Санкт-Петербург
Туризм

Палатка в поле вместо дорогого отеля и каша на костре вместо «шведского стола»: Чем раскопки в глухой деревне лучше отпуска в Турции

При этом, чтобы потрогать кости динозавра или откопать бивень мамонта, необязательно быть археологом или хотя бы учиться на истфаке
Чаще всего волонтерами в экспедициях становятся студенты-практиканты или студенческие отряды, но одиночкой поехать тоже можно.

Чаще всего волонтерами в экспедициях становятся студенты-практиканты или студенческие отряды, но одиночкой поехать тоже можно.

Фото: автора Фото

Пока одни штурмуют турецкое побережье и активно бьется локтями за место под солнцем, другие едут в глушь на археологические раскопки за новыми впечатлениями. Вопреки расхожему мнению, стать членом такой экспедиции может почти любой – в чем на собственном опыте убедилась корреспондент «КП», отправившись... в село Костенки в Хохольском районе Воронежской области.

«Отпуск на костях»

Если вы из тех странных людей, которые при слове «отдых» представляют не шезлонг и коктейли с цветными трубочками, а кашу на костре, палатки и диких медведей, вы меня поймете. Вот уже третье лето подряд вместо классических каникул я решила поехать волонтером на археологические раскопки – на этот раз в составе Костенковской экспедиции ИИМК РАН.

Конечно, стереотип насчет истфака не совсем лишен основания: чаще всего волонтерами в экспедициях становятся студенты-практиканты или студенческие отряды, но одиночкой поехать тоже можно. Более того: критерии отбора везде разные, и есть экспедиции, которые возьмут вас, даже если вы думаете, что палеолит – это название болезни. Работают волонтеры, конечно, бесплатно, но проживание и дорогу чаще всего оплачивает экспедиция, так что есть возможность повидать Россию, расплатившись только потом и кровью.

Целью моего путешествия стали Костенки – один из самых известных палеолитических памятников в России. Археологами здесь никого не удивишь: копать в Костенках начали чуть ли не со времен Петра, когда стало известно, что местные регулярно находят в огородах древние кости. В целом, мало что изменилось: на находку многовековой давности можно наткнуться, просто выйдя в магазин. Буквально.

Лопата – это праздник

День в экспедиции начинается с того, что тебя будит на завтрак дежурный, потому что будильник на вторую неделю ты слышать перестаешь. На часах почти 7 утра. Наскоро поел овсянки с растворимым кофе – и вперед, через час надо быть на работе.

Копают, как правило, утром, пока жара не достигла пика, и возвращаются на раскоп после обеда. Вместо зарядки помогает проснуться утренний променад: чтобы взять в руки лопату, придется пройти пару километров по селу. Да, наиболее распространенным инструментом археолога становится не кисточка, как любят показывать в фильмах, а именно лопата. Прежде чем начать сдувать пылинки с древних артефактов, до них надо докопать. В нашем случае это были ямы глубиной до 8 метров, так что первую неделю на чинные киношные посиделки над костями рассчитывать не приходилось. Как говорил один известный российский музыкант, лопата – это праздник.

Но переживать не стоит: если не брать в расчет Индиану Джонса и Лару Крофт, фильмы про археологов не так уж и врут. Даже если вы волонтер, который в экспедиции в первый раз, это не значит, что вас заставят таскать ведра с землей, а находить древние украшения будут только ученые. Самостоятельно отыскать бивень мамонта только кажется невероятным, но в Костенках это обычное дело – на нашем раскопе находок было столько, что и половине яблока упасть было бы негде. Большая часть научной работы с находками, конечно, ложится на плечи профессиональных археологов, но при желании и инициативе вам не только покажут, как копать, но и объяснят, в чем здесь научная ценность. Некоторым волонтерам доверяют задачи посложнее вроде работы на тахеометре (геодезический инструмент – прим. «КП») или зарисовки находок, так что если вы едете не только за новыми впечатлениями, но и за научными знаниями, все в ваших руках.

Воронежский all inclusive

Хотя жили мы в поле в самом прямом смысле слова, быт был настолько не полевым, насколько это позволяют условия экспедиции в принципе. Если в предыдущие годы я привыкла к тому, что и мыться самой, и мыть посуду, и стирать вещи надо в ближайшей реке, то в Костенках был воронежский all inclusive в виде стиральной машины и простенького, зато горячего душа. Можно было даже забыть о палатке и вечно разряженном телефоне, так как на базе стояли домики с электричеством. Еще раз вспомним вступительный тезис: условия в экспедициях очень разные, и в этом плюс – приобщиться к археологии можно, даже если вы ни разу не Беар Гриллс.

Даже с опасностями дикой природы столкнуться почти не пришлось. У археолога есть два главных врага – и это не волки и змеи, а клещи и солнце. В связи с этим базовый набор путешественника во времени включает в себя репеллент, головной убор и крем от загара. Самой частой проблемой со здоровьем был солнечный удар или просто головная боль от перегрева, потому что копать приходилось на жаре до 37 градусов. Впрочем, до базы даже можно было вызвать такси, и доехать до больницы не составляло большого труда – главное, не забывать брать с собой полис.

Готовить на костре подстреленных из рогатки воробьев тоже не пришлось: в отдельном домике находилась маленькая полевая кухня с двумя газовыми конфорками. Есть в экспедиции хочется много – ежедневная физическая работа на свежем воздухе не оставляет выбора. Четыре приёма пищи в день готовят двое дежурных, которые ежедневно меняются. Так что даже если в городе ваши кулинарные таланты ограничиваются в лучшем случае яичницей, постоять на полевой кухне все равно придется. И да – загуглить рецепт без связи не получится, а если выйдет невкусно, есть ваш шедевр и мысленно проклинать шеф-повара будет вся экспедиция… Но чаще всего обходится без эксцессов: оказывается, что приготовить суп, макароны с тушенкой или даже что-то посложнее способны и те, кто в панике кричал, что в его смену придется есть одну воду с солью.

Последний герой

Целый месяц копаться в грязи, да еще и бесплатно, может показаться сомнительным удовольствием. Иногда так оно и есть, но для многих плюсы перевешивают минусы. Первый из них – это простой физический труд. Когда в течение года твоя деятельность сводится к тому, чтобы закрывать дедлайны, читать умные книжки и трудиться исключительно интеллектуально, делать что-то своими руками кажется праздником. Это прогресс, который можно оценить объективно (ого, я сам выкопал эти три метра!), и возможность отключить постоянное ментальное напряжение. Как у героев Толстого, приезжавших в деревню косить траву с крепостными.

Второй – это возможность выпасть из информационного поля и побыть наедине с собой и своими мыслями, а заодно и в чем-то проверить себя на прочность. Что-то вроде передачи «Последний герой» в сильно упрощенной версии. Все же, какой бы «цивилизованной» ни была экспедиция, это все равно выход из зоны комфорта, который учит организованности и умению полагаться на себя даже в непредвиденных ситуациях, когда у тебя нет связи с внешним миром. Ну, и третий – кто из ваших знакомых может похвастаться, что держал в руках кость динозавра?..

Подготовила Дарья Строгальщикова