2018-04-02T13:56:44+03:00

Ученый из Академии имени Можайского на время стал Гагариным

Всю жизнь Анатолий Челомбитько уверял всех, что это просто внешнее сходство. И что не он летал на орбиту! Но к освоению космоса он имеет самое прямое отношение…
Поделиться:
Комментарии: comments3
Изменить размер текста:

Знаменитая улыбка

К десятилетию фильма «Укрощение огня» в Военную инженерно-космическую академию имени А. Ф. Можайского пригласили Кирилла Лаврова, который играл роль главного конструктора. Кирилл Юрьевич рассказал о съемках легендарной картины, а потом обронил:

- Да ваш собственный «Гагарин», пожалуй, побольше моего знает.

- Наш «Гагарин»? - удивились слушатели.

- Ну, конечно! Ваш преподаватель Анатолий Челомбитько - он же играл Гагарина в нашей картине.

Все удивились. На Анатолия Михайловича во второй раз в жизни свалилась гагаринская слава. Теперь, правда, только кинематографическая.

А вот в 1961-м ему прохода не давали из-за сходства с первым космонавтом.

- Я тогда учился в Москве, в Военно-инженерной академии, - вспоминает Анатолий Челомбитько. - Когда Гагарин после полета вернулся в столицу, мы с сокурсниками, конечно, сорвались с лекций и пошли встречать его на Ленинский проспект. Тогда я впервые и увидел своего двойника.

А вечером 14 апреля было массовое гулянье на Красной площади, и Анатолий, уже с женой, был там вместе со всеми. На радостях надел парадную форму. Ему и в голову не приходило, что она подчеркнет его сходство с космонавтом.

- Вы не Гагарин? - спросили его еще на подходе к площади.

- Нет, - честно отвечал Челомбитько.

Но люди уже не слушали, что он говорит. По толпе пронеслось: «Гагарин! Гагарин здесь!» Анатолия с женой тут же взяли в кольцо, стали просить автограф.

- Насилу вырвались! Поехали домой, я переоделся в гражданское, и только тогда вернулись на гулянье.

Пришлось Челомбитько привыкать, что в него то и дело тычут пальцем на улицах, шепчутся за спиной, пытаются познакомиться в метро. Даже однокурсники все как один уверяли - сходство поразительное. Но сам Челомбитько так не думал.

- Ну, разве что он старший лейтенант, и я тоже, ему было 26 - и мне на несколько месяцев больше…

Но на самом деле даже сейчас, спустя десятилетия, стоит ему улыбнуться - как проглядывает в нем что-то неуловимое «гагаринское».

Как будем славу делить?

Пока Анатолий учился в Москве, он не раз встречал космонавта номер один. В своем учебном заведении - Гагарин выступал в актовом зале перед курсантами с рассказом о полете. И даже случайно в театре.

А вот поговорить удалось всего раз в жизни. 3 июля 1965 года выпускников Военно-инженерной академии пригласили на торжественный банкет в Кремль. Академия - кузница кадров для ракетных войск, поэтому на банкете присутствовало несколько космонавтов. В том числе и Гагарин. Челомбитько сидел за соседним столиком. Измученный чужой славой, он улучил момент и сказал знаменитому гостю:

- Ваша слава мне уже поперек горла стоит! Мне прохода не дают. Что делать будем?

- Будем делить! - улыбнулся в ответ Гагарин.

Таким он ему и запомнился - немногословным, с удивительно располагающей манерой говорить с людьми. Гагарин в тот день расписался на пригласительном билете своего двойника. И Анатолий до сих пор бережно хранит этот кусочек картона.

А через несколько дней Челомбитько получил назначение на Байконур. Там он вздохнул спокойно - в закрытом городке никто к нему за автографами не лез. Сразу по приезде часть Анатолия заступала на боевое дежурство, так что он, не успев даже вещи распаковать, с головой погрузился в работу. Ее у начальника команды подготовки и пуска оказалось невпроворот - нужно было восстанавливать после пожара пусковую установку и готовиться к плановым запускам космических аппаратов. Анатолий показал себя грамотным специалистом и вскоре пошел на повышение. Работы стало еще больше.

Так прошло шесть лет, и он уже забыл о своем сходстве с Гагариным. И вдруг ему позвонил командир части и сказал, что приезжает группа с «Мосфильма».

