Санкт-Петербург
Звезды

Любовь, смерть и подвиг: почему Александр Печерский поднял восстание в Собиборе

До 9 июня 2019 года в Военно-историческом музее артиллерии идет выставка, посвященная подвигу того самого еврея, который сумел поднять восстание в нацистском лагере смерти
Илья Васильев - глава Фонда Александра Печерского.

Илья Васильев - глава Фонда Александра Печерского.

Год назад вышел фильм - дебютная режиссерская работа Константина Хабенского «Собибор». Нам удалось пообщаться с Ильей Васильевым, автором книги, по которой был снят этот фильм, креативным продюсером ленты, главой Фонда Александра Печерского.

- Фильм «Собибор» был воспринят неоднозначно. Почему такая информативная картина, с мощной героической составляющей, исторической фабулой, вызвала смешанную реакцию и иногда даже резкую критику?

- Позволю себе не согласиться. Подавляющим большинством зрителей, общественных деятелей и даже кинокритиков фильм был воспринят очень позитивно. Только в России его посмотрели около 10 миллионов человек, он был показан более чем в 50 странах. Впервые, наверное, в российской практике состоялись премьерные показы в таких международных организациях, как ООН, Совет Европы, Европарламент, в Государственной Думе, одновременно в Совете Федерации и в израильском Кнессете, в Бундестаге и проч. Мне довелось присутствовать на большом количестве показов за рубежом и в России - фильм вызывал острую эмоциональную реакцию, многие люди плакали. О ленте высказывались российские и зарубежные политики и общественные деятели, раввины, уполномоченный Государственного департамента США по Холокосту, специалисты по Холокосту, Алла Гербер и многие-многие другие. Среди крупнейших российских кинокритиков большинство сочли фильм удачей, особенно если учесть, что это дебютная режиссерская работа Константина Хабенского.

- Я не отрицаю, что большая часть критики была положительной. Но я задавала вопрос про ту часть критики, которая была негативной.

- Есть что сказать и по этому поводу. Большая часть критики исходила из немногочисленного, но шумного сегмента историков Холокоста и особенно их читателей.

- Да, историки всегда недовольны.

- Тут поезд подъехал не так, здесь Печерскому вместо яблока дали сигареты, там неправильный значок, тут неправильная татуировка.

- Я смотрю, вы читали все эти интервью.

- Да, пресс-служба фильма работала хорошо, и я хотел бы, пользуясь случаем, поблагодарить творческую группу и продюсерский центр Синема Продакшн, которые помогли нам поднять всю эту историю на высокий международный уровень, и всех тех людей, узнать, что думают о фильме зрители и кинокритики не только в России, но и за рубежом.

- Большая часть этой критики, на мой взгляд, не к месту, и вот по какой причине. Такой фильм, как «Собибор», посвященный подвигу, который беспрецедентен как по уровню героизма, так и по уровню многолетнего забвения, можно оценивать только по одному критерию: становится ли он фильмом-событием или нет. Он не должен быть хорошим или плохим, он должен стать событием, то есть о выходе картины и о самой истории становится известно огромному количеству людей, о нем много говорят. И вот эта задача была многократно перевыполнена. Это удается достаточно малому количеству фильмов. Если бы вы вышли на улицу два года тому назад и спросили, что такое Собибор, ни один человек из ста не ответил бы. А сейчас об этом знает большинство. А вопросы художественного качества должны решаться профессиональным сообществом кинодеятелей. И тот факт, что российское киносообщество выдвинуло именно эту картину на «Оскар» как лучший российский фильм, говорит сам за себя.

- Саундтрек к фильму «Собибор» написал Кузьма Бодров. Я знаю его как академического композитора, он же вроде бы музыку к кино не писал. А тут такая потрясающая, эмоциональная, очень сильная работа.

- Это блестящий выбор режиссера фильма Константина Хабенского и генеральных продюсеров Эльмиры Айнуловой и Марии Журомской. Им удалось почувствовать, что именно Кузьма сможет предложить этой тяжелой, местами мучительной истории такое музыкальное сопровождение, которое само по себе будет являться законченным и ценным в музыкальном отношении произведением. Был выпущен диск с саундтреком - он прекрасно разошелся, мы получили множество восхищенных отзывов о музыке к фильму. Нам очень приятно, что Кузьма Бодров, как и другие члены творческой группы фильма, был награжден премией Министерства обороны за вклад в области культуры. Это достойная награда за его потрясающую работу.

