Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+19°
Boom metrics
Общество21 ноября 2017 13:47

Михаил Шемякин: «Я многим обязан советской власти»

Всемирно известный художник рассказал «КП» о революции в России, в жизни и в искусстве
Источник:kp.ru
Михаил Шемякин советский, американский и российский художник, скульптор.

Михаил Шемякин советский, американский и российский художник, скульптор.

Фото: Александр ГЛУЗ

Человек мира, иначе Шемякина никак не назвать, рассказал «Комсомольской правде» о важных событиях истории, которые повлияли на него как на личность и создали из него известного художника и скульптора.

ОТ РЕВОЛЮЦИИ НЕ ОТКРЕСТИТЬСЯ

- В этом году исполняется круглая дата Октябрьской революции, 100 лет. Как следует реагировать на это событие?

- Юбилей революции пытаются замять, или отмечают его так, что лучше бы и вообще не отмечали. Глава православных объявляет, что революция 17-го явилась великой трагедией для русского народа, а глава Компартии считает ее - великим освобождением того же русского народа. В силу того, что сегодня нет жесткой политической цензуры, люди начинает слегка «бузотерить».

Мне кажется, что мы должны понимать одно: история России была трагичной, часто несправедливой, жестокой, но при этом героичной и необычной, можно сказать, провидческой. Русская революция оказала влияние и произвела большой резонанс по всей Европе и по всему миру. И не нам от нее – революции - открещиваться!

- Вы сейчас большую часть времени живете за рубежом, где тоже без революций не обошлось. Там к ней как-то по-другому относятся?

- В Париже мы живем напротив памятника Дантону. Если пройти чуть дальше – можно увидеть памятник Робеспьеру и многим другим французским революционерам. День взятия Бастилии, день французской революции, во Франции отмечается пышно, там парад. На площади Бастилии, где самой крепости уже давно нет, проходят веселые гуляния: все пьют, стреляют из хлопушек, танцуют и поют «Марсельезу». Французы понимают, что французская республика образовалась благодаря революции. И хотя кровь была пролита, может, и не в таком объеме как у нас, все равно эту дату отмечают с размахом и торжеством.

- Боюсь, с вами не согласятся люди, у которых революция отняла самых близких, дорогих людей.

- Я прекрасно понимаю людей, которые при одном упоминании революции скрежещут зубами. Почти у каждого из нас кто-то сражался за «красных», а кто-то за «белых». В моей семье тоже так было. Мой родной дед, отец мамы, то ли с 1907, то ли с 1910 года ходил в чине офицера в Кронштадте, но в 1917 принял революцию и стал большевиком. Его два брата были расстреляны: одного, казачьего полковника, убили прямо на улицах Петербурга, а второго - на льду Финского залива.

Вспоминаю еще одного белого офицера, моего дядю. Он 26 лет «оттрубил» в сталинских лагерях и из ссылки иногда приезжал к своей сестре – моей бабушке – в Ленинград. Когда кто-то умирал из родственников, мы прилетали из Германии. На поминках, уже после третьей стопки водки, раздавались крики «красная сволочь», «белогвардейская гнида», после чего начиналась драка. Дрался мой отец, красный конник, с бывшим белым офицером. И тогда я понял, что белые офицеры не всегда бывают бывшими.

Маленький Миша вместе с мамой в 1946 году. Фото: Фонд Шемякина.

Маленький Миша вместе с мамой в 1946 году. Фото: Фонд Шемякина.

- А что тогда нужно делать?

- Нужно понять, что революция, кроме крови, дала нам на первых порах много нового, авангардного. Тогда, фактически, рождалось новое общество, а любые роды сопровождаются муками. На днях мне попалась на глаза очень интересная фраза: «Если бы не революция, то нас бы не было», она очень хорошо отражает мои мысли.

