Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
Происшествия21 апреля 2016 16:20

Начальница службы безопасности Русского музея готова отдать за свободу миллион

Ирину Кузнецову обвинили в мошенничестве с госконтрактами на 4 миллиона рублей
Ирина Кузнецова проработала в Русском музее 24 года.

Ирина Кузнецова проработала в Русском музее 24 года.

Фото: Тимур ХАНОВ

КЛАССИКА РАСПИЛА

Надменный взгляд, гордая осанка. Шестидесятилетняя начальница службы безопасности Русского музея Ирина Кузнецова даже в зале суда держится на высоте. Хотя по темным кругам под глазами видно, что ночка у нее выдалась не из легких. Полиция задержала Кузнецову в среду, а утром в пятницу следствие обратилось в суд с требованием об аресте музейного охранника.

Оснований для такой суровости набралось на четыре миллиона рублей. Настолько, по версии следствия, Кузнецова и Николай Дурасов – гендиректор компании «Фрейм», обманули государство. Речь идет о мошенничестве с госконтрактами.

Осенью 2013 года Русский музей получил от Минкульта в качестве субсидии больше восьми с половиной миллионов рублей. Деньги должны были пойти на охранное оборудование. В частности, речь шла о поставке четырех импортных концентраторах ключевого хозяйства для Строгановского, Мраморного, Михайловского дворцов, а также для Михайловского замка на Садовой улице.

Конкурс на поставку систем безопасности объявили в сентябре. Заявки пришли от трех компаний, которые, как позже выяснилось, вообще не ведут хозяйственную деятельность.

- Однако как только Минкульт перевел деньги, музей отказался от приобретения указанного оборудования под надуманным предлогом, - рассказал «Комсомолке» источник в следствии. – Тогда на торги заявилась компания «Фрейм». В конкурсную документацию они заложили технические и качественные характеристики оборудования уже отечественного производителя.

В ноябре 2013-го «Фрейм», само собой, выигрывает конкурс. При этом реальная стоимость оборудования, которое они поставляют во дворцы, не превышает 4,5 миллионов рублей. Разницу в четыре миллиона, как полагает следствие, и разделили между собой Кузнецова и Дурасов.

ИЗОЛЯТОР НА ПЕНСИИ

Как вскрылся обман ни в Русском музее, ни в Главном следственном управлении МВД по Петербургу и Ленобласти не рассказывают. Директор Русского музея Владимир Гусев говорит, что он сам и другие сотрудники музея привлечены в качестве свидетелей по уголовному делу. Именно поэтому комментировать более подробно ситуацию он не может.

Во «Фрейме», по понятным причинам, тоже предпочитают отмалчиваться. Обыски у них в офисе на Лиговском проспекте, у Дурасова дома и в квартире Кузнецовой прошли ранним утром 19 апреля. В тот же день начальницу службы безопасности и увели в КПЗ под белы рученьки.

В Смольненский райсуд следователь ГСУ ГУ МВД вышел с жестким требованием об аресте 60-летней музейщицы.

- У нее имеется вид на жительство в Германии, - отметил сыщик. – И мы полагаем, что Кузнецова попытается скрыться.

Интересно, что при этом сам Дурасов дал показания, в которых заявил, что не передавал Кузнецовой денег. Куда ушли средства, после того как осели на счетах подрядчика в Сбербанке, неизвестно.

Адвокат Кузнецовой Иосиф Габуния предложил суду миллион рублей в качестве залога. Кроме того, как отметил защитник, Кузнецова даже физически не может убежать: следствие конфисковало у нее все документы, даже водительские права.

Тем не менее, судья Марина Афонина заключила Кузнецову под арест до 15 мая. Месячный срок заключения связан с тем, что уголовное возбудили еще 15 марта.

СПРАВКА

Кузнецова Ирина Геннадьевна родилась в городе Новосибирске. По образованию – искусствовед. В Русском музее работает с 1992 года. Начинала в качестве младшего научного сотрудника, потом старшего научного сотрудника и заведующей отделом экспозиции. В 1998 году она возглавила службу безопасности Русского музея.

В 2003 году Минкульт наградил ее знаком «За достижения в культуре». За заслуги в области культуры в 2011 году ей было присвоено почетное звание «Заслуженный работник культуры Российской Федерации».

Под руководством Кузнецовой, к слову, разработали систему маркирования отдельных музейных предметов с помощью новейших технологий. Например, ввели радиочастотные метки, по которым можно потом понять, что музею после выездной выставки вернули их картину.