Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-2°
Boom metrics
Звезды1 сентября 2010 22:00

За полгода до смерти Андрей Петров написал симфоническое произведение «Прощание с…»

Но сам композитор в приметы не верил и мистикой не увлекался

Маэстро ушел из жизни слишком рано, на 76-м году жизни. Отметил 75-летие, чувствовал себя хорошо. И лег в больницу с каким-то пустяком. Его уже собирались выписывать, как неожиданно случился инсульт… И уже несколько лет мы отмечаем день рождения композитора без него.

Сегодня Андрею Павловичу исполнилось бы восемьдесят. Своими воспоминаниями о дедушке поделилась его внучка, актриса и певица Манана Гогитидзе.

Не знали, что дед - знаменитость

Для Мананы и ее брата Петра знаменитый музыкант Андрей Петров - всего лишь любимым дедушкой. Долгое время они даже не догадывались, что он - известный композитор, что его песни поет вся страна.

- Дед был настолько скромным, что сам нам об этом не рассказывал, - призналась Манана. - Вот пример. Мы сидели дома, смотрели фильм «Я шагаю по Москве». Нам с Петей было лет по шесть-семь. И так понравилась песня из кинофильма, что мы взяли велосипедные насосы и, держа их, как микрофоны, бегали по коридору и пели. Взрослые снисходительно на нас смотрели, но никто не признался, что мелодию сочинил дедушка. Он тоже молчал и лишь улыбался. А уже потом, когда мы стали взрослее и садились перед телевизором, внимательно смотрели титры: кто композитор? Петров! Но для нас он оставался просто дедушкой.

В школе Манана и Петя тоже не чувствовали, что они внуки звезды. Ведь фамилия-то другая, по папе. Разве что в старших классах кто-то между делом говорил: «Это внуки композитора Андрея Петрова». И все.

Любовь к музыке проявилась и у внука, и у внучки. Манана, у которой прекрасный голос, после школы выбирала, куда поступить: в консерваторию или театральный институт. Дедушка посоветовал: театральный. А Петя сначала играл на виолончели, бабушка все время ставила ему в пример Ростроповича. Но как-то не заладилось. И когда в школе мальчику предложили подумать о смене виолончели на контрабас, дедушкино мнение было не последним. Сейчас Петр - контрабасист филармонического оркестра.

Посоветовал джинсовую свадьбу

Манана вспоминает, как в детстве дед дарил им с братом подарки - он всегда привозил из поездок что-нибудь особенное. А когда внучата подросли, перешел на конвертики, мол, сами знаете, что купить. Или они заказывали определенную вещь, а дедушка просто давал на нее деньги. А вот придумать подарок для него всегда было непросто - чем удивить человека, у которого все есть?

- Он очень любил творческие поздравления, когда мы сами что-нибудь сочиняли, переделывали текст какой-нибудь из его песен, - улыбается Манана. - Но всегда актуальным подарком был хороший виски - каждый день перед обедом дед в качестве аперитива выпивал несколько глотков своего любимого напитка.

Композитор и его жена характерами очень различались. Наталия Ефимовна - женщина эмоциональная, взрывная. Андрей Павлович - очень сдержанный, предпочитающий ровный тон и убеждение. Наталия была его однокурсницей в консерватории. Прожили они душа в душу более пятидесяти лет.

- Дедушка вспоминал, как мама привела в дом своего жениха, моего папу, - с улыбкой продолжает Манана. - Точнее, он сам пришел.

Дело было так. Моя мама Ольга отдыхала летом в Грузии. Там познакомилась с папой. А его родители к тому времени по грузинским традициям уже нашли для него невесту. И вообще там не очень было принято жениться на русских. Поэтому влюбленные долго скрывали свои отношения.

На свидания Ольга ходила, надев платок и черные очки. А года через два Гиви неожиданно приехал в Ленинград. Оказывается, он сбежал, украв спрятанный родителями паспорт.

- Дедушка открывал дверь, а на пороге небритый незнакомый человек, - рассказывает Манана. - Дед очень деликатно пригласил его пройти в дом. Родители поженились. Вскоре на свет появился брат, а затем и я.