- Мы решили определить их к тебе, на «Королевский старт», - сообщил Юрий Львов. - Твоя задача обеспечить им поддержку в съемочном процессе.

- Что я мог ответить? - улыбается Анатолий Михайлович. - Я сказал: «Есть!»

Скафандр маловат

Чтобы понимать, запросы кинематографистов, Челомбитько даже сценарий фильма весь прочитал. Объяснил, что дублей запуска космического аппарата он при всем желании обеспечить не сможет. Посоветовал, откуда лучше всего снимать пуск и как защитить камеры.

- Они привезли с собой полторы тысячи комплектов формы, - вспоминает Челомбитько. - Переодели всех офицеров и солдат, потому что невозможно было понять, кто попадет в кадр, а кто нет.

А для самого ракетчика подготовили особый костюм - настоящий скафандр Гагарина.

Дело в том, что режиссер фильма Даниил Храбровицкий давно подметил, что их консультант здорово смахивает на Гагарина. Но накануне того дня, когда должен был сниматься эпизод с первым космонавтом, предложил Челомбитько сыграть роль первого космонавта.

Тот отказываться не стал.

- Я ответил: «Раз надо, значит, сделаем!» - рассказывает Анатолий Михайлович.

На следующий день его «упаковали» в оранжевый скафандр. И тут выяснилось, что Гагарин был чуть меньше ростом и скафандр Анатолию здорово жмет. Но виду он не подал. Как было положено по сценарию, прошагал к председателю комиссии - его играл Игорь Владимиров. Четко, по-военному отрапортовал ему. Потом обнялся с Кириллом Лавровым. Тот тихонько шепнул:

- Не балуйся там, в космосе…

Челомбитько не удержался - улыбнулся, но за стеклом скафандра этого не разглядеть. Развернулся и пошел к подъемнику. Помахал рукой и скрылся в космическом аппарате. Все это сняли с первого же дубля, даже без репетиций.

- Еще бы, я эту сцену десятки раз видел. Сколько космонавтов улетало с моего старта!

Режиссер рассудил правильно - настоящую строевую выправку никакой актер не сыграет так же хорошо, как военный. А вот слова в фильм не вошли - Челомбитько-Гагарин идет и рапортует под музыку Петрова, и никаких слов - все и так понятно.

Съемочная группа работала на «Королевском старте» почти три месяца, и когда закончила, провожали киношников как родных. Те, уезжая, пообещали, что первый показ картины в СССР пройдет здесь, на Байконуре.

Анатолию Челомбитько и его жене Вере есть о чем вспомнить.

Анатолию Челомбитько и его жене Вере есть о чем вспомнить.

Первые зрители в Союзе

- А гонорар-то вам заплатили? - интересуемся мы у Анатолия Михайловича.

- Какой там! - машет он рукой. - Никакого гонорара, зато вышла смешная история.

Директор картины вместо гонорара за массовку пообещал устроить банкет для актеров в погонах. И действительно устроил. Вместе со съемочной группой офицеры погуляли в ресторане. Потом киношники улетели в Москву, а офицерам пришел счет из ресторана. Вот тебе и повеселились на халяву!

Первыми фильм «Укрощение огня» увидели зрители кинофестиваля в Карловых Варах. А в нашей стране картина начала свой прокат именно с Байконура. Так что обещание о первом показе режиссер выполнил.

- В массовых сценах можно узнать многих наших офицеров и солдат, - говорит Анатолий Михайлович. - Например, командует подъемом первого искусственного спутника Земли мой начальник расчета.

Однако никому из них не досталось столько внимания, как Челомбитько. На него вновь обрушилась вся слава его двойника, и с тех пор иначе, чем «наш Гагарин», его не звали.

КСТАТИ

Фильм «Укрощение огня» был первым в СССР, где рассказывалось об освоении космоса в нашей стране. Действие начинается в 20-е годы, а заканчивается полетом Гагарина. Конструкторы ракет были в то время засекречены, поэтому герои фильма носят вымышленные имена и фамилии. Например, Королева в фильме зовут Андрей Башкирцев. Из того материала, который отсняли на Байконуре, более 1000 метров было вырезано из фильма и уничтожено кураторами из соображений секретности.

Понравился материал?

Подпишитесь на нашу тематическую рассылку Наука, чтобы не пропускать интересные материалы

 
Читайте также