Благодаря свершившейся революции было раскрепощено еврейское общество. Если бы не она, то сегодня я, может быть, не держал бы в своем кармане томик Бродского (в этот момент Шемякин вынимает из бокового кармана кожаных штанов потрепанную, в бумажном переплете, книгу Бродского «Остановка в пустыне», - прим. автора).

Шемякин обожает читать и всегда носит с собой книжку в бумажном переплете.

Шемякин обожает читать и всегда носит с собой книжку в бумажном переплете.

Фото: Александр ГЛУЗ

Не забывайте, что многие величайшие представители русской науки, искусства и литературы - евреи. И получили возможность творить, изобретать и открывать миру новые горизонты благодаря октябрьскому перевороту. И не исключена возможность, что останься все «как и было», то в лице Иосифа Бродского мы бы имели на сегодняшний день хорошего сапожника или портного, и я щеголял бы в сапогах его кроя. Я предпочитаю таскать в карманах томики его гениальных поэтических творений.

- А что, на ваш взгляд, лучше всего отражает настроение того времени?

- У меня в библиотеке есть редкая книжка 1926 года, которая называется «Антицарская карикатура». Там представлены иллюстрации Добужинского, Серова, Лансере, работы они очень злые, жесткие и посвящены кровавой теме, которой, время от времени, и отличался царский режим.

Карикатуры жестоко высмеивали царский режим. Фото: Фонд Шемякина.

Карикатуры жестоко высмеивали царский режим. Фото: Фонд Шемякина.

СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ НАС МНОГОМУ НАУЧИЛА

- Сложно адаптироваться к современному миру русскому, родившемуся в СССР и, натерпевшись трудностей, перешедшему в новую эпоху?

- Все мы родившиеся при советской власти, остались советскими людьми с определенным взглядом на жизнь. Как бы мы не хотели от этого избавиться, мы все равно несем эту сложное клеймо. Я не считаю его позорным. Мы привыкли к иному мышлению, к иному взгляду на жизнь, научились приспосабливаться и выживать при любых условиях. Советская власть нас ко многому приучила. И лично я многому ей обязан и за многое остаюсь благодарным.

- Вы, благодаря советской власти, через многое прошли и, хотите сказать, что относитесь ко всему спокойно и с пониманием?

- Я человек не злопамятный, хоть и пришлось через многое пройти: принудительное лечение в психбольницах, обыски, аресты, высылку. Но, тем не менее, я понимал, что покинул, в то время мне казалось навсегда, большую, великую, и мною любимую страну, и ее народ. Быть злым – это удел слабых и недалеких.

- После высылки вы жили в Америке, сейчас во Франции. Так все-таки, где жить хорошо?

- После высылки в 1971 году я десять лет прожил во Франции, потом, устав от ее буржуазности, лености, отсутствии динамики, энергетики, я отправился за океан в Соединенные штаты Америки. В ней я прожил 30 насыщенных творческими поисками и реализациями моих проектов лет. В ней я не разочарован и по сей день. Я объездил полмира и могу сказать, что ни одна страна и ни один народ так не близок русским, как Америка с ее многонациональностью. Американский народ – трудолюбивый, энергичный, мало общего имеющий с «правящей верхушкой».

Сейчас я вернулся во Францию, чтобы быть ближе к России, где я много работаю, преподаю, занимаюсь организацией научных выставок. Мотаться через океан три-четыре раза в месяц, утомительно, да и «накладно».

ЛЮДИ ВКЛАДЫВАЮТ В ИСКУССТВО КАК В БАНК

- Посмотрим на революцию через призму искусства. Сейчас популярно называть его «современным». Нужно ли оно России, хотим ли мы его видеть и получить и, вообще, существует ли оно или это всего лишь фарс?

- Когда мы пытаемся стать актуальными в искусстве, то мне это напоминает неуклюжие попытки «новых русских» мгновенно влиться в английское или американское общество. Это, как бы, русский мужик, который вдруг разбогател, напялил на тело дорогой английский костюм, на кривые ноги, вместо лаптей, натянул лакированные туфли и вышел в общество. В результате, кроме смеха, он больше ничего не вызывает. А если бы он вышел в зипуне, в лаптях, это было бы естественно.

