Санкт-Петербург
Звезды

В Петербурге Борис Гребенщиков умер и воскрес

Во время интервью Борис Гребенщиков лишился жизненной энергии. Но через пару минут вновь ожил!

Все случилось за полчаса до его выхода на сцену, в гримерке ДС Юбилейный. Жизнерадостный лидер группы «Аквариум» пригласил журналистов на беседу сразу после саундчека. Мы с коллегой только собирались перекусить или, как говорится, «заморить червячка» пирожками и йогуртом.

- Пирожки будете? - обратились мы к Борису Борисовичу. Мы просто еще не обедали (время на часах - 19:30, за несколько минут перед юбилейным концертом).

- А с чем они?

Первый - с сыром и ветчиной, второй – с куриной грудкой.

- (Надломив булочку с ветчиной, Борис Гребенщиков тут же принялся ее есть).

Спасибо. Так и напишите, перед разговором мы с Борисом Борисовичем преломили хлеба.

Так и напишем. Начну, пожалуй, с банального вопроса. Никак не могу понять, группе «Аквариум» - сорок лет, но Вам самому-то больше сорока не дашь. Как такое возможно?

- Я начал играть в группе «Аквариуме» задолго до своего рождения.

Что? Прямо в утробе матери?

- Значительно раньше, до этого этих событий.

Ничего себе! Так что-то изменилось за эти годы в музыкальном плане?

- Думаю, нет. Музыка существует достаточно давно. Бах, например, как был, так и есть, Моцарт тоже и Пендерецкий, и ничего не изменилось. Музыка растет и ширится, но основная ее часть, 99 процентов процентов остается такой же, как и была. Появление группы Noize MC ничего особенного в музыку не добавило.

Как вы относитесь к современной молодежи?

- А чем современная молодежь отличается от всех остальных «молодежей»? Почитайте «Золотого осла» Апулея, в древнем Риме все было тоже самое, боюсь ничего нового в этом нет.

Какие чувства испытываете, когда видите на своих концертах молодое поколение?

- Вы знаете, поскольку человечество вообще не меняется, а я ощущаю себя на все возраста сразу, поэтому для меня это не проблема. Мне все нравится.

Да уж. Время все-таки быстро бежит. Кажется, что группе «Аквариум» только исполнилось 15 лет, ну 20…

- Ничего, ничего. Я помню что было еще во времена Шестнадцатой династии Рамзисеев, ничего не изменилось. Лишь одежда другая. (улыбается)

Ваша задумка дань название юбилейному концерту «4000 лет»?

- Историки спорят, что «Аквариуму» – 4000 лет, найдены письмена, наши какие-то райдеры. Но сам-то я уже не помню этого. Память просто не выдерживает уже. Столько лет прошло.

А вы верите в переселение душ?

- Ээээ… А откуда и куда?

- Оттуда и сюда видимо…

- Хм. Ну, обычно отсюда куда-то туда. Но ладно. В это верю. Сюда мало кто приезжает.

А какое у вас отношение к смерти?

- Когда я умру, то скажу вам свое отношение. И я смогу все точно объяснить. А пока я не умер, не знаю. Никакого отношения пока.

Так если Вы умрете, как вы мне скажете?

- Могу явится к Вам во сне. Если надо, если хотите конечно. Я не настаиваю. Напомните мне главное об этом после того, как я умру.

Надломив булочку с ветчиной Борис Гребенщиков тут же принялся ее есть

Надломив булочку с ветчиной Борис Гребенщиков тут же принялся ее есть

Хорошо. Я не буду против, если вы мне и живой явитесь во сне.

- Договорились.

Вы как-то исполнили песню матерную «Нае**ли». Что Вас сподвигло это сделать?

- Это не моя песня, а группы «Х** забей». Как говорят в один голос ветераны афганской войны это лучшая песня о войне, которая была написана на русском языке. Я подумал, что эта песня заслуживает того, чтобы быть спетой. В принципе песни с лексикой такого рода я не очень люблю, но здесь просто сказано все напрямую. На сцене давно не пел, а в записи она заслуживает быть.

Раньше на концертах Вы не общались с публикой, просто исполняли песни и все. А теперь на любую реплику из зала отвечаете. Что-то в Вас поменялось?

- Что вы? В разные периоды по-разному. Обратите внимание, в начале 80-х – я больше говорю, чем пою. Когда как. Все бывало. 4000 лет – все-таки большой срок.

Раньше не было таких музыкальных инструментов, как сейчас

- По счастью, в этом мы развиваемся. Музыкальных инструментов становится все больше. Звук становится лучше, благообразнее, многообразнее.

Во многих школах сейчас стали преподавать основы религии. А может нужно что-то другое, чтобы развивать нравственность?

- Любое преподавание развивает в человеке нравственность. Если преподавать в том числе и русскую литературу, это тоже прививает нравственность. Главное другое, чтобы школы были, а учителям платили деньги, чтобы имели возможность преподавать и научить, а нам – была возможность стать образованными.

А вы бы смогли заняться преподавательской деятельностью?

- Нет, у меня этого нет. Я не воспитатель. Каждый должен вести себя так, как он умеет. Силой не воспитать никого.

Прочитала, что Вы занимаетесь переводом буддийских книг…

- Не только буддийских, любых книг. В очень редких случаях, только когда чувствую, что кроме меня этого никто не сможет хорошо сделать.

