Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+1°
Boom metrics
Общество15 августа 2010 22:00

Во Всеволожске вывели красный сорт картошки «зенит»

Цвет заклятого соперника петербургского клуба - московского «Спартака» - получился у корнеплода потому, что среди селекционеров не оказалось фанатов питерской команды

Звонок корреспондента «Комсомолки» застал директора селекционной станции Ольгу Зуеву врасплох.

- Расскажите нам про «Зенит», - взяли мы быка за рога.

На том конце провода несколько секунд молчали. Потом дипломатично ответили.

- Про него еще рано говорить. Он проходит испытания. Лучше напишите про «реал», он пока больше размножен.

Тут уже удивляться настала очередь нам. Неужели на станции работают болельщики этого гранда испанского футбола?

- Вы что, футбольную серию картошки запустили?

- Ах вот оно что! - облегченно вздохнула Зуева. - Мы, когда сорта выводим, о футболе не думаем. Совершенно случайно так получилось. Я даже расстроилась, когда вспомнила про футбол. У нас вообще болельщиков на станции нет.

- Откуда же тогда такие названия?

- «Зенит»… Ну, нам показалось, что если клубни будут красного цвета… - неуверенно начала объяснять Ольга. - В общем, это же красиво…

- А «реал»?

- Есть биологическое понятие ареал. От этого слова мы и назвали сорт. Я даже и не знала, что в Испании такой футбольный клуб есть.

- Так, может, это и к лучшему, - попробовали мы поддержать расстроившуюся было женщину. - Болельщики будут с удовольствием покупать.

- Да ну вас!

- Честное слово.

- Да? - приободрилась наша собеседница. - Интересно. Но мы это никак не связывали. У «реала» будут белые клубни, а у «зенита» - красные. Их лучше почему-то народ покупает.

А вот тут вышла небольшая селекционная промашка, о которой агрономы, далекие от футбола, и знать не могли. Так уж совпало, что красные цвета носит заклятый «друг» «Зенита» - московский «Спартак». Ортодоксальные «зенитчики» есть ее наверняка не станут. А вот в качестве метательных снарядов для разборок со «спартачами» наверняка прихватят с собой пару-тройку увесистых клубней. Вот такая картошечка к «мясу».

ВОПРОС ДНЯ

Чему бы вы присвоили имя?

Борис СМОЛКИН, актер театра и кино:

- У знаменитого писателя Лекока, остроумнейшего человека, была такая фраза: «Шекспир напал на золотую жилу и решил ее разрабатывать до конца. Только смерть прервала его работу над «Генрихом IX»…» Так и тут: картофель «Зенит», потом пойдут огурцы «Динамо», редиска «Спартак»… Мужчины дарят своим женщинам сертификаты на звезды, которых никто никогда не увидит. Я более практический человек. Еcли бы был селекционером и мне посчастливилось вывести новый сорт цветка, я бы назвал его именем любимой женщины.

Юрий ФИЛИППОВ, художник:

- Черную смородину - именем президента США Барака Обамы.

Игорь ТИМОФЕЕВ, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга:

- Я бы назвал Петербургом сорт какого-нибудь красивого и гордого цветка. Например, гладиолуса. С ними обычно идут в школу первого сентября. И особенно трогательно смотрятся с такими букетами первоклашки. Ведь эти цветы «ростом» иногда превышают малышей.

Владислав РАДИМОВ, начальник команды «Зенит»:

- Какую-нибудь звезду в космосе назвал Татьяной Булановой. А если вспомнить, кто забил победный гол сборной России в матче с Болгарией, то пароход бы назвал именем Романа Широкова.

Александр ПОКРОВСКИЙ, писатель, сценарист:

- Я бы вместо «Зенита» картофель назвал Ганнибалом, поскольку именно он, арап Петра Великого, рассадил этот овощ по всей Руси Великой. А что касается новых имен, я бы назвал яблоню именем графа Строганова. В свое время он находил среди крестьянских детей наиболее одаренных и за свой счет отправлял ребят на учебу в Париж.

Людмила РУБИНА, главный детский психиатр Петербурга:

- Я бы назвала петербургскую педиатрическую академию именем великого российского педиатра Александра Тура. Создатель школы педиатров, он много лет проработал в академии. И считается одним из основоположников таких разделов отечественной педиатрии, как неонатология, детские гематология и эндокринология, диететика.

Сергей ЦИММЕРМАН, спортивный обозреватель:

- Новым улицам и проспектам нашего города присвоил бы фамилии выдающихся людей, чей вклад в процветание Петербурга не подлежит никакому сомнению. Было бы здорово, если бы появилась улица Кирилла Лаврова или площадь Юрия Морозова. Только с одним условием: чтобы их не переименовывали.

Николай ГОРДЕЕВ, доктор медицинских наук, профессор:

- Я бы присвоил новой отечественной модели автомобиля имя Буревестник. А то все эти лады, москвичи и волги уже приелись.

Горожанин, читатель сайта kp.ru:

- Давно уже пора моим именем назвать ближайшую пивную. Столько денег в ней оставил, что там все должно мне принадлежать.