Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-6°
Boom metrics
НовостиОбщество6 августа 2012 14:53

После дружбы с лже-сотрудником ФСБ Малафеев потерял веру в человечество

Вратарь “Зенита” выступил в суде потерпевшим по делу о мошенничестве

Решает сверхзадачи

В небольшом зале Петроградского райсуда Петербурга на передней скамье, закинув нога на ногу и с элегантными швейцарскими часами “ZENITH” на левой руке, сидел Вячеслав Малафеев. За решеткой чтением бумаг коротал время его бывший друг Алексей Бавченко. Вратарь имеет на него зуб стоимостью 7,2 миллиона рублей.

Мужчины познакомились в марте 2010 года на почве проблем голкипера. Он погорел на бизнес-проекте агентства недвижимости “Невский проспект”. Финансовая пирамида рухнула, главу агентства Елену Ковбу посадили. Компания, в которой Малафеев застраховал свои инвестиции, обанкротилась. Страховщик Вадим Медвинский избегал встречи с вратарем. Деньги пропали.

Малафееву рекомендовали Алексея Бавченко как влиятельного сотрудника Центрального аппарата ФСБ, решающего сверхзадачи. За первую личную встречу в шикарном ресторане в марте 2010 года у вратаря потребовали 10 тысяч евро.

- Меня это смутило. Ценник скинули до 10 тысяч долларов, якобы из уважения ко мне, - вспоминает Малафеев. - Я согласился. Это была моя первая ошибка.

Футболиста сгубила природная наивность. При знакомстве мельком взглянул на развернутое удостоверение ФСБ:

- Рассмотрел фото, а читать написанное показалось мне дурным тоном.

- Не думали навести справки на Бавченко? - спросили его в суде.

- А если бы я оказался неправ? Было бы очень стыдно, - пожал плечами 33-летний голкипер.

Так началась афера по выуживанию денег из щедрого спортсмена, который в “Зените” зарабатывает 2,4 миллиона евро в года.

Двойной куш

Судя по показаниям Вячеслава Малафеева, он надеялся на двойной куш. Идея заключалась в возвращении 55 потерянных миллионов со страховщика Медвинского и риелтора Ковбы. Для мужчины Бавченко изобрел коварный план с негласной слежкой и составлением досье о недвижимости, счетах, автомашинах.

- Со слов Алексея, потом он пришел бы к Медвинскому и потребовал деньги, - поясняет вратарь. - При отказе сказал бы, дескать, понимаешь, где я работаю, какие у меня возможности и связи, могу осложнить твои бизнес и жизнь.

Охота за Медвинским обошлась футболисту в три миллиона рублей. Пятьдесят тысяч евро он выдал на юридическое сопровождение. Еще по сто тысяч рублей в месяц Бавченко просил для оперативников, которые якобы наблюдали за страховщиком.

Насчет Елены Ковба лже-чекист и вовсе сочинил фантастическую легенду.

- Будто бы за 100 тысяч евро его коррумпированный знакомец из Интерпола заблокирует на время заграничный банковский счет мошенницы, и она, испуганная, вернет мои деньги, - сказал Малафеев.

- Вячеслав Александрович, каким путем вы хотели вернуть сумму? - уточнил пораженный откровениями адвокат подсудимого Константин Кузьминых.

- Любым законным, - выпалил спортсмен, но продолжил: - Мы же понимаем, что люди небезгрешны. И сотрудники правоохранительных органов извлекают выгоду из служебного положения. Это не моя проблема, а общества. Но потом мне объяснили, что ни действующие офицеры ФСБ не взялись бы за мое дело, потому что это неприемлемо, и их контролирует государство. - Только сейчас понимаю абсурдность своей ситуации, и насколько я был глуп.

С Бавченко голкипер поиграл в шпиона. Сначала пользовался сотовой трубкой с сим-картой, оформленной на подставное лицо. Через месяц отказался от конспиративного мобильного телефона. В своем “Айфоне” забил контакт “Алексей Дело” и предпочитал кодовые слова. “Тебе “сникерсы” сразу нужны или разобьем поставку на части?” - уточнял в СМС-сообщении Малафеев, имея в виду 50 тысяч евро. Или: “Привет, конфеты оставлю там же”, - это уже о ежемесячных ста тысячах рублей.

Конец надеждам

“Ах, обмануть меня не трудно!.. Я сам обманываться рад!”. Финальные строчки из пушкинского “Признания” гладко ложатся на характер Вячеслава Малафеева. Дружба с Бавченко его осчастливила.

- У меня мало друзей, - откровенничал вратарь в суде. - Подход ко мне трудно найти. А он поступил психологически правильно. Изучал мои слабости. Например, выбирал рестораны в домах № 16 - это мое любимое число. Был рад человеку, с которым мог посидеть после игры, обсудить житейские вопросы. Мы дружили семьями. Я пустил его глубоко в себя. И как теперь, после обмана, вести себя с людьми, не знаю.

Футболист настолько доверился Алексею Бавченко, что отдал деньги для подкупа интерполовца на следующий день после гибели жены Марины Малафеевой.

Подсудимый делал вид, что откровения Малафеева его не интересуют. Изредка отрывался от бумажек и с показательной холодностью задавал вопросы:

- Вы где фотографию со мной видели?

- Мы уже на “вы”? - поднял брови вратарь, намекая на близкое знакомство.

Бавченко широко улыбался, переминался с ноги на ногу и придерживался защитной линии. Денег не брал, сотрудником ФСБ не представлялся.

Через два с половиной часа вратарь откланялся:

- Ваша Честь, пойду, у меня тренировка.

Малафеев - самый известный потерпевший по делу, но не самый крупный. По версии следствия, псевдочекист Бавченко надул еще трех человек и всего заработал 37 миллионов рублей.