- Скажите, пожалуйста, как так получилось, что мы ничего не знали об Александре Печерском?

- Этот вопрос нас занимал долгие годы, и в прошлом году мы с Николаем Карловичем Сванидзе написали книгу «Собибор: возвращение подвига Александра Печерского». Это большое историко-документальное расследование, где мы пытается объяснить, почему о восстании в Собиборе в течение долгих десятилетий ни в Советском Союзе, ни в Израиле, ни в Польше, по сути, не было известно. И сегодня подвиг Александра Печерского и его товарищей больше известен в России, нежели в других странах мира. Мы пришли к выводу, что это какая-то удивительная цепь случайностей. Так получилось, что в каждой стране были на то свои причины. Не то чтобы история была совсем забыта. Но она была уделом специалистов, историков Второй мировой войны, историков движения сопротивления. Единственная страна, в которой были две вспышки активного интереса к истории Собибора и фигуре Александра Печерского, это СССР. В 1944-1946 годах, а потом в начале 60-х в период оттепели восстание в Собиборе было здесь довольно известной историей. Был период незначительного интереса к Собибору и в Польше, в середине 60-х годов, когда на месте лагеря был создан мемориал.

- Илья, мы говорим о концлагере на территории Польши, в котором уничтожались евреи. Как декларируют авторы фильма, это было единственное успешное восстание, когда сотни евреев смогли покинуть лагерь.

- Здесь я хотел бы уточнить, что это был не концлагерь, а лагерь смерти, он был создан исключительно для уничтожения евреев. Несколько сот узников, в число которых попал Печерский, обслуживали эту фабрику смерти, в частности занимались утилизацией трупов и сортировкой вещей убитых людей. А девяносто с лишним процентов новоприбывших сразу отправлялись в газовые камеры, прямо с перрона. То есть надежды не было никакой. И на второй день после приезда в Собибор Печерский и его товарищи уже знали, что они обречены вскорости повторить страшную судьбу людей, с которыми вместе прибыли из Минска.

- Вы делаете на этом акцент потому, что людям, которые бежали с Печерским, уже точно было нечего терять?

Нет, я просто хотел уточнить. Дело в том, что у людей , которые работали в лагере смерти, оставалось еще меньше возможностей для ведения подпольной деятельности и практически не было связи с внешним миром. Это лишний раз подчеркивает исключительный организационный талант и харизму Печерского и мужество его товарищей. Ведь костяк восставших составили советские военнопленные, которые приехали с ним из минского арбайтлагеря. Создать успешно действующую подпольную группу, разработать план восстания и осуществить его в лагере смерти было на порядок сложнее, чем в любом другом лагере.

- Как вы сами сказали, в СССР в 1944 году и в середине 60-х был всплеск интереса к истории Собибора. Тем не менее до выхода вашего фильма в 2018 году мало кто о ней знал.

- Так получилось, что пантеон героев Великой Отечественной войны более или менее сформировался уже к концу войны. Потом в него иногда добавлялись какие-то герои. Например, благодаря писателю Сергею Смирнову заговорили о защитниках Брестской крепости, благодаря Константину Симонову - о Мусе Джалиле. Сергей Королев ходатайствовал за Михаила Девятаева, позднее благодаря усилиям журналистов и общественных деятелей удалось добиться признания подвига Александра Маринеско.

- Печерский тоже писал воспоминания.

Для того, чтобы ввести в пантеон того, кто не попал в него в годы войны, нужно было, чтобы кто-то влиятельный, известный начал бы за него ходатайствовать. Так получилось, что такого человека в жизни Печерского не оказалось, хотя он общался с некоторыми влиятельными людьми.