Романтичная история и у Мананы с мужем Антоном. После окончания театрального института она осталась там преподавать. А Антон после театрального училища приехал из Сибири получать высшее театральное образование. Вышло так, что Манана была у своего будущего мужа преподавателем. Их отношения дед одобрил без лишних разговоров.

А вот свадьбу внучки он уже не увидел. Она состоялась через полгода после его смерти. Спросили у батюшки разрешения на то, чтобы не ждать окончания траурного года. Священник благословил, и свадьбу сыграли летом, как наметили.

Зато Андрей Петров успел подать молодым креативную идею, как сделать торжество необычным.

- Дедушка придумал нам «джинсовую свадьбу», - объясняет Манана. - Это когда все гости, и даже жених и невеста, в джинсе. Правда, у меня были не брюки, а юбка, на которую нашили много джинсовых сердечек.

Пять месяцев назад у пары родился сынишка Филипп. Когда подрастет, тоже будет смотреть фильмы с музыкой прадедушки и гордиться.

- Может, тоже композитором или певцом станет? - спросили мы у Мананы.

- Почему нет? Кричит очень громко!

Дедушка дал внучке хороший совет, как устроить торжество. И все получилось отлично. На снимке Манана и ее муж Антон.

Дедушка дал внучке хороший совет, как устроить торжество. И все получилось отлично. На снимке Манана и ее муж Антон.

Никогда не повышал голос

Пока внуки были маленькие, Андрей Павлович с ними общался не часто.

- Мне кажется, он не очень знал, как подступиться к малышам, - улыбается Манана. - А вот когда подросли, ему стало интересно с нами разговаривать.

Часто дети проводили с дедушкой лето на даче в Осиновой Роще. Ходили гулять на озеро через лесок. Ездили в Финляндию.

- Пару раз видела его с удочкой, - призналась Манана. - Как-то в Финляндии поймал мелкую рыбешку… Но, пожалуй, рыбалкой не увлекался. За игрой «Зенита» следил. Правда, не был таким яростным болельщиком, как Боярский или Мигицко. На стадион не ходил. Но, когда команда играла, включал телевизор.

Как вспоминает внучка, дедушка любил пройтись по городу. Особенно неравнодушен был к набережным. Его зять Гиви, отец Мананы, владеет двумя экскурсионными катерами. И семья частенько каталась по рекам и каналам. Андрей Павлович всегда с удовольствием откликался на предложение прокатиться с ветерком.

- Мне доводилось гулять с дедушкой, - вспоминает Манана. - Люди, бывало, его узнавали, подходили поздороваться, взять автограф. Дедушке всегда было очень приятно. А меня охватывало чувство гордости. Он охотно со всеми разговаривал. В нем абсолютно не было никакой звездности. Он одинаково вежливо общался и с губернатором, и с водопроводчиком, и вообще с любым человеком.

Манана не может припомнить, чтобы Андрей Петров хоть раз повысил на кого-нибудь голос. Даже когда сердился на внуков за провинности.

- Однажды я опоздала на десять минут на встречу с дедушкой, - рассказывает Манана. - А он спокойно так начал мне выговаривать: «Ты обещала прийти в двадцать минут. А пришла в тридцать. Теперь я опоздаю на эти десять минут на другую встречу. Постарайся в следующий раз приходить вовремя».

Сам он был очень пунктуальным человеком. И на него всегда можно было положиться. Дедушка сказал - дедушка сделал!

Правнуку Филиппу сейчас всего пять месяцев. Может, тоже музыкантом будет?

Правнуку Филиппу сейчас всего пять месяцев. Может, тоже музыкантом будет?

ОТКРОВЕННО

Рукописи рвал, бумаги выбрасывал

Андрей Павлович любил большие компании. За столом часто собиралась вся семья. А вот для творчества ему необходимо было одиночество.

- Когда дедушка работал, он запирался в кабинете, а мы ходили дома на цыпочках, - вспоминает внучка. - Иногда уезжал в Репино и там мог провести неделю-две. Не возвращался, пока не закончит работу. К сожалению, от него осталось мало рукописей - после того как он завершал труд, лишние бумаги выбрасывал.

