2018-10-29T12:59:14+03:00

«Мы любили родной Ленинград и готовы были отдать за него жизнь»

Комсомольцы всеми силами помогали выстоять осажденному городу
Мало кто знает, что это постановочный кадр из фильма "Повесть о завоеванном счастье".Мало кто знает, что это постановочный кадр из фильма "Повесть о завоеванном счастье".Фото: кадр из фильма
Изменить размер текста:

Уже в самые первые дни войны по Ленинграду стали ходить слухи о высаженных в тылу вражеских парашютных десантах. В большинстве случаев это были ложные сообщения, но их требовалось проверять. Да и летчиков, которые катапультировались со сбитых немецких самолетов, тоже надо было отлавливать. И ленинградские комсомольцы занялись этим очень важным делом.

«НИ КРУЖЕК, НИ ЛОЖЕК»

Уже 26 июня 1941 года началось формирование так называемых истребительных батальонов. Их главной целью была борьба с вражескими парашютистами. Всего за первые полгода войны в Ленинграде и области было сформировано 154 истребительных батальона общей численностью примерно 32 тысячи человек. Большинство личного состава - комсомольцы.

На первых порах бойцам этих формирований не выдавали даже обмундирование. Питались они за свой счет, однако с поставленной перед ними задачей справлялись хорошо: ловили сбитых немецких летчиков и передавали их «компетентным органам». Более того, истребительным батальонам нередко приходилось вступать в бой с наступавшими частями вермахта. Например, 78-й и 79-й батальоны обороняли Петергоф, 76-й и 77-й - Пушкин, 120-й батальон два месяца защищал Сестрорецк, в который финны так и не вошли.

Кроме того, на основе истребительных батальонов стали создавать партизанские отряды, благо боевая обстановка позволяла переправлять в тыл врага достаточно крупные формирования. Эти отряды тоже вооружались по остаточному принципу.

«Мы получали оружие, боеприпасы, продовольствие. Оружие не бог весть какое: в основном это были старые немецкие винтовки. Каждому - финский нож. На батальон единственный и тоже старый, времен 1-й империалистической войны, пулемет «Льюис»… Несколько полуавтоматических винтовок Симонова, - писал в своих воспоминаниях Николай Афанасьев. В годы войны он прошел путь от командира батальона 6-го истребительного партизанского полка до заместителя начальника Волховской опергруппы Ленинградского штаба партизанского движения. - Перед самой отправкой эшелона нам подвезли какой-то груз: ящики, мешки, пакеты. Забирали его спешно, не спрашивая, что где, - выясним в пути. И вот теперь распаковали все это. Здесь гранаты, запалы к ним, патроны. И... ни котелков, ни кружек, ни ложек. Видимо, в спешке снабженцы о них попросту забыли <…> Командирам выдали долгожданные карты местности и... снова разочарование. Это были пятикилометровки: малоподходящий масштаб, слишком общий…»

«ЗНАТЬ ВИНТОВКУ ТАК ЖЕ, КАК СТАНОК!»

В самом городе тоже хватало дел. Советское командование не исключало, что немцы все же ворвутся в Ленинград. В этом случае предстояло бы сражаться за каждую улицу. Горком комсомола принял решение о военной подготовке рабочих без отрыва от производства. Токарь завода имени Второй пятилетки (сейчас это предприятие не существует) П. Пимушкин, который освоил пять специальностей, писал в газете «Ленинградская правда»:

«Мы, комсомольцы завода, решили наряду с новыми производственными профессиями овладеть и военной специальностью. Начали с изучения винтовки. Потом перешли к гранате. Недавно проводили первые боевые стрельбы. Результаты неплохие. Каждый ленинградский рабочий, отдавая все силы производству, должен готовить себя к решительной схватке с врагом… «Знать винтовку так же, как станок!» - вот наш сегодняшний лозунг».

Особую помощь оказывали студенты Института имени Лесгафта (ныне Университет физической культуры, спорта и здоровья). До конца 1941 года они обучили двести тысяч ленинградцев рукопашному бою и метанию гранат.

Ловили диверсантов

Другой проблемой была вражеская агентура. В первую очередь так называемые ракетчики, которые наводили немецкие самолеты, помогая им бомбить город. Сил правопорядка не хватало: многих милиционеров и чекистов в июле 1941 года бросили на оборону Лужского рубежа, где они несли огромные потери…

И вновь выручил комсомол. В июле - августе появились отряды по борьбе с диверсантами. Они несли службу главным образом вечером и ночью: именно в это время враг, как правило, бомбил город.

Члены президиума Всероссийского съезда союзов рабочей и крестьянской молодежи в Москве в 1918 году. Фото: Википедия

Члены президиума Всероссийского съезда союзов рабочей и крестьянской молодежи в Москве в 1918 году.Фото: Википедия

В архиве автора хранятся воспоминания блокадницы Лидии Николаевны Филипповой:

«Я входила в такой отряд. Нашей задачей было вылавливать диверсантов и следить за светомаскировкой. Выходили на дежурство во время бомбежек. Каждому был выделен квартал, который он патрулировал. Если что-то случалось, мы должны были дать сигнал свистком, и к нам на помощь спешил командир. Сейчас, вспоминая то время, удивляюсь себе. Я, которая с детства боялась темноты, смело несла патрульную службу во время бомбежек. Свист снарядов, разрывы, крики, кровь. И, как ни странно, мне было совсем не страшно. Мы вытаскивали из развалин домов людей, перевязывали раненых. Мы любили родной Ленинград и готовы были отдать за него жизнь».

Кроме этих отрядов, горкомом комсомола сформирован комсомольский полк по охране порядка. Его бойцы патрулировали улицы города. Причем в свободное время. Полк насчитывал около шести тысяч человек.

«ЗАБОТА О ПОВСЕДНЕВНЫХ НУЖДАХ»

Уже во время блокады появились и так называемые бытовые отряды, призванные помогать совсем ослабевшим людям. Первый был создан в середине февраля 1942 года, его участницами стали восемьдесят девушек - работниц предприятий Петроградской стороны. В памятке бойца-комсомольца говорилось: «Тебе, бойцу комсомольского бытового отряда, поручается забота о повседневных бытовых нуждах тех, кто наиболее тяжело переносит лишения, связанные с вражеской блокадой. Забота о детях, женщинах, стариках - твой гражданский долг».

В дальнейшем такие отряды создали по всему городу. Всего в них вошла примерно тысяча человек. Ребята кололи дрова, растапливали самодельные буржуйки, приносили воду с Невы, мыли полы, стирали белье. Помогали тем, кто уже не мог ходить.

- В блокаду я тяжело заболела, не могла подняться с постели. Спасли дружинницы: они отвезли меня в госпиталь, который находился при Институте усовершенствования врачей, - рассказывала блокадница Валентина Зыкова.

«СПРАВКА «КП»

За первые три месяца Великой Отечественной войны сорок процентов членов ленинградской городской организации ушли в Красную армию и народное ополчение. По специальному постановлению ЦК ВЛКСМ ленинградцев принимали в комсомол не с пятнадцати, а с четырнадцати лет. В 1948 году Ленинградская городская организация ВЛКСМ за героизм, проявленный в годы войны, и активное участие в социалистическом строительстве была награждена орденом Красного Знамени.

Алексей ЩЕРБАКОВ

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также