Санкт-Петербург
Общество

Как поссорились Сергей Олегович с Дмитрием Владимировичем

Противостояние известного режиссера с автором российского бестселлера №1 близится к финалу
Дмитрий Миропольский

Дмитрий Миропольский

Фото: Олег ЗОЛОТО

В давнем кино это называлось – вторая часть марлезонского балета. В современной околокиношной жизни всё более прозаично: 24 августа состоялось второе судебное заседание по иску Сергея Снежкина к Дмитрию Миропольскому.

Истец – режиссёр сериалов «Брежнев», «Белая гвардия» и биографии казахского лидера Назарбаева. Ответчик – сценарист сериалов «Гостиница ″Россия″» и «Сто дней свободы», автор супербестселлера «Тайна трёх государей». Однако речь в суде идёт не о творчестве.

ПОЗДРАВЛЯЮ, ГРАЖДАНИН, СОВРАМШИ!

В интервью летом 2016 года Снежкин рассказывал об уничтожении петербургского Союза кинематографистов (СК) и своём решении уйти с поста его председателя. Миропольский обнаружил в рассказе пять ложных заявлений и перечислил их на страничке в Фейсбуке. По двум пунктам режиссёру пришлось согласиться, и он подал в суд из-за трёх оставшихся:

– Снежкин не сам принял решение уйти, а снят с должности по решению суда за доведение СК до банкротства,

– Снежкину была предложена программа вывода СК из кризиса, но он почувствовал себя великим интриганом и <...> (в словарном смысле – заврался. – Прим.ред.), что сделало банкротство неотвратимым,

– кроме долгов СК есть миллионы, пропавшие за время правления Снежкина, которыми интересуются компетентные органы.

Теперь Снежкин требует с Миропольского 100 000 рублей за ущерб чести и достоинству, а писатель сомневается, что у режиссёра есть честь и достоинство, тем более на такую сумму.

НЕ ПРЯЧЬТЕ ВАШИ ДЕНЕЖКИ

Сам истец в суд не ходит, и его адвокат на второе заседание привёл Бабаяна – бывшего директора СК при председателе Снежкине. Бабаян уверял суд, что они со Снежкиным – эффективные менеджеры, а в банкротстве СК виноваты обстоятельства и злой умысел прежних руководителей. Миропольский предъявил суду солидную стопку документов, которые описывали совсем другую картину хозяйственной деятельности за время правления Снежкина. Это умерило пыл Бабаяна, и он ещё больше сник при появлении свидетельницы со стороны ответчика.

Олеся Ганкевич – экономист высочайшего класса, генеральный продюсер международного теннисного турнира SPb Open с призовым фондом 1 млн. долларов. А ещё – одна из учредителей и руководителей знаменитого фонда «Антон тут рядом», который занимается адаптацией детей-аутистов.

Свидетельница рассказала, как в прошлом году её пригласили заняться делами умирающего СК и затормозить банкротство, которому содействовали Снежкин и Бабаян. Новый кинозал, который Олеся запустила в Доме кино, в первый же месяц принёс 1.5 млн. рублей – при том, что процедуру банкротства начали из-за долга в 5 млн. Многочисленные фирмы, которые за копейки арендовали у СК помещения, Ганкевич заставила платить по рыночным ставкам – и тут же появились деньги на погашение долгов: у финансово несостоятельной организации, которую во всеуслышание хоронил Снежкин, выручка поднялась до 40 млн. рублей в год...

Стало очевидным: банкротить СК имело смысл только для того, чтобы быстро распродать его имущество заинтересованным лицам. Но сейчас, когда понятно, что банкротства не будет и распродажи не случится, – менеджмент Снежкина и Бабаяна вызывает всё больше вопросов.

Дмитрий Миропольский

Дмитрий Миропольский

Фото: Александр ГЛУЗ

ФОЛ ПОСЛЕДНЕЙ НАДЕЖДЫ

По-прежнему сложно понять, зачем Снежкин вчинил Миропольскому иск и почему не отозвал его после первого судебного заседания – ведь всё больше неприглядных фактов становятся достоянием гласности. Несмотря на возражения адвоката, как и в прошлый раз, к делу приобщены все документы, представленные Миропольским: о снятии Снежкина с должности судом; об отказе бывшего председателя от вывода СК из кризиса и, как результат, о начале процедуры банкротства; о миллионных финансовых потерях СК за время руководства Снежкина...

Теперь, если суд признает Миропольского правым, – Снежкин и Бабаян сами станут субсидиарными ответчиками, то есть будут расплачиваться по долгам вместе с СК, которым так эффективно управляли. Поэтому сторона истца стала уходить от организационно-финансовых подробностей и переносить основное внимание на слово, которым писатель якобы обидел режиссёра.

В ответ Миропольский представил суду рецензию: член Совета по русскому языку при Президенте России и Орфографической комиссии Академии наук, координатор «Тотального диктанта» Светлана Друговейко-Должанская разъяснила на многих примерах и статьях из нескольких словарей, что спорное слово употреблено к месту в не оскорбительном значении.

Поскольку по экономической и документальной составляющим у суда вопросов практически не осталось, в следующем заседании 25 сентября, скорее всего, последнее слово будет за филологами.

«КП» продолжает следить за развитием событий.