Кроме того, были три объективные причины, по которым ему было сложнее других попасть в этот самый пантеон. Три причины, перечисляю их в произвольном порядке. Первая - это то, что он был военнопленным, а значит, до 90-х годов на нем лежала печать официального "неодобрения". Вторая - лагерь смерти был создан для уничтожения евреев, а в 1946-1947 годах было решено не выделять тему истребления еврейского населения в "отдельное производство". Третья причина личного характера: в начале 50-х годов Александр Печерский попал под кампанию по борьбе со спекуляцией театральными билетами, усугубленную, возможно, шедшей тогда кампанией против "безродных космополитов". Он был осужден и исключен из партии, поэтому за него намного сложнее было ходатайствовать.

Вот такая сложная комбинация трех причин привела к тому, что вплоть до его смерти в 1990 году Печерский оставался на периферии общественного внимания. Его имя входило в книги, посвященные партизанскому движению, движению сопротивления, даже в отдельные учебники по истории СССР. Он выступал в газетах и на телевидении как обличитель немецкой Фемиды, которая, по его мнению (и это действительно было так), выносила очень мягкие приговоры бывшим нацистским палачам, в том числе служившим в Собиборе. То есть не то чтобы Печерский был в "черном списке", но он оставался на периферии. И только после того как Владимир Путин наградил Печерского, посмертно, Орденом Мужества, произошел качественный перелом.

- Первая книга о Печерском была выпущена в 2013 году, а фильм вышел в 2018-м, верно? На каком этапе, на ваш взгляд, на имя Александра Печерского обратили внимание?

- Именно когда Владимир Владимирович Путин его наградил.

- Он наградил Печерского после выхода фильма?

- Нет, до.

- Вы создали фонд в 2011 году, верно?

- В 2011 году была создана инициативная группа, которая потом превратилась в фонд. Это случилось не само по себе. Тогда, в 2011-м, здесь, в Санкт-Петербурге, российский поэт и общественный деятель Марк Гейликман прочитал свою поэму “Люка” (о любви Печерского и голландской девушки по имени Люка, о лагере, о восстании, о самом Печерском). История Печерского показалась нам очень интересной, сильной, важной, и заслуживающей того, чтобы люди о нем вспомнили. Поэма задала нужный камертон людям в разных странах, и теперь у нас есть товарищи, которые занимаются увековечением памяти Печерского в более чем 10 странах. Тогда же нам удалось убедить многих людей, в том числе влиятельных.

- Вы имеете в виду облеченных властью?

- Нет, началось все не с власти, а с мастеров культуры. Огромную роль сыграл Николай Карлович Сванидзе, который на заседании Совета по правам человека смог передать наше обращение и первую книгу “Александр Печерский: прорыв в бессмертие” (в которую вошла и та самая поэма “Люка”) Владимиру Путину и рассказать о том, что был такой героический человек и что этот человек не получил достойного официального признания. И тогда появилось президентское поручение "проработать вопрос об увековечении памяти поднявших восстание в нацистском лагере смерти Собибор". И здесь я хочу сказать огромное спасибо Министерству обороны, Министерству культуры, Российскому историческому обществу, Российскому военно-историческому обществу, Общественной палате, Евроазиатскому еврейскому конгрессу и многим другим, кто помог сделать так, чтобы это президентское поручение было не просто выполнено, а выполнено и перевыполнено. Причем перевыполнено вопреки поразившему нас бездействию всероссийских еврейских организаций ФЕОР и РЕК.

И именно тогда, в 2013 году, нам удалось передать целый ряд просьб, в частности о поддержке художественного фильма. Создание советского художественного фильма о Собиборе было нереализованной мечтой Печерского, он несколько раз подавал в соответствующие инстанции прошения, которые были отклонены… И фильм “Собибор”, и появление улиц Печерского в Ростове-на-Дону и Москве, и многие другие результаты деятельности нашего фонда стали возможными благодаря тому, что появилось официальное признание подвига. Кроме того, наша деятельность привела к тому, что Печерский и его товарищи были награждены в Польше и на Украине. В Израиле уже есть улица Печерского, на Украине тоже. И мы очень надеемся, что на очереди и другие страны: Польша, Белоруссия. Дело в том, что история Печерского международная: в лагере томились узники из разных стран, а после войны выжившие участники восстания и побега рассеялись по разным странам и континентам. Все это дает нам право просить или даже требовать у правительств тех стран, граждане которых были спасены благодаря Печерскому, увековечения подвига Александра Ароновича и его товарищей, присуждения им государственных наград или знаков отличия, присвоения их имен топонимическим объектам, упоминания в школьных программах.