Одно из последних сочинений, которое композитор написал примерно за полгода до смерти, было симфоническое произведение «Прощание с…». С кем именно - в названии он не уточнил.

- Вам не кажется, что название какое-то пророческое? - спрашиваю Манану.

- Об этом очень часто говорят, но дед не очень-то верил в мистику. Сам он объяснял, что все люди на протяжении жизни с кем-нибудь и с чем-нибудь прощаются. Но вот почему именно об этом его последнее сочинение, - я не знаю.

- Еще есть мнение, что он, мол, запустил болезнь…

- А вот это точно полная ерунда. Он всегда следил за своим здоровьем. А если чувствовал какое-то недомогание, сразу обращался к врачам и очень пунктуально выполнял все их предписания. Все это случилось совершенно неожиданно. Ведь он лег в больницу с пустяковым диагнозом. И уже собирался выписываться…

ДОСЬЕ «КП»

Андрей Павлович Петров родился 2 сентября 1930 года в Ленинграде. Во время Великой Отечественной войны был в эвакуации в Сибири. Там сочинял рассказы, сам их иллюстрировал и начал писать роман. В 1944-м вернулся в Ленинград. Стать композитором решил в 1945-м под впечатлением от кинофильма «Большой вальс» об Иоганне Штраусе. Окончил музыкальное училище имени Римского-Корсакова, затем консерваторию по классу композиции.

Писал песни, симфонии, инструментальные концерты, музыку к балетам, оперы, оперетты, мюзиклы.

Написал музыку более чем к восьмидесяти кинофильмам. Наиболее известные: «Человек-амфибия», «Я шагаю по Москве», «Берегись автомобиля», «Путь к причалу», «Зигзаг удачи», «Старики-разбойники», «Служебный роман», «Гараж», «Осенний марафон», «О бедном гусаре замолвите слово», «Хрусталев, машину!», «Старые клячи», «Вокзал для двоих».

Народный артист СССР (1980). Награжден орденами Ленина (1985), «За заслуги перед Отечеством» III (2005) и IV степени (2000). Почетный гражданин Санкт-Петербурга.

Ушел из жизни 15 февраля 2006 года. Похоронен на Литераторских мостках Волковского кладбища.

А ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ

Маэстро проспал премьеру своей оперы

С Андреем Павловичем за честь считали дружить многие коллеги-композиторы. Петербуржец Сергей Баневич - из их числа.

- С Петровым я познакомился в 70-х годах, когда меня принимали в Союз композиторов, - вспоминает он. - Общение с ним всегда доставляло удовольствие. Никогда не видел его грустным или раздраженным. Вспоминается забавный случай. Дело было в 1974 году. В Мариинке готовилась премьера оперы Андрея Петрова «Петр I». Прошла генеральная репетиция. Все остались довольны. Петров - в первую очередь. И вот наступил день премьеры. Приглашенные гости расселись в кресла, Андрей Павлович - в первом ряду. Начался спектакль. И тут я замечаю, что у маэстро закрыты глаза. Сначала подумал, что он просто так слушает музыку. А потом понял, что композитор спит. Так родители укачивают своего малыша, а потом вместе с уснувшим ребенком засыпают и сами. Столько эмоциональных и физических сил было потрачено у Петрова на репетиции, что на саму премьеру у него их попросту не осталось.

Подметные письма не подписывал

- Андрей Павлович был членом КПСС, возглавлял Ленинградское отделение Союза композиторов, - продолжает Баневич. - В 70-е годы многие ленинградские композиторы уезжали на постоянное место жительства на Запад. Конечно, были собрания по этому поводу. Петров на них выступал, но я никогда не слышал от него и доли осуждения этих людей. К нему нередко приходили партийные товарищи с подметными письмами. Говорили: «Вы, Андрей Павлович, только подпишите, а мы все остальное сделаем сами». Но нужно было знать Петрова. Любое давление на себя он отметал сразу. Он ни разу не сделал такого шага, после которого ему было бы стыдно всю оставшуюся жизнь.