Санкт-Петербург
Общество

«Писали под обстрелами, не чувствовали страха»: В Петербурге проходит выставка картин, нарисованных во время блокады

Художники писали сажей, а вместо холстов использовали атласы и карты
В Петербурге проходит выставка картин, нарисованных во время блокады

В Петербурге проходит выставка картин, нарисованных во время блокады

Фото: Олег ЗОЛОТО

Любовь сильнее страха, а любовь к искусству порой способна спасти жизнь. Именно такие мысли приходят в голову, когда смотришь на картины, написанные в годы войны. Выставка «Блокада Ленинграда глазами художников авангарда» открылась в музее петербургского авангарда накануне памятной даты, которую знает каждый житель Петербурга – 18 января, Дня прорыва блокады. Здесь собрали 70 графических и живописных работ 11 художников, творивших наперекор войне в осажденном городе. Эти экспонаты впервые представлены в такой подборке из архивов фонда Музея истории Санкт-Петербурга. «КП» осмотрела экспозицию и поговорила о ее содержании с куратором выставки Юлией Горской.

Сценки в блокадном Ленинграде из цикла «Ужасы войны для мирного населения». Художница Татьяна Глебова.

Сценки в блокадном Ленинграде из цикла «Ужасы войны для мирного населения». Художница Татьяна Глебова.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Вся выставка помещается в двух небольших залах. Когда заходишь в музей, сразу чувствуется, с какой любовью готовились к событию организаторы. Сами залы оформлены просто, без лишних деталей – стенды с информацией об экспозиции, приглушенный свет, главное здесь - картины.

Первый зал полностью отведен работам Татьяны Глебовой – художницы, у которой блокада унесла трех близких: отца, мать и учителя, известного авангардиста Павла Филонова. Несмотря на тяготы жизни в осажденном городе, она не теряла надежды и много работала, а также вела дневники. На выставке представлено 18 графических работ, выполненных простым и цветными карандашами. Они же объединены в одну большую композицию, ставшую заглавной картиной на выставке.

- Здесь и арка, и пожар, и бомбоубежище, и погорельцы. Особое внимание Глебова уделяла людям, делая наброски в городских столовых, - рассказала Юлия.

Работы Татьяны Глебовой.

Работы Татьяны Глебовой.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Идем дальше. Во втором зале представлены как одиночные работы авторов, так и целые серии. Одна из них ярко иллюстрирует время, в котором приходилось жить и писать художникам. Рисунки, изображающие изможденных от голода людей, выполнены особым блокадным составом: сажа, копоть, тушь, смешанные с льняным маслом. Некоторые из работ даже выполнены на атласах, картах – где на оборотной стороне, а где и прямо поверх печати.

- С материалами действительно было тяжело, и об этом свидетельствует малая сохранность масляной живописи, - заметила куратор выставки.

Работы Евгении Магарил.

Работы Евгении Магарил.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Однако живописцы в блокаду находили способ раздобыть материалы. Так, Александр Русаков написал пейзаж города на обороте своего же полотна с портретом неизвестной женщины.

- Это делалось именно из экономии материала, - рассказывает Юлия. - Сзади совершенно идиллические сцены мирной жизни Ленинграда 30-х годов, а когда переворачиваешь – блокадные. Это очень сильно, жаль, что экспозиция не позволяет это продемонстрировать.

Довоенный женский портрет авторства Александра Русакова на обороте блокадной картины.

Довоенный женский портрет авторства Александра Русакова на обороте блокадной картины.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Кульминация выставки - серия работ Алексея Пахомова. Это самый мрачный уголок в экспозиции, но именно здесь дольше всего задерживаются посетители, не в силах отвести взгляд от жутковатых рисунков.

Художник широко известен по своим агитационным литографиям и картинам, изображавшим труд и подвиг ленинградцев в военные годы. Однако на выставке большее внимание уделено его малоизвестным рисункам, сделанным в ленинградском морге. Изувеченные тела людей так поразили художника, что он запечатлел их, чтобы сохранить память о горестях войны.

- Впоследствии он был вознагражден за серию блокадных работ, но не за эти. Их он делал для себя, - поясняет куратор. - У него был заказ на составление иллюстраций к атласу по переливанию крови в больнице имени Эрисмана. Он увидел в морге эти искалеченные тела и не смог пройти мимо людского горя. Таких рисунков было больше сотни, у нас лишь семь. Они выставляются всего второй раз, потому что это слишком тяжелая тема.

Серия работ Алексея Пахомова, написанная в ленинградском морге.

Серия работ Алексея Пахомова, написанная в ленинградском морге.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Особый контраст с этой серией создает соседняя работа того же автора – «Салют». Сделана эта литография в те же блокадные годы, однако посвящена совсем иной тематике – воспеванию подвига ленинградцев. Именно за такие работы художник впоследствии был награжден Сталинской премией второй степени.

«Салют». Художник Алексей Пахомов.

«Салют». Художник Алексей Пахомов.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Интересно, что живопись помогала некоторым художникам справляться со страхом. Так, Вячеслав Пакулин, по воспоминаниям товарища, очень боялся обстрелов, но при этом сидел под бомбами, и не замечал их, когда работал. Именно живопись помогла ему выжить и не сойти с ума.

«Невский проспект». Автор Вячеслав Пакулин.

«Невский проспект». Автор Вячеслав Пакулин.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Есть на выставке и картина, которая выставляется впервые – полотно «Ленинград в блокаде. 1944». Василия Калужнина. По словам куратора, этот живописец долгое время был неизвестен широкой публике. Его имя, среди прочих, вернул городу писатель Семен Ласкин. Чудом найденные картины художника показали, что он был из творцов первого порядка. Однако, почему память о нем была практически стерта в послевоенном Ленинграде, так и осталось загадкой.

«Ленинград в блокаде. 1944». Василий Калужнин.

«Ленинград в блокаде. 1944». Василий Калужнин.

Фото: Олег ЗОЛОТО

СКАЗАНО

Куратор выставки Юлия Горская:

«Каждая работа - как дневник»

- Большая часть экспозиции – это графика, потому что ее сохранить проще. Часть художников уехала в эвакуацию, забрав работы с собой. Так они смогли сберечь их до наших дней. Вообще все работы носят дневниковый характер: художники таким образом не столько фиксировали для истории что-то, сколько делали это для себя. Для них искусство становилось спасением от ужаса, который их окружал. Несмотря на то, что они передавали на полотнах страшные сцены блокадной жизни, именно работа помогала им выстоять. Это была внутренняя необходимость писать. Даже в их воспоминаниях часто звучит: «Я должен работать». Мы с огромным чувством благодарности рады сейчас представить эти работы на выставке.