2016-08-24T02:06:24+03:00

Дмитрий Глуховский: Тема «Метро 2033» для меня исчерпана, пора умолкнуть

Новый роман писателя возглавил рейтинг бестселлеров
Поделиться:
Комментарии: comments29
«Комсомолка» поговорила с автором трилогии о том, ждать ли читателям «Метро 2036», когда Голливуд экранизирует его книгу и что будет с нами через тридцать лет.«Комсомолка» поговорила с автором трилогии о том, ждать ли читателям «Метро 2036», когда Голливуд экранизирует его книгу и что будет с нами через тридцать лет.
Изменить размер текста:

Стотысячный тираж романа «Метро 2033» десять лет назад разошелся за три месяца. Книга переведена на 37 языков мира. В 2009-м появилось «Метро 2034», и книга тоже стала бестселлером. Та же судьба, похоже, ждет и заключительную часть трилогии «Метро 2035». В первую неделю продаж книга вытеснила на вторую строчку новый роман Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина». Напечатанный тираж разошелся в первые пять дней, и издательство допечатало дополнительные тридцать тысяч экземпляров.

Антиутопия «Метро 2035» повествует о жизни москвичей после Третьей Мировой войны, которая уничтожила человеческую цивилизацию и обратила поверхность планеты в непригодную для жизни пустыню. По сюжету романа, выжили только те, кто сумел добраться до ближайшей станции московского метро – самого большого в мире противоатомного бомбоубежища.

«Комсомолка» поговорила с автором трилогии о том, ждать ли читателям «Метро 2036», когда Голливуд экранизирует его книгу и что будет с нами через тридцать лет.

«НУЖНО ЭКСПОРТИРОВАТЬ НЕ НЕФТЬ, А КУЛЬТУРУ»

- Дмитрий, когда вы написали первый роман «Метро 2033», говорили, что продолжения не будет. Потом появился «Метро 2034», и снова зазвучали слова о том, что это – точка. Но вот счастливые читатели уже держат в руках «Метро 2035». Что заставило вас написать продолжение?

- Когда я говорил: «Продолжения не будет», я был вполне искренен. И с выхода в свет «Метро 2033» прошло целых десять лет, прежде чем я понял, как именно можно продолжить и завершить историю главного героя – Артема из моей первой книги. Я не вымучивал и не выдавливал из себя «Метро 2035». Сюжет пришел ко мне сам пару лет назад, все придумалось буквально за один перелет в самолете, можно засчитать это за озарение (смеется). И все же я не брался за перо еще год.

На новую книгу очень повлияли события, случившиеся в России и в мире в последнее время. Заставили задуматься о многом. И, пожалуй, именно это, в конечном итоге, подтолкнуло меня к тому, чтобы написать «2035» и превратить историю «Метро» в трилогию. При этом новую книгу можно читать и отдельно от предыдущих частей, у нее свой сюжет, независимый от первых двух романов. То есть идея, мир те же: двадцать лет спустя Третьей мировой войны, которая полностью уничтожает человеческую цивилизацию (а случается она в наши дни), выживают только те счастливчики, которым удалось добежать до ближайшей станции московского метро. Метро ведь – самый большой в мире противоатомный бункер… И вот там, в метро, они и живут следующие двадцать лет. Станции превращаются в города-государства, у каждой – свое правительство, своя идеология, есть коммунисты, есть фашисты, есть демократы, сектанты религиозные, и все сражаются против всех… А главный герой, Артем, надеется найти другое место на Земле, пригодное для жизни, и вывести всех людей из метро наверх, под солнце и небо. Вот новая книга – о том, как он пытается сделать это.

- Есть шанс почитать «Метро 2036»? Все-таки те, кто читал последнюю книгу вашей трилогии, знают – финал открытый и вполне может быть развит. Категоричное «нет» или обнадеживающее «может быть… когда-нибудь…»?