- А разве упоминания в школьной программе нет?

- Не так давно появилось в России и в Израиле.

- Нужны были 28 панфиловцев, чтобы усилить ощущения от подвига советского народа. А вот такая очевидная фантастическая героическая красивая история оказалась невостребованной.

- Мы должны понимать, что речь идет о почти полном всемирном забвении. В 60-е годы даже журналисты специализированных еврейских изданий не знали, кто такой Печерский. Это было повсеместно. Какая-то первичная локальная известность появилась после выхода в 1987 году англо-югославского фильма “Побег из Собибора” с Рутгером Хауэром в главной роли. В еврейских общинах США и других местах люди узнали о подвиге узников Собибора. Но прошло 25 лет, и об этом снова забыли. А между тем история эта, в силу международности и удивительной символичности подвига, должна, простите за клише, остаться в веках. Кто сейчас помнит, на какой войне сражались 300 спартанцев? А вот история подвига при Фермопилах не забыта и стала универсальным символом. И мы очень надеемся, что подвиг Александра Печерского и его товарищей станет таким же вечным символом.

- Надеюсь, что никому и никогда не представятся такие страшные обстоятельства, чтобы повторить этот великий подвиг. Какие планы у фонда в ближайшем будущем?

- Печерский прожил после войны 45 лет, и вся его послевоенная жизнь была тоже подвигом, только тихим и, так сказать, регулярным. Он был обычным человеком, ходил на работу, у него были жена и дочь, он был страстным футбольным болельщиком, любил свою семью и товарищей. Живя формально обычной жизнью, он находил время и душевные силы на то, чтобы память о замученных и бежавших из Собибора не была предана забвению. Несмотря на тогдашнюю международную обстановку и блоковое мышление, несмотря на то, что Печерскому не удалось ни разу выехать за границу, на то, что в те годы не приветствовалась, мягко говоря, переписка советских граждан с иностранцами, ему все-таки удалось развить колоссальную деятельность по преследованию палачей Собибора, по поиску бывших узников. Он постоянно общался с журналистами, благодаря чему в самых разных изданиях по всему миру появлялись публикации о Собиборе, о восстании. Очень важной частью своей деятельности он считал поиск всех тех эсэсовцев, которых не добили его товарищи во время восстания. И не только эсэсовцев, которых в лагере было не более 20-30, но и 150-200 вахманов (охранников из числа коллаборационистов, выполнявших в лагере разного рода грязную работу). В Советском Союзе преследование таких пособников считалось важной государственной задачей, их ловили и судили до конца 80-х годов. Так вот Александр Печерский боролся за то, чтобы все эсэсовцы и вахманы, служившие в лагере Собибор, были пойманы и наказаны. Он принимал участие как свидетель в двух судебных процессах.

Что касается наших будущих планов, то мы планируем в текущем году выпустить первую полноценную биографию Печерского, запустить портал, посвященный узникам Собибора с их биографиями, а также совместно с Росархивом и ГАРФ создать сайт с документами о Собиборе. Ну, и, конечно, продолжать нашу работу по официальному признанию заслуг Печерского и его товарищей в тех странах, где это пока не сделано...

- Илья, вот Вы много лет занимаетесь Печерским. Скажите, в итоге образ Печерского, представленный Хабенским, насколько он, на Ваш взгляд, портретно, внутренне, идеологически, напоминает героя?

- Я приведу слова внучки Печерского, Натальи Ладыченко, которая на первом просмотре фильма (а всероссийская премьера, впервые в отечественной практике, состоялась не в Москве, а на родине героя - в Ростове) сказала: "Когда я смотрела последние кадры, мне показалось, что вот сейчас с экрана на меня выбежит дедушка". Эти слова снимают вопросы на тему образа, созданного Хабенским. Самое главное - как это видят родные героя!