- Выходит, Россия не создана для нового?

- Мы забываем о том, что 70 лет Россия была оторвана от мировой арены искусства. Представьте, что было бы, если «железный занавес» рухнул сегодня. Как бы мы восприняли то, что сегодня там происходит? Нам было бы очень сложно и даже опасно подражать всему этому. Мы еще не осознали, но там другой мир и абсолютно другие взгляды на искусство.

- Неужели мы так далеки от современности, что даже актуальное искусство нам не под силу?

- На сегодняшний день вокруг искусства вертятся не сотни миллионов, а миллиарды. А там, где большие деньги, бывает не очень чисто. Это очень сложные коммерческие метаморфозы. На аукционах, где раньше находили художников, теперь их объявляют. Выбранный ими художник может объявить искусством любую вещь. Этот трюк, скорее всего, никогда не привьется на российской территории.

Богатые русские люди пока еще не вошли в западные круги и навряд ли войдут, как бы они не пыжились. Они никогда не будут покупать разрезанную напополам свинью за пять миллионов фунтов. Кстати, недавно там продавали две такие половинки. Или, допустим, замаринованного в формалине бритого быка с золотым нимбом на голове не так давно отдали за 50 миллионов фунтов. Такие вещи, в сознании современного богатейшего русского человека, не укладываются.

- Да, звучит как-то дико…

- На сегодняшний день эта художественная мафия тоже совершила революцию. Торговцы уничтожили клан коллекционеров, создали клан инвесторов. Люди вкладывают свои деньги в искусство как в банк на проценты. Только ни один банк не даст столько процентов, сколько может дать Art при перепродаже.

- Каково, на ваш взгляд, будущее русского искусства?

- У России – особая судьба и у искусства России – судьба необыкновенная. Я твердо верую в Святую Троицу, и, поэтому, делю историю российского искусства на три духовных единицы, - на три явления. Два из них уже свершились. Первое явление – русская иконопись. Второе – русский авангард, и будущее, третье (когда оно придет не знаю) – это собирание камней, создание чего-то еще невиданного, серьезного и метафизического, которое укажет новые пути развития искусства во всем мире.

Выставка «ШЕМЯКИН. ОТКРЫТИЕ» станет предтечей основных выставок 2018 года

Выставка «ШЕМЯКИН. ОТКРЫТИЕ» станет предтечей основных выставок 2018 года

Фото: Александр ГЛУЗ

Справка "КП":

Михаил Шемякин родился в Москве в 1943 году. Рос в оккупированной Восточной Германии, но в 1956 году приехал в Ленинграде поступил в художественную школу при Институте живописи имени И. Е. Репина. Позже был исключен из нее «за несоответствие нормам соцреализма».

За время жизни в северной столице успел поработать разнорабочим в Эрмитаже, создал группу художников «Санкт-Петербург». В 1971-году его выдворили из СССР как опального художника.

Михаил Шемякин получил признание в Париже и в Нью-Йорке. В 1991 им было основан Институт философии и психологии искусства, на базе которого создан выставочный проект «Воображаемый музей». На сегодняшний день его работы представлены в Америке, во Франции и в России в Центре Шемякина, где организуются выставки по темам исследований.

На заметку

На днях в Петербурге, в Фонде художника на Садовой улице, зрителям представили экспозицию «Шемякин. Открытие». Она разбита на три независимые части, которые рассказывают о важных периодах жизни и творчества мастера — в Ленинграде, в Париже и Нью-Йорке.

Посетителям Фонда представится уникальная возможность увидеть фотографии ленинградского и парижского периода и около 25 картин. Специально для выставки Михаил Шемякин создал натюрморты из предметов личного собрания. А частные коллекционеры предоставили работы художника ленинградского периода, которые ему не разрешили вывести из страны.

Увидеть экспозицию можно до 20 декабря.