2018-10-30T12:27:11+03:00

«За нашей водой даже финны приезжали»: дневник проекта «Родники Ленобласти 2.0»

В заключительном выезде на Карельский перешеек экспедиторы узнали, что общего у львов, исторических печей и фильмов Хичкока
Поделиться:
Комментарии: comments6
Команда за работой: пока одни берут пробы – другие уточняют координаты следующего родника. Фото: Мария Митрофанова.Команда за работой: пока одни берут пробы – другие уточняют координаты следующего родника. Фото: Мария Митрофанова.
Изменить размер текста:

Под ногами хрустели засохшие листья. Мы шли по тропинке мимо ржавого зеленого забора. Из заводи торчали кривые ветки и засохшие стволы. Сквозь них проглядывало холодное осенне солнце. Всюду стояли будки неестественно ярких оттенков с пыльными стёклами и увесистыми замками. И тишина.

—О, открыто! — мы заметили распахнутую голубую калитку на холме. Около неё валялись куски бетонных плит, а вдалеке — виднелись неприглядные двухэтажные советские домики из серого кирпича. Судя по карте, где-то здесь и должна была быть колонка.

—Может, кто-то так не любит блогеров, что решил воспользоваться проектом, заманить нас глубоко в лес, разделаться, да и закопать под березкой? — пошутил мой коллега.

И правда — подобный сюжет уже мелькал на отечественных киноэкранах в виде низкосортного фильма ужасов со столь же незамысловатым названием «Дизлайк».

Вдруг подул ветер, и заскрипела калитка. Тут-то стало действительное не по себе.

—Родник здесь, за забором, — сказал Дима и пошатал двухметровую металлическую ограду. Позади послышались чьи-то шаги...

В какие только края не заносило железных коней проекта «Родники Ленобласти». Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

В какие только края не заносило железных коней проекта «Родники Ленобласти».Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

ДНЕМ РАНЕЕ

В семь утра два экипажа уже пили кофе у станции метро «Чёрная речка». Похолодало в Петербурге слишком уж неожиданно. Поэтому экспедиторы быстро опустошили свои стаканы, закамуфлировали верные Hyundai наклейками проекта, сфотографировались и помчались по Приморскому шоссе.

Вскоре мы остановились у ручной колонки рядом с разрушенной огневой точкой времён Великой Отечественной войны в посёлке Белоостров. Около огромной бетонной плиты, поросшей мхом, стояли венки. На обломке висела табличка: «Помним о павших войнах, выполнявших свой солдатский долг»...

Подойдя к крану, я заметил белый листок с манящей надписью «работает». Нажал — ничего. Раздосадованный, стал давить что есть мочи...

—Эй! Вы там совсем что ли? — окрикнул мужчина. —Написано же: «Не работает».

Я вновь посмотрел на бумагу и приподнял обмякший надорванный уголок...

Две - недостающие - буквы решают все. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Две - недостающие - буквы решают все.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Впрочем, в этом выезде родники нередко преподносили нам сюрпризы. Иногда — самые неожиданные и печальные. Например, источник в посёлке Громово, который любители родниковой воды отметили на карте проекта еще год назад, за это время перестал течь. И не просто «сам по себе», а потому что кому-то вздумалось перекопать около него землю...

Родник в Солнечном – один из самых «народных». Поэтому обновлять мостки и «инфраструктуру» требуется регулярно. Фото: Мария Митрофанова.

Родник в Солнечном – один из самых «народных». Поэтому обновлять мостки и «инфраструктуру» требуется регулярно. Фото: Мария Митрофанова.

А родник с чистой водой в посёлке Солнечное, который прошлой осенью выглядел обустроенным и благополучным, к новой встрече с блогерами и журналистами изрядно обветшал: то ли не выдержал напастей погоды, то ли потока желающих набрать бутылку-другую, ведь источник очень популярен у местных. В итоге кое-где мостики сломались, да и от самой трубы кусочек откололся.

В прошлом году вода из этого родника была признана чистой. Интересно, что покажет проверка этого года? Фото: Мария Митрофанова.

