Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+16°
Boom metrics
Общество22 августа 2014 15:20

Мистический Петербург: напротив ухмыляющегося демона строят церковь

Есть город для туристов, а есть неэкскурсионный, но не менее интересный. «Комсомолка» нашла необычные дома на Петроградской стороне [видео, фото]
Источник:kp.ru

Заложенная Петром I в 1703 году Петропавловская крепость - сердце Петербурга. Точка, вокруг которой город начал расти. Петропавловка - одно из самых популярных мест среди туристов. Это на противоположной стороне Невы находится то, что принято показывать гостям: Эрмитаж, Исаакиевский собор, Адмиралтейство и еще больше сотни открыточных, всемирно известных мест. «Комсомолка» предлагает прогуляться в другую сторону, вглубь Петроградского района. В построенный на костях, мистический, запутанный, нетуристический Петербург. Дома охраняют чумные врачи и демоны, а количество музыкантов и художников на квадратный метр просто зашкаливает.

Двигаемся вглубь острова. По Каменноостровскому проспекту вдоль Александровского парка. Слева находятся популярные у туристов Ленинградский зоопарк и планетарий. Нас они не интересуют, наша цель - набережная реки Карповки. Но по пути мы все-таки сделаем несколько интересных остановок.

1. Сад Андрея Петрова

Петроградская сторона почти полностью застроена. Дворы-колодцы, в которых прячется «Ленфильм», искривленные улицы, по которым можно плутать сутками. Поэтому зеленые места - глоток свежего воздуха.

Первая наша остановка - сад Андрея Петрова, одного из главных композиторов советского кино. Все мы помним музыку из фильмов «Берегись автомобиля», «Служебный роман» и «Вокзал для двоих». Петров большую часть жизни прожил здесь, на Петроградской стороне.

Это место должны были застроить, но музыканты, художники и писатели стали сажать здесь деревья. Отметился и Андрей Петров. В 2005-м он лично посадил рябину. В результате сквер так и не решились застроить. 2 сентября 2008 года, в день рождения композитора, обновленный зеленый оазис открыли. Его украсила композиция под названием «Первая скрипка». В нее входит восемь скульптур, как восемь ступеней в октаве. Каждая является символом композитора. Яблоко - искушение музыкой, туфелька - музыкальный эксперимент, женщина - вдохновение, кресло - музыкальная пауза, лебедь - музыкальное совершенство, граммофон - музыкальная классика, два сфинкса - охрана музыкального наследия.

Сад Петрова - свободная творческая площадка Петербурга. Здесь показывают спектакли, звучит музыка, а художники продолжают украшать сад и по сей день. Барельеф Хармс - Дали - Шостакович - Лихачев на одной из стен появился совсем недавно. Его сделал Кирилл Миллер. О создании этой композиции нам рассказал местный житель, друг Миллера, художник и участник музыкального коллектива НОМ Николай Копейкин:

- Однажды мы шли с Андреем Кагадеевым (лидером группы НОМ. - Прим. автора) по Каменноостровскому. Возле Петровского садика увидели Миллера с двумя помощницами на лестнице. Он что-то приклеивал. До этого Кирилл уже делал там барельеф Дали. Смотрим - на этот раз Хармса клеит. Мы подошли, у нас с собой было???. Мы держали лестницу, наливали, подавали Миллеру наверх, он выпивал, отдавал нам, мы себе наливали. Вот так он приклеил Даниила Хармса к стене.

2. Дом с башнями

Художники живут здесь и меняют Петроградку в соответствии с внутренними ощущениями. Но мистики вокруг себя не видят. Может, потому, что сами являются частью этого большого петроградского организма. Может, потому, что им это и не надо. Федор Сволочь, местный житель, а по совместительству лидер музыкальной группы Theodor Bastard, согласился поделиться своим ощущением Петроградской стороны. Заодно выступил нашим гидом и приоткрыл завесу тайны этого района.

