Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-13°
Общество10 августа 2017 8:00

У Шепелевского маяка

С началом Второй мировой войны страны Европы недолго сопротивлялись гитлеровской Германии.
Рыбаки Ораниенбаумского плацдарма

Рыбаки Ораниенбаумского плацдарма

За сутки фашисты заняли Люксембург. Норвегия, на территории которой могли бы разместиться сотни Люксембургов, выстояла лишь два месяца… На захваченных землях немцы установили свой порядок. Молодые парни получили мобилизационные повестки в войска рейха. Большинство всеми правдами и неправдами уклонялось от призыва, но кто-то пошел в гитлеровские легионы. С началом войны с СССР они оказались у стен осажденного Ленинграда.

ЁН ИЗ НОРВЕГИИ

В центральной библиотеке Ломоносовского района хранится любопытный документ. Писатель Юрий Лебедев на нескольких страницах рассказал о встрече с норвежцем Ёном Зандстадом в 2008 году. 83-летний пенсионер в юности участвовал в боях под Ораниенбаумом в составе легиона «Норвегия». Его поразило то, чего он не знал, находясь «по другую сторону». Зандстад был уверен, что с ними сражаются только русские армейские подразделения. А на самом деле против них, сытых и хорошо вооруженных, вместе с армией стояли тысячи мирных жителей.

От рыбзавода в районе Шепелевского маяка теперь мало что осталось

От рыбзавода в районе Шепелевского маяка теперь мало что осталось

МЕНЬШЕ ЛЮКСЕМБУРГА

В августе 1941 года гитлеровцы рвались к Ленинграду. На подступах к побережью Финского залива их остановили у Ораниенбаума. Однако фашистам удалось захватить Петергоф, отрезав защитников Ораниенбаума от города на Неве. Так возник небольшой участок непокоренной земли размером 65 на 25 километров - по площади вдвое меньше карликового Люксембурга. Этот пятачок стал неприступной крепостью.

После войны председатель гор-исполкома Ораниенбаума блокадной поры Алексей Васильевич Карагин вспоминал: «Население города до войны составляло около 35 тысяч человек. До начала блокады удалось эвакуировать четыре тысячи человек. Но в город прибыло много беженцев с оккупированных территорий. Когда 22 сентября начались регулярные обстрелы, все население переселилось в подвалы и землянки. Под одним из соборов жили полторы тысячи матерей с детишками».

Чтобы избежать эпидемий, ввели правило: не выдавать карточки на хлеб без предъявления талона о прохождении бани. В городе не прерывалось водоснабжение, работала канализация. Ораниенбаум ни одного дня не был без света. Работал кинотеатр. Радио провели во все подвалы, где жил народ.

Одного не хватало - хлеба. Населению выдавали неполную норму, даже ниже, чем в блокадном Ленинграде: 150 граммов рабочим, 100 - служащим, 75 - иждивенцам.

В ноябре 1941-го начала работать Малая Дорога жизни, по которой везли хлеб из Лисьего Носа. В обратном направлении шла эвакуация людей.

К 1942 году число гражданских в городе сократилось до нескольких тысяч человек. Многих удалось эвакуировать, но и потери от голода были велики. Оставшиеся жители обеспечивали оборону плацдарма.

Ленинградка Юлия Елисеева в войну стала рыбачкой

Ленинградка Юлия Елисеева в войну стала рыбачкой

УЧИТЬСЯ ЖИТЬ ?В УСЛОВИЯХ БЛОКАДЫ

- На плацдарме оставалось двенадцать колхозов. Работать они не могли, поскольку не было машин, лошадей и семенного фонда. К концу 1941 года стало ясно: война кончится не скоро, надо устраивать жизнь, - вспоминала одна из защитниц плацдарма Елена Артемьевна Петрова.