В прошлом году вода из этого родника была признана чистой. Интересно, что покажет проверка этого года? Фото: Мария Митрофанова.

К счастью, родником заинтересовалась компания «Хваловские воды». Она решила стать его опекуном и уже готовит план благоустройства.

В хорошие места стоит возвращаться снова и снова. Поэтому переночевать мы приехали в «Золотую долину». Ещё в прошлом году экипажи отлично отдохнули в одном из уютных коттеджей горнолыжного курорта в деревне Коробицыно.

Живописная природа, городской комфорт, уйма развлечений как для взрослых, так и для детей и гастрономическое изобилие — в общем, отличный вариант, чтобы провести запоминающиеся выходные с семьей или друзьями.

Совсем необязательно ждать зимы, чтобы по достоинству оценить уют «Золотой долины». Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Совсем необязательно ждать зимы, чтобы по достоинству оценить уют «Золотой долины».Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Только есть одно но: с собой необходимо взять сосиски. Здешние коты настолько милые, что не угостить их — преступление. Мы вот преподнесли усатым целый шампур лакомства.

Один из экипажей проекта на заводе «Rockwool». Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Один из экипажей проекта на заводе «Rockwool».Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

БЕЗОТХОДНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

Ранним утром мы поехали в Выборг в гости к нашим партнерам — на завод «Rockwool», где производят каменную вату.

Честно скажу, сначала отнёсся к затее скептически. Ничего, кроме шутливых сравнений со сладкой ватой на Крестовском острове, в голову просто не лезло. Но сотрудник завода Дмитрий Мачевский просветил — и я проникся глубоким уважением.

В ходе нашего экологического проекта мы поневоле заинтересовались «А как с заботой о природе у предприятий области?» На фото: Дмитрий Мачевский. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

В ходе нашего экологического проекта мы поневоле заинтересовались «А как с заботой о природе у предприятий области?» На фото: Дмитрий Мачевский.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Ещё сто лет назад датчане заметили, что при сильном ветре вулканическая лава, застывая, превращается в волокна. Так появилась первая каменная вата. Сегодня ее используют для утепления и звукоизоляции. Но самое главное — она не горит. Если и начнёт плавиться при температуре 1500 градусов, то все равно не токсична, в отличие от, например, некоторых видов полимерных материалов. Это значит, что при пожаре в здании, отделанном каменной ватой, у людей будет не пара минут, а почти полчаса, чтобы покинуть помещение.

Даже начиная плавиться – при температуре полторы тысячи градусов – каменная вата остается нетоксичной. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Даже начиная плавиться – при температуре полторы тысячи градусов – каменная вата остается нетоксичной.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Отдельного внимания заслуживает само производство: оно экологично и безотходно, хотя завод в Выборге выпускает 14 тонн каменной ваты в час! Пыль от распиленных горных пород всасывается системой аспирации и попадает обратно на производство. Даже воду после мытья полов здесь не выливают: найдётся применение. Кроме того, «Rockwool» заключает договоры с крупными покупателями, чтобы те возвращали обрезки, оставшиеся после строительства — можно сказать, спасает от очередной свалки.

Вера Германовна поддержала не только идею проекта «Родники Ленобласти», но и наш флаг. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Вера Германовна поддержала не только идею проекта «Родники Ленобласти», но и наш флаг.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

В деревне Ягодное Приозерского района нас встретила Вера Германовна. По словам бабушки, вода в их колодце чистейшая, а её уровень никогда не опускался.

—Я здесь 60 лет. Даже финны, которых отсюда выселили, по сей день приезжают к нам за водой.

Примерно так начинаются все ужастики. А шаги за спиной раздавались все ближе… Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Примерно так начинаются все ужастики. А шаги за спиной раздавались все ближе…Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

ПРОБЫ В ДЕТСКОМ ЛАГЕРЕ, ИЛИ КАК БЛОГЕРОВ ЧУТЬ ИНФАРКТ НЕ ХВАТИЛ

Шаги становились все громче и ближе. Мы молча переглядывались и уже собирались бежать врассыпную, как вдруг...

