Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
Общество28 января 2015 16:40

Намалюем вам Малевича

Больше половины антикварных картин, которые продают в России, фальшивка
Истинных коллекционеров можно пересчитать по пальцам. Потому и продавать откровенные подделки стало куда проще. Фото: Юрий Самолыго.

Истинных коллекционеров можно пересчитать по пальцам. Потому и продавать откровенные подделки стало куда проще. Фото: Юрий Самолыго.

Портрет, напечатанный на принтере. Пейзаж, высушенный в печи. Какими только способами не создают мошенники картины именитых мастеров. Еще несколько десятков лет назад подделки были качественнее, художники использовали для них старинные материалы, соответствующие эпохе, старались. Нынче о достоверности даже и не думают, лишь бы внешне все было похоже.

Шедевры стали удачным вложением денег, возможностью прихвастнуть перед друзьями и партнерами «занятной вещицей», украшением эклектичных интерьеров. Истинных коллекционеров можно пересчитать по пальцам. Потому и продавать откровенные подделки стало куда проще.

ЭКСПЕРТИЗА

После того как в 2010 году в Москве сгорел Научно-реставрационный центр имени Игоря Грабаря, эксперты предрекали, что антикварный рынок России просто задохнется от подделок. На центр приходилось самое большое количество исследований в стране. Если там говорили, что картина - подлинник, то в этом можно было не сомневаться. Так же ценилось и ценится мнение специалистов Третьяковской галереи и Русского музея. Но возможности их не безграничны, а значит, либо пострадало бы качество работы, либо увеличились бы сроки. В Москве и Петербурге существовало еще несколько компаний, который занимаются экспертизами, но у них нет серьезного авторитета на антикварном рынке. А значит, не исключены ошибки. Эксперты центра довольно быстро оправились и стали принимать работы в другом помещении, пока в старом шла реставрация, но небольшой простой свою роль сыграл.

Подсчитать точно, сколько же подделок за это время купили коллекционеры живописи, не берется никто. Но, по слухам, вместо обычных для России двадцати - тридцати процентов, их количество увеличилось до пятидесяти.

- Если говорить о русском авангарде, то эта цифра может достигнуть и всех восьмидесяти процентов, - рассказал «Комсомолке» владелец антикварного магазина Анатолий Перминов. - Многие западные антикварные дома попросту не берут их на аукционы.

Не жалуют в Европе и работы Ивана Айвазовского.

- Большинство картин, которые приписывают художнику, фальшивки, но спрос на них такой большой, что покупатели готовы брать даже сомнительные полотна, - объяснил Перминов. - Вы будете смеяться, но подлинными официально признали шестьдесят тысяч работ Айвазовского, хотя сам себя он считал автором всего лишь шести тысяч!

Безусловно, любая экспертиза зависит, в том числе, и от субъективной оценки специалиста. Но даже если все в порядке, доверять бумагам можно не всегда.

- Мы сталкивались с тем, что на исследование к нам приносят подлинник, - рассказывают эксперты. - Выдаем на него заключение, но потом он используется для подделок.

Схема следующая: мошенники раскошеливаются и покупают оригинал картины. Уверенные на сто процентов в результатах экспертизы, они несут его к именитым специалистам. А после делают пять-десять копий, причем не самых качественных, и выставляют на продажу, прикладывая результаты экспертизы с подписями и печатями.

- В маленькой галерее в Северной столице мне попалась явно фальшивая работа, но с музейной экспертизой, - рассказал один знакомый петербургский искусствовед.

Нынче о достоверности даже и не думают, лишь бы внешне все было похоже.

Нынче о достоверности даже и не думают, лишь бы внешне все было похоже.

Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

Сложно отследить судьбу документов. Вот и получается, что продают неизвестно что, но все бумаги в порядке. Да и в России сейчас новое веяние. Пришло оно к нам из Америки, где подделывают не только картины, но и сами экспертизы. Коллекционеры рассказывают, что если бы они давно не сотрудничали с искусствоведами, чьи имена значились в документах, то могли бы принять их за настоящие.

- Автографы были явно скопированы, а печати подделаны, - говорят собиратели живописи.

ИСТОРИЯ ПОДДЕЛОК

Самые качественные фальшивки - копии реставраторов. Сами они чаще всего никакого отношения к преступной цепочке не имеют, а просто выполняют свою работу. Перед тем как начать реставрацию, художники в точности воспроизводят картину или рисунок, чтобы восстановить утраченные элементы и сохранить в памяти все нюансы. Учет копиям не ведется, они остаются в мастерской. Если нечистым на руку людям удается заполучить такое полотно, то есть вероятность обмануть экспертов.

- От клейма, которое наносит реставратор, избавляются, сам живописный слой переносят на старый холст какой-нибудь второсортной работы нужного периода, сохраняя подрамник, - объяснил «Комсомолке» художник Антон Голубев.

Можно было бы распознать подделку по влажности масляной краски, сохнет она довольно долго, до пятидесяти лет. Но и это не проблема - картину высушивают в печи по специальной технологии. Влага уходит, а определить возраст работы становится еще сложнее. Если добавить к этому лак, который создаст эффект кракелюра, после этого обработать трещины специальной тушью, которая сымитирует вековую пыль, то дело сделано. Можно рискнуть и предложить «шедевр» на экспертизу специалистам.

Бывает, мошенники покупают пейзажи немецких мастеров, которые по стилю напоминают русских авторов. Потом сюжет дописывают таким образом, чтобы он стал похож на работу Ивана Шишкина или Алексея Саврасова. Ну и, естественно, меняют автограф.