От сада Андрея Петрова и петербургских художников двигаемся дальше по Каменноостровскому на площадь Льва Толстого. К так называемому Дому с башнями. Это здание - типичная шутка запутанной Петроградки. Такая же, как и сад Петрова, зажатый среди домов.

"Дом с башнями"

"Дом с башнями"

- Абсолютно уникальный дом архитектора Андрея Белогруда, - рассказывает Федор Сволочь. - Белогруд построил его, насколько я знаю, на свои деньги на месте катка. А вдохновлялся он замками английских графств.

Закончил его в год начала первой мировой - в 1914-м. Однако это здание - редкий пример романтизма в русской архитектуре начала двадцатого века. Будто и не из Петербурга. С 1988 года здесь находится театр «Русская антреприза» имени Миронова.

Если внимательно присмотреться, можно увидеть, что окна по правой стороне расположены вразнобой. Это все потому, что пространство внутри запутанное - с множеством лестниц и коридоров. Внутри дом совсем как Петроградский район вокруг него. Этакая духовная копия внешнего мира.

3. Дом из могильных плит

Все, на что мы можем опираться сейчас, - это рассказы местных жителей. Нигде в интернете таких данных вы не найдете. А документы вряд ли когда-то станут достоянием общественности.

Сворачиваем с Каменноостровского проспекта к извилистой реке Карповке. Для не ищущего мистики туриста здесь есть куда сходить и на что посмотреть. Ботанический сад или, например, Иоанновский женский монастырь. Но нас интересует здание под номером тринадцать. Первый жилой дом Ленинградского городского совета. Отличный пример конструктивизма тридцатых годов прошлого века.

- Я как житель Петроградской очень часто слышал, что здесь самый большой в Советском Союзе процент самоубийств, - рассказывает Федор Сволочь. - И вообще, что люди не очень хорошо себя чувствуют. Надеюсь, сейчас это не так, но тогда были некие мистические сплетни.

Дом Ленсовета

Дом Ленсовета

Загадочные слухи не стали раздувать. Пара упоминаний в газетах, да обсуждения постоянных суицидов соседями - все, что Федор запомнил из детства. Те, кто жил в округе, знали о странном доме. Остальной Ленинград - нет. Что же мешало гражданам спокойно жить в нем? У Федора есть ответ на этот вопрос.

- Когда в восьмидесятых фасад этого здания ремонтировали, к удивлению рабочих, плиты, которые они стали снимать, оказались плитами с кладбища. Мрамор, который использовался при строительстве здания, был взят с разоренного кладбища царских времен. И на обратной стороне рабочие увидели надписи с именами и датами смерти людей...

Сюжет для очередного фильма ужасов. Духи с кладбища, приведения являются жителям дома. Это нам, пресытившимся подобным кино, слушать подобное - как заново повторять в голове надоевший сюжет. Людям из тридцатых годов, думается, было не до смеха.

4. Гостиница «Северная корона»

Совсем недалеко, на этой же стороне Карповки, находится еще одно интересное здание. Дом 31 - недостроенная еще с восьмидесятых годов гостиница «Северная корона».

Ее начали возводить югославы, продолжили турки, потом финны и наконец российские подрядчики. За двадцать лет ни одна из компаний так и не смогла закончить процесс. Гибли рабочие, умирали директора или фирмы терпели ничем не объяснимые убытки. Только в девяностые годы на территории строительства произошло более сорока несчастных случаев, пятнадцать из которых закончились смертью рабочих. Но и это еще не все. Венцом всех этих происшествий стала трагедия, случившаяся 2 ноября 1995 года. Тогда на банкете внутри практически законченного здания скончался митрополит Санкт-Петербургский Иоанн.

На празднике присутствовали Анатолий Собчак с женой Людмилой Нарусовой. Нарусова попросила благословения у отца Иоанна. После благословения владыка стал терять сознание и осел на пол. Из-за этого события вера в «проклятость» здания укрепилась в умах ищущих мистики людей.

