Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
Происшествия15 апреля 2008 2:00

ФСБ раскрыла заговор, которого не было?

Губернатора Матвиенко использовали для пиара

Вчера в Городском суде Петербурга был зачитан оправдательный приговор трем молодым людям, обвинявшимся в подготовке к покушению на Валентину Матвиенко. Впрочем, это была формальность: судья лишь официально оформил вердикт присяжных, вынесенный в прошлый понедельник. Из него следовало, что самого события преступления просто не было, а 30-летний Тимур Саидгареев, 21-летний Равиль Муратов и 18-летний Владислав Баранов зря почти год просидели за решеткой.

12:0

Присяжным задали 10 вопросов. Первый - доказан ли сам факт подготовки к покушению на Матвиенко. Остальные - о конкретной роли и степени вины каждого из подсудимых. Но уже на первый вопрос все 12 человек ответили «нет». После этого голосование по другим пунктам теряло всякий смысл, и его так и не провели.

На чтение приговора у судьи ушло всего семь минут. Перед этим он, правда, поинтересовался у сторон процесса, хотят ли они что-то сказать по поводу вердикта.

- Я лучше промолчу, - вздохнул гособвинитель Антон Савленков.

- Мы поддержим в этом сторону обвинения, - дружно усмехнулись адвокаты.

И судья зачитал:

- Подсудимых оправдать за отсутствием события преступления.

- После тюрьмы мне стало намного лучше, спокойнее, - улыбался Тимур Саидгареев.

Всю неделю до оглашения приговора он просидел фактически под домашним арестом: родители никуда его не выпускали.

- Он приболел, - объяснил это отец Тимура Венир. - Видимо, в тюрьме ослабел, а когда выпускали, он вышел на холод в одном пиджачке. Вот и простудился.

Как раз в день приговора Тимуру исполнилось 30 лет.

- Спасибо за этот подарок! - выкрикивала в коридоре суда его мама Наталья. - И Матвиенко спасибо: вердикт вынесли в ее день рождения.

Странные совпадения

Еще в прошлом мае, когда глава ФСБ Николай Патрушев отчитался президенту Путину о раскрытии заговора против Матвиенко, в реальность покушения, похоже, мало кто верил. Уж больно вовремя чекисты раскрыли заговор: аккурат накануне саммита глав спецслужб стран СНГ. В те же дни Госдума рассматривала проект трехлетнего бюджета, где борьба с терроризмом впервые была прописана отдельной строкой. И тогда же принималось решение о создании антитеррористического подразделения ФСБ с отдельным финансированием. Такие совпадения трудно было не заметить.

Кажется, единственным человеком, кто всерьез отнесся к происходящему, была губернатор Петербурга Валентина Матвиенко. Это неудивительно, ведь она вдруг оказалась в центре детектива, хоть и не по своей воле. Она категорически отвергла версию о «подставе».

- Спецслужбам что, больше делать нечего? - искренне возмущалась подобными предположениями градоначальница. - И потом я все-таки живой человек, не марионетка и не та фигура, которой можно манипулировать, чтобы показать свою работу.

Возможно, Матвиенко ошибалась. И на свой счет, и на счет ФСБ.

По версии следствия, подсудимые входили в группу из четырех человек, которая планировала закидать бомбами Валентину Матвиенко 24 июня на празднике Сабантуй. Кроме них, в джамаате (по-арабски «община». - Прим. ред.) состоял так и не пойманный Муслим Ильмурзаев. Вначале был и пятый - Федор Товпенец, но потом он якобы отказался участвовать в теракте и стал ключевым свидетелем обвинения. Молодые люди собирались на съемной квартире Ильмурзаева, где под видеокамерами ФСБ беседовали о том о сем.

Где улики?

Однако в суде улики против обвиняемых стали «сыпаться» одна за другой. Для начала исчезла знаменитая пленка, которую год назад крутили по всем телеканалам - как задерживали Саидгареева и Муратова. Следователи почему-то не приложили ее к материалам дела.

- На пленке видно, что задержанные лежат на земле, а рядом находится сумка, - рассказывает адвокат Саидгареева Владислав Лапинский. - Откуда она там взялась - из записи непонятно. Дальше оперативник эту сумку открывает, достает гранату и вещество, похожее на взрывчатку. Ковыряется в нем ножом. Следователя нет. Он подъехал через 10 минут и… снова открыл эту сумку. Получается, оперативник порылся в сумке, а потом ее закрыл, будто ничего не было. Что происходило с сумкой в эти 10 минут? Кто ее держал? Кто в ней копался?

В общем, улика сомнительная

Тротиловая шашка, найденная дома у Баранова под матрасом, тоже вызывала вопросы. На ней было полно отпечатков пальцев, и среди них - ни одного, принадлежащего подсудимым и их родным.