Фото: Илья СМИРНОВ

Сейчас работаете над чем-то?

- Продолжаю, уже более двух лет, перевожу, пытаюсь сделать понятный русскому человеку перевод самой священной книги индуизма «Бхагавад-гита». Принятой от рекомендованной к переводу и печати священным синодом в 1813 году.

Наверное, очень глубокомысленная книга?

- Действительно, одна из важнейших книг человечества. А у нас на русском языке с моей точки зрения хорошего и понятного перевода нет. Давно уже работаю над этой огромной книгой и не знаю когда закончу.

Многие деятели культуры, шоу-бизнеса стали открывать свои бары, рестораны. Возможно, не ради денег, а чтобы поделиться атмосферой. А вы когда откроете?

- У Вас очень интересная фраза прозвучала «деятели культуры и шоу-бизнеса». Шоу-бизнес не имеет отношения к культуре. Шоу-бизнес - это могила культуры, это продажность. Между проституцией и любовью есть одна небольшая разница, понимаете? Так же и здесь. То, что делают люди в шоу-бизнесе, я плохо понимаю, потому что отчасти к этой профессии не принадлежу. Вернемся к вопросу. Если, скажем, директор Эрмитажа - Пиотровский захочет открыть свой пивной бар, я не буду против, это его дело. По моему опыту торговля и творчество очень неплохо совмещаются друг с другом. Хотя, бар или ресторан - это все-таки полнокровное вложение самого себя в процесс торговли. Ты должен торговать, обслуживать своих посетителей, любить их, посвящать всему этому все свое время, 24 часа в сутки. Тогда вероятнее надо отказываться от любого творчества, ведь ты все свое время будешь занят торговлей.

А скучаете по тем временам, когда были такие места, как легендарный ленинградский "Сайгон"?

- Не скучаю ни по чему, с моей точки зрения «сегодня» - всегда интереснее, чем воображаемое «вчера». А «вчера» мы всегда воображаем, так как никто точно не помнит что было, у всех разные точки зрения.

А квартирники устраиваете?

- У меня сейчас два дня в Ленинграде, вчера я приходил в себя, сегодня у меня концерт здесь. Мог бы вместо этого играть на квартире. А как вы думаете, не обиделись бы те шесть тысяч человек, которые бы не попали. Ведь квартирники всегда хороши для тех, кто попал. А что мне делать с остальными, кто не попал? Как вы считаете, обиделись бы они?

Думаю, очень бы расстроились…

- Имею ли я право оставить сотни человек или тысячи?

Это вам решать.

- Я бы побоялся. Поэтому я стараюсь большие концерты сделать, чтобы все смогли послушать, увидеть. И все чувствовали себя хорошо.

Но мы все-таки скучаем по квартирникам.

- И я. Но последний квартирник, которых устраивался в Москве закончился тем, что нас всех повязали через десять минут после начала. Потому что предприимчивый человек, который его устраивал, продал в квартиру, которая вмещает в себя 25 человек, порядка двухсот билетов. Очередь велась по лестнице пять этажей и продолжалась на улице. Вот полиция нас всех и взяла.

А вы медитируете перед концертом или после?

- Я вместо этого играю концерты. (Смеется). Я плохо знаю, что это вообще такое. Но если вы мне объясните…

Почему-то мне казалось, что у Вас именно такой образ, что Вы все это знаете, используете в жизни.

- Это тайна, раскрывать которую я не могу. Я заключил договор с лоном дикой природы. Фонд дикой природы обязал меня ничего не говорить про медитацию и про политику.

Сейчас ведутся переговоры, чтобы в 2020 году Петербург преобразовать под Амстердам. Вы считаете это правильным?

- На сколько мне известно, в 2262 году Петербург сольется с такими городами, как Лондон и Париж. Я готовлюсь именно к этому.

Подождите, а как же конец света? Планета Нибиру и все такое?

- Конца света не будет. Во всяком случае до того, как выйдет второй «Хоббит».

Ужас, получается, что когда выйдет фильм, то настанет конец всему?

- Не опережайте события. Выйдет еще и третья, и четвертая части. Джона Роналда Руэла Толкина должно быть много.

А вы любите его книги?

- Да

А еще какие?

- У нас на сайте большой список литературы, которую я очень люблю.

В электронном виде предпочитаете или все же в бумажном?

- Бумажные. Мне с ними веселее. В моем айфоне закачано штук двести книг. Но если будет возможность почитать бумажные книги, то лучше конечно их.

Что удалось прочитать за последнее время?

- Книгу под названием «Тайная история Парижа», написанная каким-то ирландцем, не помню имени. Там изложена вся история Парижа с 4 века, даже раньше, очень любопытно, много интересного для себя раскрыл.

И напоследок избитый вопрос. Как Вам удается поддержать форму. Вы замечательно выглядите!

- Концерты! Это действительно так. Выступления - это замена трех комплексов зарядки.

И еще, от Вас исходит положительная энергетика. Перед интервью я была такой уставшей, голодной, т.к. еще не обедала.. А теперь!

(И тут Борис Гребенщиков падает в обморок! Естественно импровизированная сцена)

Борис Борисович! Очнитесь, прошу Вас, умоляю. Вам еще концерт через 15 минут играть! Возвращаю Вам Вашу энергию обратно и чуточку своей дарю.

- Слава Богу! (Воскрес Гребенщиков) Ну я Пошел. Спасибо Вам большое. Всего доброго.