подобных площадок на тот момент не было ни у кого. Что-то переняли у китайских коллег, но российские реалии внесли в концепцию свои коррективы. Например, через несколько дней после открытия госпиталь окружили забором, ужесточили правила «передачек» для пациентов.

- Запрет на передачу жидкостей, например, ввели после того, как одному из пациентов родственники «контрабандой» пытались передать коньяк в бутылочке из-под газировки, - вспоминает Татьяна Погода. - Заборы поставили, чтобы оградить госпиталь от проникновения со стороны. К сожалению, у нас не было времени на объяснения - мы действительно работали как на войне.

Сегодня ситуация с эпидемией наладилась, но до победы, говорят медики, еще далеко.

Сегодня ситуация с эпидемией наладилась, но до победы, говорят медики, еще далеко.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Точно так же, как и война, ковид уравнивал людей.

- Мне в этой связи очень запомнился случай с одним чиновником из Египта, - признается Погода. - Оказавшись у нас, он поначалу очень протестовал - уровень не тот, врачи тоже не те, все, чего ни коснись, не подобает его высокому статусу. Потом он попал на ИВЛ. Благополучно выздоровел, выписался - и даже оставил запись в книге благодарностей.

ЛЮБОВНАЯ ЛИХОРАДКА

А вот самой беспроблемной категорией больных оказались студенты. Их в «Ленэкспо» в какой-то момент начали привозить целыми автобусами - как правило, соседей по общежитиям. Болела молодежь в массе своей легко и в госпитале чувствовала себя как на курорте: кормят, преподаватели не цепляются. Время от времени врачи даже замечали прогуливающиеся по павильонам парочки - юноши и девушки активно знакомились друг с другом. Переросло ли это у кого-нибудь в серьезные чувства, в госпитале не знают.

- Зато у нас были романтические истории среди врачей! - смеется Татьяна Погода. - И не одна - мы просто рассказывали про одну, - а четыре как минимум! В конце марта, например, у нас сыграли свадьбу два доктора. Он - офтальмолог, она - эндокринолог. Несколько лет работали на нашей площадке на Старорусской улице, практически не общались, друг друга не замечали. В первую волну пришли в «Ленэкспо», сблизились, начали встречаться, влюбились, а потом и поженились. Так что даже в такой страшной ситуации, как эпидемия, есть свои просветы.

Сейчас ситуация с эпидемией наладилась, но до победы еще далеко.

- Очень сильно изменился характер течения болезни, - делится впечатлениями медик. - В первую волну к нам поступали в основном пожилые. Заболевание у них развивалось медленно - в среднем на это уходило до десяти дней. Сейчас стало в разы больше молодых пациентов до 40 лет. И тяжелые формы они выдают быстрее. Условно, сегодня поступает человек, у него поражение легких КТ-1 - меньше 5 процентов. Уже через двое суток - КТ-3, 75 процентов и выше.

УДАР В МОЗГ

Схожие воспоминания - будто в Петербурге в разгаре война - остались и у главного клинического психолога госпиталя для ветеранов войн Юлии Моховой.

- В самом начале эпидемии на весь город в ковидных стационарах работало всего три клинических психолога, - вспоминает Юлия Мохова. - Это уже вместе со мной. Психиатры и психотерапевты - или, по крайней мере, большая их часть - экстренно «перековались» в инфекционистов, потому что врачей критически не хватало. Конечно, мы кооперировались друг с другом, перезванивались с коллегами из Москвы, в частности из больницы в Коммунарке. Но я все равно очень хорошо помню чувство смятения, когда выяснилось, что новый вирус не так прост, как все поначалу думали.

Второй павильон госпиталя продолжает работать. Сюда поступают среднетяжелые и тяжелые пациенты.

Второй павильон госпиталя продолжает работать. Сюда поступают среднетяжелые и тяжелые пациенты.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Уже во время первой волны, по словам медика, стало ясно - SARS-CoV-2 способен поражать не только дыхательную систему, но и человеческий мозг.

- Считалось, что главный стрессовый фактор при заболевании «ковидом» - это, собственно, сам факт заболевания, - объясняет Мохова. - Но потом пациенты, причем, как правило, молодые люди до 40 лет с крепкой устойчивой психикой, стали массово выдавать тяжелые и длительные панические атаки. У них менялось поведение, они становились агрессивными, оказывались принимать лекарства и есть. Время от времени даже вставал вопрос о переводе пациента из госпиталя в психоневрологический стационар на инфекционные койки.

Месяцы шли - эпидемия все крепче и крепче брала Петербург в тиски. Новый вирус вгонял людей в депрессию, разрушал планы и разбивал семьи. Боролись с ним на всех фронтах - и инфекционисты, и психологи.

- Мне, например, запомнилась история, когда к нам поступили две женщины, - продолжает Юлия. - Они работали на одном предприятии, но друг с другом почти не общались. У одной из них ковид забрал дочь - и соседка начала ее поддерживать. Просто по-человечески. Потом они стали общаться. Потом попросили «поселить» их в соседних боксах. Выписывались они уже вместе как лучшие подруги. А самое интересное, что спустя какое-то время они попали к нам снова - опять вдвоем, только на этот раз не в сам госпиталь, а в центр реабилитации. Рассказали, что продолжают дружить - уже семьями. Так что, как бы ни было тяжело, жизнь всегда пробьется. Надо только в это верить.

Будет ли четвертая волна, медики пока не знают. Но зато по поводу того, как от нее защититься, мнение у специалистов единое: нужно вакцинироваться. И тогда, возможно, госпиталь в «Ленэкспо» так и останется перевернутой страницей в истории Петербурга - страницей, к которой больше никогда не придется возвращаться.