- Этот матрас каждый день снимают, потому что Влад спит на полу: на кроватях спят мама и младший брат, а ему уже места не остается, - рассказал адвокат Владислава Максим Гафаров. - Ну кто хранит взрывчатку в постели, которую каждый день перестилают и перетряхивают? Влад парень простой, но на дурака все же не похож.

Видеосъемка ФСБ в квартире Ильмурзаева тоже улик не добавила.

- Сидят парни в комнате и говорят обо всем - о политике, маршах несогласных, гей-парадах, истории, военных операциях, оружии, - пересказывает Гафаров. - Однажды упомянули и о Матвиенко. Один из парней между делом сказал: «А вы знаете, где Матвиенко бывает без охраны? На Сабантуе, она там так зажигает!» И дальше они начали ругать то, что она делает, но об убийстве - ни слова.

Не помог и свидетель Федор Товпенец. Он подробно рассказал, кто что говорил на собраниях джамаата, но вскоре выяснилось, что парень изначально проходил по делу как обвиняемый и давал совсем другие показания. И лишь после того, как его перевели в свидетели, стал поддерживать версию покушения. Европейский суд рекомендует не доверять показаниям подобных свидетелей. Что и сделали присяжные. И это они еще не знали, что несостоявшийся исламский террорист Товпенец имел в кармане членский билет РНЕ и будто по случайности нередко оказывался рядом с местами проведения акций питерских скинхедов - судья запретил адвокатам рассказывать об этой детали.

Других доказательств вины подсудимых у следствия не оказалось.

Присяжным так и осталось неясным, кто такой Муслим Ильмурзаев. Как в его квартире оказались «жучки» ФСБ, причем задолго до того, как был создан джамаат? Почему за всеми участниками группы следили, а за Муслимом нет? А ведь если кто и упоминал о Матвиенко, то именно он.

- На записи видно, что, когда все ушли, Муслим куда-то позвонил, - рассказывает Максим Гафаров. - Он громко и четко сказал: «Ну че, выключил? Суперских призывов не было, сошлись на том, что завалим Матвиенко на Сабантуе». Я думаю, он звонил тому, кто вел запись, спрашивая, выключил ли он ее. А так как аппаратура ставилась по ходатайству ФСБ, выводы напрашиваются сами собой.

Кстати, следствие не смогло ответить, кто был абонентом Муслима, хотя технически это сделать проще простого. Но телефон Ильмурзаева почему-то не прослушивался. А когда пришло время задержаний, Муслим бесследно исчез. А с ним вместе некий Анзор, передававший Саидгарееву и Муратову злополучную сумку с взрывчаткой. Причем уйти ему не помешало даже плотное оцепление спецназа ФСБ и оперативников. Просто чудеса какие-то.

- Формально Анзор и Муслим и сейчас находятся в розыске, - говорит Лапинский. - Но я почему-то не верю, что их найдут. Я ничего не утверждаю, но у меня есть подозрение, что эти люди - провокаторы. Может, ФСБ, может, каких-то других структур, которым надо было инсценировать покушение. Среди мусульман Петербурга есть группы, которые борются за денежные потоки, проходящие через мечеть. Например, подсудимые входили в группировку, которая борется против руководства мечети. Я не исключаю, что эту провокацию организовали сторонники имама.

История продолжается

- У меня нет никаких претензий к следствию, - пожимает плечами Владислав Лапинский. - Оно очень профессионально поработало с теми материалами, которые ему дали оперативники ФСБ. А вот к этим оперативникам вопросы есть.

Федеральная служба безопасности от комментариев по поводу вердикта присяжных воздерживается. Как и не торопится отвечать на вопрос, действительно готовилось ли покушение или это была фальсификация.

Молчит и Смольный

- Мы ни разу не комментировали суд по этому делу, - сказала пресс-секретарь Валентины Матвиенко Наталия Кутобаева. - Не будем это делать и сейчас. Так и запишите: наш комментарий - без комментариев.

Тем не менее приговор Городского суда Петербурга не поставил точку в деле о покушении на Матвиенко. Прокуратура намерена обжаловать это решение в Верховном суде.

- Когда дело рассматривается судом присяжных, обжаловать приговор можно, только если были нарушены какие-то процедуры, - пояснил гособвинитель Антон Савленков. - На мой взгляд, такие нарушения были. Судья неоднократно делал замечания адвокатам, которые говорили то, что при присяжных говорить нельзя.

Так что вполне возможно, что дело еще вернут на новое рассмотрение. Обычно на все процедуры уходит 3-4 недели. Значит, через месяц все может начаться сначала: новый судья, новая коллегия присяжных. Интересно, появятся ли новые улики. И покажут ли, наконец, публике Муслима Ильмурзаева и Анзора.

Суд по делу о покушении на Матвиенко (видеозапись из зала суда)
В этом деле обвинение и защита сошлись крепко. Еще бы, речь шла о покушении на губернатора Санкт-Петербурга Валентину Матвиенко. Но вопросов к следствию оказалось слишком много. Чем и воспользовались присяжные, которым закон велит все сомнения трактовать в пользу обвиняемых