Санкт-Петербург
Общество28 марта 2021 20:13

Цена вопроса – миллионы долларов: Как музыканты «Кино» и родные Виктора Цоя вот уже больше 20 лет бьются за его «наследие»

«Комсомолка» рассказывает про конфликт, из-за которого у отца и сына легендарного музыканта потребовали более 13 миллионов рублей
Виктора Цоя давно нет с нами, но творчество его живет.

Виктора Цоя давно нет с нами, но творчество его живет.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Очередной скандал разразился на днях вокруг петербургской «рок»-тусовки. Независимый музыкальный лейбл Moroz Records, выпустивший с 1992 года более 700 альбомов самых разных исполнителей – от Аллы Пугачевой до группы «Ария» - подал в суд на наследников Виктора Цоя. У отца и сына легендарного музыканта потребовали не много не мало 13 с лишним миллионов рублей. «КП-Петербург» рассказывает подробности.

БИТВА ДЛИНОЙ В 30 ЛЕТ

Ситуация с иском к Александру и Роберту Цою на первый взгляд выглядит весьма странно. Особенно если учесть, что и та и другая сторона предпочитают хранить молчание и не вдаваться в подробности конфликта. Однако, как удалось выяснить «Комсомолке», этот иск – отголосок давнего противостояния, которое длится между Moroz Records и группой «Кино» вот уже почти 30 лет.

Александра Цоя весь год преследуют скандалы - сначала вокруг фильма Алеасея Учителя, теперь вокруг Moroz Records.

Фото: Олег ЗОЛОТО (архив)

- Дело в том, что Moroz Records управляет практически всеми правами на композиции Виктора Цоя и группы «Кино» где-то с начала-середины девяностых, - объясняет музыкант и звукорежиссер Алексей Вишня, когда-то тесно сотрудничавший с Виктором Цоем и его группой. – Эти права им передала вдова Вити, Марианна Цой. То есть, по сути, Moroz Records стали единоличными распорядителями музыкального наследия Виктора Цоя. А все остальные – музыканты «Кино», звукорежиссеры и прочие, прочие, прочие, задействованные в продюсировании песен и альбомов – оказались за бортом.

ОТ МАЙДАНОВА ДО ГАГАРИНОЙ

Moroz Records, по словам Вишни, на песнях Виктора Цоя и «Кино» сидели крепко и получали с этого неплохие прибыли. Так, утверждает музыкант, именно они занимались тем, что отчуждали права на оригинальные композиции разным поп-исполнителям.

- Скажем, Денис Майданов поет «Группу крови» в «Октябрьском», - приводит пример Вишня. – Или Полина Гагарина исполняет «Кукушку». Все это делалось с ведома и по разрешению Moroz Records. Разрешению возмездному, конечно – в зависимости от калибра артиста право исполнить какую-нибудь из композиций «Кино» могло стоит ему от 150 000 до 300 000 рублей. Часть этой суммы отправлялась наследникам – сначала Марианне, когда она была жива, потом Саше и Роберту Максимовичу – часть оставалась у Moroz Records.

Конечно, такая ситуация сильно не нравилась как самим музыкантам «Кино», так и фанатам творчества Виктора Цоя. Дважды бывшие коллеги Цоя ходили в суд: один раз, в 2001, они подавали иск непосредственно к его родителям и вдове, второй раз, в 2003, уже к Moroz Records. Оба иска провалились.

По словам сведущих людей, права лейблу отдала вдова Виктора Цоя вскоре после его гибели.

Фото: Олег ЗОЛОТО

- Я очень хорошо помню, как отчуждались права, - вспоминает звукорежиссер и музыкальный продюсер Андрей Тропилло, на студии которого записывались все альбомы «Кино». – После гибели Вити Марьяша (Марианна Цой – прим.ред.) пришла ко мне и попросила не брать с нее денег, потому что они очень нужный ей, чтобы поднимать сына. А потом, когда я согласился – быстро сошлась с Moroz Records и переписала все права на них. Я понимал, что это неправильно, что это воровство какое-то происходит, но молчал, потому что вошел в ее положение. А дальше начался форменный мрак. Я, например, уверен, что Moroz Records всегда сильно занижали показатели продаж. И что реальное количество проданных ими пластинок, кассет, дисков и бог весть чего еще с песнями Виктора Цоя в разы выше, чем их официальные тиражи. Сама Марьяша, например, заявляла, что ей выплачивают проценты в том числе с «черных тиражей». Соответственно мало того, что они подписали грабительский договор, так еще и Марьяша, а потом и Саша с Робертом Максимовичем все это время недополучали причитающиеся им гонорары.

Первый скандал, связанный с имененем легендарного музыканта, случился в 2020 году - вокруг фильма Алексея Учителя "Цой".

Фото: Олег ЗОЛОТО

Сколько именно Moroz Records заплатило наследникам Виктора Цоя за эти годы, неизвестно. По словам Алексея Вишни, речь идет о миллионах долларов – и это не считая средств, затраченных лейблом на, собственно, издание альбомов и прочего. Поэтому неудивительно, что когда права все же удалось изъять – это случилось в 2018 году – лейбл стерпеть это просто так не смог.

- Логика у них такая, - продолжает Андрей Тропилло. – «Если договор был незаконным, то верните нам все, что мы вам заплатили». Но они упускают важный факт: если договор изначально был незаконным, то вся их «продукция», которая выпускалась за эти голы, оказывается контрфактной. На месте наследников Цоя я бы смело пошел и подал встречный иск, где потребовал бы компенсировать не только материальный ущерб от недополученных гонораров, но и моральный вред. И просил бы миллионов 100, не меньше.

В самой компании Moroz Records детали конфликта «Комсомолке» сообщать отказались, сославшись на прямой запрет руководства. Однако пояснили, что иск был подан из-за того, что договор с наследниками Цоя эти самые наследники разорвали досрочно – при том, что деньги им были выплачены полностью. Пока что иск находится на рассмотрении, первое слушание по нему еще не назначено. Мы следим за развитием событий.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Отец Цоя прокомментировал требование вернуть 13 млн рублей за права на песни музыканта

Семья легенды русского рока пока не получала никаких исков (подробности)