- Для меня важны всегда не только то, какие приключения случатся с героями, но и те темы, которые через их приключения раскрываются. Нет темы – нет романа. Просто беготня и пальба – не мое. «Метро 2035», как и первая часть – это не боевик, и не очень-то даже фантастика. Поэтому, даже если и можно напридумывать новые сюжетные повороты, это не значит, что продолжение возможно. Тема исчерпана, пора умолкнуть.

Тираж нового романа Глуховского уже разошелся.

Тираж нового романа Глуховского уже разошелся.

- Вы – без преувеличения один из самых популярных российских фантастов в мире. Расскажите, как нашим писателям пробиться к западным и восточным читателям? Это везение, тонкий расчет или что-то еще?

- Тут нет универсальных рецептов. Просто звезды сложились, видимо. Мне лестно, что мои истории понятны и китайцам, и шведам, и полякам, и иранцам. Может, это потому что они про людей, а фантастика в них играет второстепенную роль? Для меня очень важно, что меня читают не только в России. Много езжу, общаюсь с читателями, с прессой, представляя им новые книги. Я патриот России, но при этом чувствую себя гражданином мира, и не вижу тут противоречий. Считаю, что Россия могла бы влиять на другие страны через культуру, а не только при помощи газового вентиля. Вспомните старые французские комедии с де Фюнесом: они ведь способны перебить любой негатив от неразберихи с «Мистралями» и санкциями! Мы должны культуру нашу экспортировать, а не нефть.

«ДИПЛОМАТИЯ ООН – ДЕТСАД ПО СРАВНЕНИЮ С ГОЛЛИВУДОМ»

- Какие-то фильмы, романы, музыка помогали вам в работе над «Метро 2035» и другими книгами?

- Я бы назвал «Котлован» Платонова и «Конармию» Бабеля, «Колымские рассказы» Шаламова. Музыка при этом совсем из другой оперы: саундтрек к сериалу «Во все тяжкие» за авторством Дейва Портера, композиции Роба Дугана, электронная музыка Тома Холкенборга – это дорожка к новому «Безумному Максу». Гремучая смесь.

- Будет ли у цикла «Метро» кино- или сериальная история? Права MGM у вас купили, а как же фильм?

- Очень хочется увидеть все это наконец в кино или на телевизионном экране, но ситуация сейчас очень запуталась. Знаете, Голливуд похож на минное поле в какой-нибудь голодной африканской республике: куда ни глянь – приманки: игрушки, пища, аппаратура новейшая, прямо поле чудес, но только вот от каждого предмета тянется леска растяжки к гранате или мине. Вроде все рядом, рукой подать – и обязательно с подвохом. Все замешано на чудовищном эго и диких проблемах с самооценкой. Все мнят себе или признанными гениями, или непризнанными. Слово не так скажешь – все разваливается к чертям. Та дипломатия, которая в ООН делается – детсад просто в сравнении с Голливудом. Очень сложно разобраться, все лесочки заметить, игрушку заполучить и при этом остаться при своих конечностях и с головой на плечах.

- Кроме вашей трилогии есть еще целая серия «Вселенная Метро», которую пишут другие авторы. Будет ли эта серия продолжаться? Переводят ли книги серии на другие языки? Вообще, у подобных историй когда-то наступает финал?

- “Вселенная Метро 2033” это проект, как сейчас говорят, крауд-сорсинговый – то есть, построенный на народном творчестве. Он давно уже живет своей жизнью: есть авторы, которые пишут в серию романы – не только россияне, а и поляки, итальянцы, англичане, кубинцы даже – причем на своих родных языках и о своих родных местах. Уникальный эксперимент выходит. И есть читатели в десяти странах мира, от Испании до Южной Кореи, которые эти романы читают. Совместно они осваивают придуманный мной постапокалиптический мир «Метро». Проект будет продолжаться, пока не иссякнут читатели и писатели.

- Как писатель-фантаст вы наверняка много думаете о будущем. Не могли бы вы предположить-предсказать, какие важные технологические прорывы случатся в ближайшие 5, 10, 20, 30 и 50 лет? А на 100 лет вперед заглянуть сможете?

