2016-08-24T01:48:12+03:00

Четыре мифа 
о петербургской дамбе

Как на самом деле КЗС повлиял на экологию и отчего тают незащищенные берега, рассказали 
в ВНИИ гидротехники имени Веденеева
Изменить размер текста:

Дамба - красная тряпка для зеленых. О комплексе защитных сооружений Петербурга ходит много скандальных «фактов»: экологию насыпи портят, незащищенные берега разрушают. Но действительно ли все эти проблемы - последствия возведения дамб в Финском заливе?

МИФ № 1: Дамба вредит природе

На дамбе (вернее, дамбах) есть шесть водопропускных сооружений, через которые невская и финская стороны залива свободно обмениваются водой.

- Эти сооружения врезаны в грунтовые дамбы так, чтобы Невская губа свободно пропускала воду и при этом не имела застойных зон, - объяснил «Комсомолке» заведующий отделом научно-технического обеспечения эксплуатации КЗС института Антон Василевский. - Фактически КЗС оздоровил среду, ведь до строительства дамб были застойные зоны.

До появления в заливе «преграды» застой воды наблюдали на севере Невской губы. С помощью водопропускных сооружений вода стала двигаться равномерно.

- Показатели воды стали гораздо лучше, - отметил Антон Василевский. - Конечно, промышленники уменьшили сбросы, «Водоканал» стал очищать 95 процентов стоков. Но одна из главных причин - это грамотная расстановка водопропускных сооружений.

МИФ № 2: Дамба разрушает берега районов, оставшихся «снаружи»

Недавно Комитет по природопользованию громко заявил: берега Курортного района разрушаются из-за дамбы. Как объяснили чиновники, во время шторма волна отражается от преграды и обрушивается прямо на незащищенные пляжи.

- Проблема разрушения берегов была всегда, и дамбы тут ни при чем, - пояснил Василевский. - Дело здесь не в скорости волны, а в длине разгона. Так что прямой связи между дамбой и размытыми берегами нет.

МИФ № 3: Вода проходит со стороны Финского даже при закрытых створах дамбы

По данным того же Смольного, через закрытую дамбу вода все равно проходит, только с меньшей скоростью, а Приморский и Петродворцовый районы не защищены на сто процентов.

- В сооружениях есть щели, специально оставленные из гидравлических соображений, - объяснил Антон Василевский. - И тот объем воды, который через них проходит, - доли процента от общего количества.

По данным специалистов КЗС, при закрытии дамбы уровень воды в городе может расти до полуметра.

- За счет Невы уровень воды при закрытой дамбе может увеличиться максимум на двадцать сантиметров, - добавил Василевский. - А на полметра - только в результате ветрового нагона: воду как бы сдувает в сторону города.

МИФ № 4: Дамба рассчитана на сто лет

Действительно, расчетный срок службы дамбы - сто лет. Но едва ли это значит, что в 2111 году Петербург ожидает глобальная перестройка или потоп.

- У таких сооружений нет предельного срока службы. Если правильно использовать и поддерживать дамбу, она прослужит хоть две тысячи лет, - рассказал Антон Василевский. - Но для этого необходимо вовремя выделять деньги на ремонт.

Продлить жизнь сооружению (а значит, и городу) можно за счет регулярного обновления. Вряд ли придется перестраивать КЗС: он рассчитан на далекую перспективу.

НАВОДНЕНИЕ - ЭТО... ПОЛЕЗНО?

- Петербург периодически полезно подтопить, чтобы промыть, - огорошил специалист ВНИИ гидротехники Антон Василевский. - Ведь каждый год мы сливаем в Невскую губу сорок миллионов кубометров грязной воды: дождевые и снеговые стоки, которые не направляют на очистку. С точки зрения города, небольшое повышение уровня воды - это хорошо: когда вода уйдет, она унесет всю грязь за дамбу. Вот только по-человечески это плохо, ведь грязная вода уходит в Финский залив. К 2030 году «Водоканал» собирается запустить систему очистки снеговых и дождевых стоков, но пока решить проблему не удается.

КТО ТАКИЕ ГИДРОТЕХНИКИ?

Сейчас в Ленобласти нет масштабного строительства гидротехнических объектов. Чем же занимается ВНИИ гидротехники имени Б. Е. Веденеева теперь, рассказал первый заместитель гендиректора, председатель ученого совета Вячеслав Глаговский.

- Вячеслав Борисович, в чем заключается работа вашего института?

- Наша деятельность связана с объектами гидроэнергетики, тепловой и атомной энергетики, сооружениями на шельфе. В круг наших задач входят научное обоснование проектирования объекта, научное сопровождение строительства и эксплуатации сооружения, проведение авторского надзора и оценка состояния объекта, участие в реконструкциях. В городском строительстве нас периодически привлекают для консультаций.

- Какие работы вы проводили или проводите в Лен области?

- Сейчас выполняем работы для гидро- и теплостанций «ТГК-1», Киришской ГРЭС. Большой объем работ выполняли для ЛАЭС, теперь участвуем в работах для ЛАЭС-2 (в сопровождении строительства: основания, фундаменты, основные конструкции). Среди других объектов - плотина Орловского пруда на реке Стрелке (там реконструируют старую плотину), обследование сухих доков Кронштадтского морского завода. Проводили инвентаризацию всех гидротехнических сооружений города и области, часть из которых была без хозяина. Давали рекомендации по обустройству Пискаревского лесопарка, обследовали техническое состояние сооружений на Муринском ручье.

- Сложно ли у нас работать? Ведь почва «жидкая».

- Грунтовые условия действительно непростые. Но везде есть свои проблемы, как и технические возможности для решения любой из них.

- С метро тоже сотрудничаете?

- Помните аварию между станциями «Лесная» и «Площадь Мужества»? Наши специалисты были в составе комиссии по расследованию причин аварии. Сейчас метрополитен иногда привлекает нас по вопросам гидроизоляции, исследованию свойств оснований.

- А есть ли у вас объекты за пределами нашего региона?

- Практически все крупные гидростанции страны построены с нашим участием. По сей день мы проводим мониторинг их состояния. Работаем и с тепловыми станциями. Золоотвалы - это тоже гидротехнические сооружения, и они требуют постоянного внимания, реконструкций. Еще один объект - мост через Керченский пролив: исследуем грунты, участвуем в некоторых проектных работах.

- Получается, сотрудникам института постоянно приходится мотаться по всей России?

- Отчасти. Для оценки состояния обязательно выезжаем на место: берем приборы, ноутбуки, просим у местных предприятий крупное оборудование. Но не все сотрудники ездят по стране. Одни занимаются расчетами, другие трудятся в лабораториях. Вообще в институте работают 550 человек, среди них двадцать докторов наук и семьдесят кандидатов. В последние годы к нам активно идут молодые специалисты. Однако им нужно трудиться восемь - десять лет, чтобы стать профессионалами.

- Перед строительством дамбы институт построил в бассейне гигантский макет. А сейчас модели ушли в компьютеры?

- Прочность, устойчивость теперь рассчитываем математически: это и лучше, и быстрее. Единственное, для этого требуется определить характеристики грунта, бетона в лабораторных условиях. А вот в гидравлике физические модели остались. Моделировать воду сложно: она нерегулярна, изменчива. Для масштабных моделей используем наш бассейн, где можно задать спектр волн с определенными параметрами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Смольный: Дамба разрушает Курортный район

Петербургская дамба – шутка неоднозначная. Экологи кричат, что она угрожает природе. Физики – что она разрушает берега. А сами работники Комплекса защитных сооружений уверяют, что никакой опасности нет. Попробуем разобраться (читать далее...)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также