—Ребят, GPS-ник в машине забыли, — сердце ушло в пятки и вернулось обратно, прежде чем раздался голос догнавшей нас соратницы – блогера Кати.

А пробу мы так и не взяли. Нет, не сдрейфили. Просто метку ставили год назад, когда перед родником ещё не было новенького забора.

Здание в Приозерске спроектировал знаменитый финский архитектор. И почти сто лет назад, и сейчас здесь располагается банк. Фото: Мария Митрофанова.

Здание в Приозерске спроектировал знаменитый финский архитектор. И почти сто лет назад, и сейчас здесь располагается банк. Фото: Мария Митрофанова.

Тем временем второй экипаж остановился в Приозерске. Приехал за водой, а нашёл — реликвию. В одном из старейших зданий города, на улице Ленина, блестели удивительной красоты изразцовые печи. И само здание, и керамические шедевры спроектировал знаменитый финский архитектор Уно Ульберг.

Исторические печи неплохо вписались в современный интерьер. Фото: Мария Митрофанова

Исторические печи неплохо вписались в современный интерьер. Фото: Мария Митрофанова

Любопытно, что этот дом всегда имел «финансовое» предназначение. Когда-то здесь был «Объединенный банк Северных стран» — для него и проектировали — а сейчас работает банк «Санкт-Петербург». Его сотрудники старательно поддерживают красоту исторических изразцов.

Напоследок мы заглянули в центр реабилитации диких животных «Велес» в Токсово, где лечатся сотни зверят: от норок и пони до лосей и медведей. Недавно мы перевели им деньги на яблоки и гречку. Но и наших средств хватит лишь ненадолго. Ведь прокормить нужно целый зоопарк! Поэтому здесь всегда рады помощи.

Как оказалось, голодная львица способна съесть даже хозяйскую куртку. Лисицы же иногда не прочь полакомиться морковкой.

#Родники Ленобласти в центре реабилитации диких животных Велес .

В лаборатории «Северо-Западного производственного геологического объединения» «Росгеологии» нас встретил поникший охранник. Будто тоже думал: «Неужели последний раз?». Последний. Но самое главное ещё впереди. Ведь уже скоро появятся результаты проб, и вы узнаете, откуда воду брать стоит, а где — и козлёночком стать можно.

Кстати говоря, сотрудники «Росгеологии» скоро придут в эфир радио «КП» и расскажут про работу ученых, проблему бесхозных скважин, а также о том, как проверить свою воду.

Одним из самых фотогеничных родников этого выезда оказался источник у границы Зеленогорска. Фото: Мария Митрофанова.

Одним из самых фотогеничных родников этого выезда оказался источник у границы Зеленогорска. Фото: Мария Митрофанова.

ОХОТА ЗА СОКРОВИЩАМИ

Во втором сезоне проекта родники искали не только экспедиторы, но и наши читатели.

Каждый выезд экипажи прятали около источников две бутылки с записками. «Письмо счастья» позволяло получить подарок от оператора «МегаФон» — это плащ-дождевик и Powerbank. Набор просто необходимый уважающему себя грибнику и туристу: и в ливне не промокнешь до нитки, и телефон не разрядится в лесной глуши. Призы так понравились нашим читателям, что находили их буквально за считанные часы.

В третьем выезде первый клад оставили в деревне Ольшаники Выборгского района: у источника Ахиярви, которому, между прочим, уже почти 500 лет. Второй — спрятали у родника в Новом Девяткино. Его обнаружили уже утром, хотя наша команда приехала туда лишь поздним вечером.

Один из кладов был спрятан у этого родника. «Берегите природу – мать Вашу» призывает красноречивая надпись. Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Один из кладов был спрятан у этого родника. «Берегите природу – мать Вашу» призывает красноречивая надпись.Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

ВТОРОЙ ВЫЕЗД В ЦИФРАХ

1 завод

1 приют для животных

2 экипажа

2 подарка от оператора «Мегафон»

3 района Ленинградской области

26 проб воды

1500 километров в пути

Еще больше материалов по теме: «Родники Ленобласти»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также