- Больше всего я жду открытия лекарства от старости. Думаю, этот прорыв будет совершен в ближайшие 20-30 лет, может статься, мы с вами его еще застанем. Может получиться и так, что наше с вами поколение окажется последним, которому придется состариться и умереть, а уже наши дети смогут продлевать свою жизнь радикально – и бесконечно. Кроме того, считаю вполне возможным создание интерфейса управления компьютерами, вживленного непосредственно в нервную систему человека. Ну и все, что проистекает оттуда: например, общение непосредственно мыслями, минуя речевой аппарат. А может быть, частные компании вернут нам утраченный энтузиазм космических исследований… Только если научатся извлекать прибыль из полетов.

«ЛЮДЬМИ НАС ДЕЛАЕТ СМЕРТЬ»

- Как вы думаете, природа человеческая будет дальше меняться? Станут ли люди киборгами, оцифруют ли свои мысли, достигнут бессмертия? Будет ли как-то меняться идеология? Сможет ли человечество побороть в себе первобытное стремление к насилию и разрушению?

- Именно эта тема меня и занимает больше всего: почему мы так мало изменились внутренне, оставаясь по сути пещерными людьми, несмотря на все технологические прорывы последних двухсот лет, и какие открытия ближайшего будущего способны нас переменить. Мы умеем уничтожить всю планету в доли секунды, и не умеем понять свою ответственность. Понять это несложно: из миллиона лет, которые человек существует как биологический вид, девятьсот девяносто тысячелетий он именно просидел в пещерах, не умея толком даже огонь развести. И только с изобретением письменности сделал рывок. Мы там, в пещерах сформированы. Эволюция за научно-техническим прогрессом не поспевает.

Вот отмена смерти, мне кажется, радикальным образом нас переделает. Я об этом целую книгу написал – «Будущее». Смерть ведь определяет нас ровно настолько же, насколько и жизнь. Мы стремимся завести детей, потому что это наш путь в бессмертие. Мы созидаем и изобретаем, чтобы перебороть смерть и оставить что-то после себя. Мы спешим жить, потому что жизнь наша ограничена. Смерть дает нам смену поколений и обновление. А если смерти не будет больше – что тогда? Начинает казаться, что именно смерть и делает нас людьми.

«КОСМОС ПРОМЕНЯЛИ НА СМАРТФОН»

- Почему вы не пишете про космос? Там же такое раздолье для фантазии. Вы верите в инопланетян? Как вы думаете, человечество когда-нибудь все-таки выйдет за границы Солнечной системы, и есть ли в этом смысл?

- Чем я старше, тем скучней мне фантастика, тем интересней человеческая душа и механизм общества, простите уж за занудство. Мне хочется не о космосе писать, а о том, почему мы великую мечту об исследовании и покорении его безбрежных пространств разменяли на смартфоны и коммерческие спутнички, почему великие державы, как только перестали состязаться друг с другом, про космос мигом забыли. Это ведь не я космосом пренебрегаю – это все человечество уставилось в экран айфона и тупит. А мое дело – писать об этом точно… А инопланетяне, конечно, должны быть. И даже если бы их и не было, их непременно стоило бы выдумать.

- Как, по-вашему, если ли жизнь после физической смерти?

- Я тут знаю ровно столько же, сколько и все: ничего. И ровно так же, как и всем, мне очень хочется в это верить. Я вообще такой: циник, который очень хотел бы быть романтиком, да жизнь не позволяет.

- Дмитрий, а о чем будет ваша следующая книга?

- Это и не фантастика вовсе будет, видимо. Думаю, некая смесь семейной саги с попыткой пересадить мой любимый латиноамериканский магический реализм на бурую комковатую землю русской средней полосы. Но это еще все неизвестно когда будет. Пока я все еще не могу из-под этой земли вылезти – так и торчу там, в туннелях «Метро 2035».

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также