Помощь оказал Ленинград, задыхавшийся в блокаде. Елена Артемьевна дважды зимой ходила за семенами по льду залива. Весной пятьдесят килограммов семян сбросили с самолета. Урожай 1942 года был небольшим, однако он воодушевил изголодавшихся людей. К посевной 1943-го готовились уже тщательнее. Армия выделила шестнадцать лошадей. Конечно, это были те еще скакуны, но они стали огромным подспорьем. Выручила и смекалка. Голод и лишения не подавили энергию людей и их желание бороться. Вспомнили, что перед блокадой пытались перевести трактора из Петергофской МТС. Машины заглохли, начался обстрел, и их бросили. Теперь они стояли на «ничейной полосе». Ночью трактора по деталям перетащили на плацдарм. Таким образом удалось собрать три машины.

- В нас не было растерянности и обреченности, - подчеркнула Петрова.

Валентин Елисеев собирает сведения о своей маме

Валентин Елисеев собирает сведения о своей маме

Командировка от колхоза

Одна из достопримечательностей южного побережья Финского залива - Шепелевский маяк. Чугунную башню купили во Франции еще в 1908-м. В годы войны маяк, разумеется, не мог работать. Но от него шли караваны по ледовой Малой Дороге жизни к гарнизонам на островах Сескар, Лавенсаари и Гогланд. Здесь же базировался один из рыболовецких колхозов.

В поездку к Шепелевскому маяку «Комсомолку» пригласил Валентин Елисеев. Он прочитал в нашей газете одну из публикаций о Малой Дороге жизни и захотел рассказать о своей маме.

- Мама, как и многие блокадники, не любила рассказывать о том времени, - говорит Валентин. - Но я считаю долгом уже для своих детей по крупицам собрать все, что можно, о ее героической юности.

Юлию Елисееву командировали под Ораниенбаум от рыболовецкого колхоза имени Ленина, который базировался в Ленинграде и куда она устроилась в начале войны. Местное население неприветливо встретило приезжих ленинградок. Люди и сами голодали, а тут еще «командировочные». Еды не было, только лебеда. Но вскоре рыбачки стали основными кормилицами. Рыба с залива шла на нужды армии и местного населения.

Трудная юность досталась блокадным девчонкам. Опасные ежедневные выходы в море на утлых лодках, на веслах, с тяжелыми сетями. Были и штормы, и обстрелы. Однажды сети запутались в рогатках мины. Но как бросишь такую ценность? Рискуя жизнью, как сапер, 20-летняя Юлия все-таки спасла снасти. Многие поступки тех лет никто не воспринимал как героические.

И сегодня в Финском заливе ловят рыбу

И сегодня в Финском заливе ловят рыбу

ГОДЫ И СУДЬБЫ

Зачем приезжал в Ораниенбаум Ён, бывший доброволец легиона «Норвегия»? Ему было восемнадцать, когда под Ленинградом он, должно быть, воображал себя потомком викингов. Ёну фантастически повезло. Его часть стояла буквально в нескольких километрах от места, где в январе 1944 года началась операция «Январский гром». Сослуживцы Ёна, которые оказались на пути Красной армии, там и остались… Бесславно вернулся Ён в Норвегию, коллаборационистов там не жаловали… Был ли его визит в Ораниенбаум своеобразным покаянием? Хочется верить, что да.

Юлия Николаевна Елисеева, мама нашего читателя Валентина, после войны стала медиком. Всю жизнь не любила рыбу. Но именно на Ораниенбаумском пятачке она встретила своего будущего мужа, отца Валентина.

С Ораниенбаумского плацдарма началась воинская операция по окончательному разгрому фашистских войск под Ленинградом. Увы, спустя три четверти века не так-то просто найти материалы о тех годах. Их бережно собирают в центральной библиотеке Ломоносовского района, Историко-краеведческом музее Ломоносовского района. А вот в Музее города Ломоносова Ораниенбаумскому плацдарму посвящено всего несколько стендов. Тем, кто интересуется подробнее, предлагают обращаться с письмами: «Оплата запроса производится из расчета 200 рублей за стандартный лист текста, изображения - 300 рублей». Вот как!

Жители Ораниенбаума победили благодаря мужеству и достоинству. В наши дни нужно не потерять эти качества и нам.

Благодарим за помощь в подготовке материала сотрудников центральной библиотеки Ломоносовского района имени Рубакина и лично Светлану Викторовну Чеботареву и Наталью Ивановну Еганову.

-

-