Гостиница "Северная корона"

Гостиница "Северная корона"

- При строительстве гостиницы ушел под снос доходный дом архитектора Михаила Еремеева, - говорит Федор Сволочь. - Этот дом стоял на месте древнего языческого капища. А жили в нем беглые аристократы, язычники и мистики.

«Северная корона» - название гостиницы тоже не такое простое, как кажется. Оно относит нас к верованиям и культам Ингерманландии. На ее территории и стоит Санкт-Петербург. Племена водь, ижора и чудь называли мифический головной убор царя мира мертвых северной короной. Одним из их ритуалов общения с демонами был перевод новорожденных детей из этого мира в иной. В результате обряда душа новорожденного воплощалась в деревянном идоле. Эти самые идолы и стояли на том месте, где появился сначала доходный дом, а потом и «проклятая» гостиница.

Демон и чумной врач

Демон и чумной врач

5. Демон и чумной доктор

Уходим с набережной Карповки по Чкаловскому проспекту в сторону Лахтинской. Эта улица типична для Петроградки. Узкие тротуары, одностороннее движение и нависающие над пешеходами здания. Не сразу заметишь очередной сюрприз этого района - демона, охраняющего дом 24. Прямо над ним - чумной доктор. А может, и не доктор вовсе, а ворон из стихотворения Эдгара По. Не то в коконе, не то в яйце. То ли демон принес это яйцо и ждет с хитрой мордой, когда вылупится чумной доктор, то ли само существо в коконе - главное в их странном дуэте.

Прямо напротив дома идет строительство церкви в честь святой покровительницы города Ксении Блаженной. Работы долго не могли начаться по разным причинам: то грунт осыпался, то соседние здания шли трещинами. Сейчас работы сдвинулись с мертвой точки. В скором времени на Лахтинской улице появятся две противостоящие доминанты: церковь, а напротив нее - ухмыляющийся сатана и чумной врач. Типичная шутка Петроградской стороны.

ДОСЛОВНО

«Петербург - необычное место для творческого человека. А Петроградка, окруженная со всех сторон реками и каналами, дает ощущение изоляции от всего остального города. У местных жителей есть даже какой-то свой патриотизм. Многие обижаются, когда им говорят: «Поеду в центр на Невский». Центр - здесь! Потому что тут Петропавловка, отсюда пошел город. Здесь есть особенный творческий дух. Если представить этакую квинтэссенцию Петербурга, то, мне кажется, Петроградка больше всего отражает дух.

Я больше всего люблю утро понедельника. Лучшее время на Петроградской. Когда нет ни одного человека на улицах. На Невском могут быть туристы, здесь их точно нет. Можно в каком-то своем состоянии выйти из дома. И, не разрушая его, сохранить, для того чтобы придумать, например, песню.

Каждый дом, каждый камень Петроградке оброс определенными легендами, событиями. Люди их передают, рассказывают друг другу. Это место силы».

(Федор СВОЛОЧЬ, лидер группы Theodor Bastard.)

«Так получилось, что я переехал в середине двухтысячных из центра на Петроградку и стал здесь жить. Практически являюсь соседом художника Кирилла Миллера. Иногда мы с ним пересекаемся.

Петроградка сама по себе - немножко изолированный район. Все-таки остров. Попал сюда, и все - летом жди до утра, пока мосты сведут. Петроградка более разнообразна по архитектуре, отличается от всего Петербурга, очень молодая. В основном здесь можно увидеть конец девятнадцатого - начало двадцатого века. Каменноостровский проспект - красота. Там и «сталинки» стоят, и здания в стиле модерн, и в стиле конструктивизм. Нравится, что исторически все-таки это такая пролетарская сторона. Из-за того что это остров, бомжи с вокзалов и всякие космополитичные личности не заглядывают. Здесь своя гопота, свой такой вот полупролетарский дух. Все свое, такой микрогород».

(Николай КОПЕЙКИН, художник-анималист, участник группы НОМ.)