Санкт-Петербург
Звезды

«Хочу, чтобы Петербург не выглядел, как старый пыльный буфет»

Писатель Илья СТОГОВ ответил на вопросы читателей

Петербургский писатель и издатель Илья Стогов - фигура одиозная. То он пишет скандальные романы, которые вдруг номинируются на престижные литературные премии, то печатает произведения питерских анархистов, заклятых врагов нынешних властей. То вдруг он выстреливает серией книг о событиях, которые произошли совсем недавно, чтобы читатель мог выбрать: покупать ли ему газеты каждый день или прочесть обо всем сразу под одной обложкой. А уж взгляды Ильи на происходящее в Петербурге давно ставят в тупик как его поклонников, так и тех, кто его недолюбливает.

Я - Горлум

- Илья, начнем с творчества. Петербург помогает книжки писать?

- Да я только про него и пишу. Куда я без него. Вот приезжаю в Италию, а там у парней кожа хорошая, будто кремом мажутся. А все потому, что солнце. А у нас 280 дней в году - дождь. В Калифорнии я бы прожил до 90 лет, а здесь я помру раньше и больным. Но я не могу отсюда уехать. Петербург - это такая стервозная любовница, сучка с сумочкой. И без нее невозможно, и с ней никак. Бросить нельзя. В Москве мои книжки продаются гораздо большим тиражом, чем здесь. Туда можно уехать, поколбаситься, но возвращаться - биологическая необходимость.

Меня звали на радио «Маяк» вместо изгнанной Кати Гордон. Денег - раз в пять больше, чем сейчас, делать ничего не надо - так, поболтать перед микрофоном два часа в день. Я выдержал четыре дня. Сидим как-то с ребятами в кафе, и они мне говорят: «Все, продавай квартиру в Питере, покупай в Москве». И я сразу представил, что мои дети будут москвичами. Я в тот же день купил билеты - и обратно в родное болото. Я же, как Горлум у Толкиена - сижу тут в тине, без солнца, и мне хорошо.

- Новая книжка скоро выйдет?

- У меня тайм-аут. Я за два года 18 книг выпустил, надо отдохнуть. Не только свои, чужие тоже выпускал. Но скоро одна все же выйдет. Про Южную Осетию. Один московский мусульманин поехал на эту войну и рассказывает, что видел. Он с чеченским батальоном «Восток» проехал и все по минутам расписывает.

- А что легче - самому писать или других издавать?

- Это иллюзия, что писатель - фабрика по производству мыслей и сюжетов. Иногда хочешь что-то сказать, а иногда не хочешь. Я испытывал много удовольствий в жизни, но когда выходишь на улицу и видишь то, чего никто не видел и ты первый это сформулировал - от этого тырит круче, чем от всего остального. Это ни с чем не сравнимо. Но это не происходит каждый день, иногда это видит кто-то другой. Отлично, я ему помогу, вот мое плечо.

Столица мира

- Илья, вы были одним из первых представителей творческой интеллиганеции, кто одобрил строительство «Охта центра». Давайте откровенно, проект башни вам нравится?

- Я скажу так: в Петербурге ни об одной постройке никогда не говорили хорошо. Арку Главного штаба строили на пустыре, где пасли коз, и люди не продавали свои дома, чтобы не портить зеленую зону этой аркой. Когда строили Елисеевский магазин, газеты выли: «Этот торт испортил Невский проспект!» Когда строили буддийский монастырь, его два раза поджигали. А с модерновым Каменноостровским проспектом поэт-символист Иванов боролся, даже находясь в эмиграции в Париже! А теперь все это самые красивые места Петербурга. Вот и сейчас продолжение той же истории: петербуржцы всегда против нового.

- Да ладно, среди противников башни масса людей, которых в подобном не упрекнешь.

- Я не вчера родился. Когда такой накал страстей, значит, наверняка тут есть какие-то бабки. Я пока не очень понимаю, какие. Но если «Газпром» со своими деньгами сюда приходит, значит, он откуда-то уходит. И там этих денег терять наверняка не хотят. Вот как-то так, наверное. Мне больно об этом говорить, но Прага или Париж не хуже, чем Петербург. Милан неплохой город. И любой из них на коленках бы приполз, чтобы Газпром у них свою башню построил. Потому что город, куда приходит самая капитализированная корпорация на планете, сразу становится столицей мира.

- Может, вы тоже заказ отрабатываете?

- Я за бабками не гонюсь. Просто я хочу, чтобы Петербург не выглядел, как старый пыльный буфет.

- Не доставалось еще за такую позицию?

- Я первый раз попал под раздачу, когда меня позвали в ночной эфир по поводу Биржи. Причем в тот день «Зенит» на Кубок играл, я говорю: «Какой эфир? Кто его смотреть будет, когда футбол идет?» И что самое удивительное, люди смотрели! Они не переставая звонили на студию и говорили, что сейчас приедут и просто меня убьют. Там девочки за стеклом телефонные трубки класть не успевали! Меня это поразило.

ДОСЬЕ «КП»

Илья Стогов

Родился в 1970 году в Ленинграде. Работал корреспондентом в газете, издавал журнал для взрослых, трудился персс-секретарем. В настоящее время ведет авторские колонки в газетах. Пишет романы, издает книги других писателей.В 1999 году признан «Журналистом года». В 2001 году его книга «Мачо не плачут» названа «Романом года», а ее автор - «Писателем года». В 2003 и 2007 годах номинировался на литературную премию «Национальный бестселлер», а в 2008 - на премию «Человек книги»». В 2003 году серия карманных путеводителей Стогова получила Большой приз художественной премии «Петрополь». Магистр богословия. Женат, растит двух сыновей Никиту и Степана.

О ЛИЧНОМ

Дитя каменных джунглей

- Вы проводите отпуска в Перу, вдали от цивилизации, с чего вы вдруг такой поклонник урбанизма?

- Просто Перу страна безвизовая.

- Израиль теперь тоже.

- Так я туда и поеду на Великий пост, потому что я практикующий христианин. Я дитя каменных джунглей, хотя был и в Перу, и в Амазонии, и на тропических островах. Что мне эта природа? Я города люблю.