Самые наглые и одновременно ленивые - те, кто умудряется распечатать картину на… принтере. Раскрасить ее вручную, покрыть лаком и выдать за подлинник. Придумывают легенду, как шедевр попал к ним в руки, и сбывают доверчивым покупателям. Главное, чтобы родословная была потаинственнее.

Специалисты Третьяковской галереи предполагают, что в Петербурге есть уже целая «школа» художников-фальсификаторов. Причем все они выпускники именитых художественных вузов. Студенты не только создают что-то свое, но и учатся копировать в деталях работы мастеров с именем. Набив руку во время учебы, этот навык они используют по полной.

- От вала низкокачественных подделок не страдают крупные аукционные дома, зато теряют деньги неискушенные покупатели, - уверен один из сотрудников Третьяковской галереи. - На профессиональном рынке антиквариата люди друг друга хорошо знают, лично или виртуально. Они не попадутся на уловки мошенников хотя бы потому, что в «тусовке».

После истории с Еленой Баснер в Русском музее существует негласное распоряжение брать все без исключения работы на экспертизу. Раньше сотрудники могли посоветовать клиентам не тратить время и деньги, потому что видели явную подделку. Теперь же на каждую картину или рисунок выдают официальное заключение. Чтобы больше никто не попадался на частное суждение.

Самые качественные фальшивки - копии реставраторов.

Самые качественные фальшивки - копии реставраторов.

Фото: Евгения ГУСЕВА

КАК ПРОХОДИТ ЭКСПЕРТИЗА

Многие специалисты скрывают свои методы работы. Делается это для того, чтобы не сыграть на руку мошенникам и показать слабые стороны подделок. Экспертиза делится на две части - искусствоведческую и технологическую. Вначале эксперт выясняет, в каком году, при каких обстоятельствах написана работа, историю владения, или по научному - провенанс. Блестящая родословная может служить одним из элементов гарантии подлинности. Далее искусствовед обозначает особенности, присущие художнику. Этот процесс именуется иконологией.

Следующий этап - технологический. Изучается сам холст, его особенности позволяют определить, когда и где он соткан. Обращают внимание и на подрамник. Также на конкретное время указывает манера накладывать грунт, имприматуру и каждый последующий слой.

Существуют микроскопы, в которые можно разглядеть даже малейшие частички пигментов, чтобы определить время создания работы. Но есть опасность ошибиться, авторы подделок прекрасно понимают, что могут на этом проколоться и сами внимательно изучают особенности работы художника с красками.

Приборы, которые позволяют при помощи ультрафиолетового излучения определить возраст лакового слоя, тоже не панацея. Прогресс не стоит на месте и для мошенников, есть составы, которые показывают те же результаты, что и старинное покрытие.

- Издаются справочники для искусствоведов с подробным описанием химического состава красок и лаков, присущих той или иной эпохе, но эти же книги используют мошенники, - вздыхают специалисты.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

5-10 тысяч рублей попросят частные компании за экспресс-экспертизу картины… по фото. Они не станут устанавливать авторство, а только выскажут суждение, сколько может стоить картина. Потратят на работу меньше суток.

25-50 тысяч рублей потребуется, чтобы повести технологическую экспертизу в коммерческой организации. Цена зависит от сроков выполнения.

5-30 тысяч рублей придется выложить за консультацию искусствоведа или нескольких специалистов.

17,7 тысячи рублей стоят «консультационные услуги научно-исследовательского характера» в Русском музее.

КОМПЕТЕНТНО

Владелец антикварного магазина Андрей СОБОЛЕВ:

- В первую очередь каждую работу мы оцениваем визуально. Если вещь серьезная, отправляем ее на проверку в Русский музей. Раньше могли показать знакомым экспертам-музейщикам, они давали предварительное заключение. Негласно это стоило около ста долларов.

Подделок приносят много. В основном молодежь, полагаю, что студенты-живописцы. Используют и старые холсты, и подрамники. Но фальшивка видна. Слишком широкие и толстые мазки, краска начинает проминаться. А от некоторых прямо пахнет паленым - неудачно сушат в печи. Не наглеют, просят тысяч по десять рублей за свои «шедевры», хотя, если бы это были подлинники, то стоили бы они минимум тридцать тысяч долларов. Приносят этюды со скопированными подписями, но их тоже легко отличить.

Вообще живописи предлагают сейчас мало, вал был летом. А осенью и зимой стали носить монеты. Оптом их себестоимость около двухсот рублей за штуку, придают им налет старины и предлагают нам по полторы тысячи. Еще фарфора стало много, но его даже визуально легко отличить от оригинала.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Дело Елены Баснер: суду написали картину

Из-за решетки со скамьи подсудимых Елена Баснер смотрела с непередаваемой грустью. Искусствоведу с мировым именем, дочери именитого композитора, написавшего «С чего начинается Родина», «На безымянной высоте», 58 лет, из них четверть века она проработала в Русском музее. Коллеги Елены Вениаминовны все как один говорили, что она стала жертвой обстоятельств. Верить в собранные сыщиками факты отказывались.

С тех пор минул год. Все это время Баснер просидела под домашним арестом. Возможно, что-то изменится 31 января, когда суд в очередной раз рассмотрит вопрос о свободе искусствоведа. А в феврале начнутся слушания по делу о фальшивой картине Бориса Григорьева (подробности…)