Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-8°
Общество18 июня 2014 16:00

Финская опека не стала отбирать дочку с синяками у отца из России

Хотя мама ребенка подавала заявление в полицию и социальные службы
Владимир Ушаков живет теперь в Хельсинки

Владимир Ушаков живет теперь в Хельсинки

Судебная тяжба за ребенка в стране торжества ювенальной юстиции. И в этой семейной драме, что редкость по отношению к Финляндии, не нашлось места для политических клише: “русская мама”, “финский отец”.... Возможно, лишь благодаря тому, оба родителя -Ирина Куликова и Владимир Ушаков - обладатели паспортов с двуглавым орлом, у дочки Варвары, которую они делят, тоже гражданство России.

О трагедии базовой ячейки за рубежом “Комсомолка” писала осенью прошлого года. Появился безрадостный повод вернуться к той истории. Варвара, по временному решению суда живущая с отцом, оказалась в больнице с синяком на голове. Мама девочки уверена, что на нее поднял руку ее бывший супруг. Но социальные службы не торопятся забирать ребенка себе.

“УДОБНЫЙ СВИДЕТЕЛЬ”

- Мои финские знакомые удивлены: “Мы еще можем понять, почему они тебе Варю не отдают, но почему у него ребенка не изымут?”, - говорит Ирина Куликова.

В Вантаа она приехала из Петербурга к Владимиру Ушакову, с которым познакомилась по переписке в Интернете. Потом была свадьба. Полтора года назад родилась дочка Варвара. Затем два инсульта у Ирины, заявление в полицию от побоях со стороны мужа, развод, разъезд. Супруг забрал с собой дочку, не дожидаясь решения суда. Ирина осталась одна в трехкомнатной квартире в Вантаа.

- Аукнется тебе, что выбирая жить на улице тебе или ребенку, ты выбрала “ребенку”, - объяснял Ирине бывший супруг. - И потом тебе не обязательно жить на лице, ты же собиралась ехать лечиться, езжай и лечись...

Экс-супруга Ирины искали консульства России в двух странах - Финляндии, где он работал, и Норвегии, где у него живут родители. Нашли. Выяснив, что семейный скандал не касается международных отношений, от роли арбитра отстранились.

Бракоразводная тяжба распавшейся семьи в судах Финляндии тянется с прошлого года. Промежуточное решение - пока Варвара живет с отцом, к которому привыкла, а дважды в неделю гостит у мамы.

- Когда он привел ее ко мне в апреле, у нее на голове я заметила синяк, - вспоминает Ирина. - Я отвела в больницу, чтобы сняли побои. И социальные работники, не пожалев денег на такси туда же приехали. Вот только не чтобы помочь ребенку. Думая, что я не понимаю, о чем они говорят, они уговаривали врача не снимать побои и не заполнять какие-либо бумаги.

Врач оказался неприступен. Травмы зафиксировал. История с синяками с того времени повторилась еще дважды. Но социальные службы своего решения не поменяли: Варе пока лучше жить с отцом.

- Дочке сейчас год и четыре месяца, она очень “удобный свидетель”: не может уйти, не разговаривает, - говорит Ирина Куликова.

Ирина Куликова переехала в Вантаа из Петербурга

Ирина Куликова переехала в Вантаа из Петербурга

“СОВЕСТЬ НЕ ПОЗВОЛЯЕТ”

О том, чем закончится суд, который в Финляндии может длится годами, Ирина все чаще задумывается. Боится потерять право на свидание с ребенком, которое у нее пока еще есть.

- Меня не то чтобы не устраивает роль"выходной мамы", я рада, что вообще мой ребенок знает, что у нее есть мама, которая очень ее любит, меня беспокоит, что отца назначат единоличным опекуном, чего он добивается, и тогда я потеряю всяческий контроль над судьбой дочери, - говорит Ирина.

- Я прошу единоличного опекунства исключительно, чтобы дать себе хоть какую-то свободу жить, - объясняет Владимир Ушаков. - Я не собираюсь ее изолировать от ребенка. Пожалуйста, встречайтесь.

Бывший супруг Ирины с Варварой сейчас живет в Хельсинки. От Вантаа - рукой подать. Делит дом с еще одной семьей.

- Формально, квартира, в которой живет Ирина, принадлежит мне, - говорит Владимир. - Я плачу за нее коммунальные платежи. И у меня, после того как уехал, были финансовые трудности. Выгнать тяжелобольного человека на улицу мне совесть не позволяет. Отдельное жилье не мог себе позволить с Варварой. Но выход, как видите, нашли. Снял напополам дом, так и живем.

Работал Владимир до развода в “Нокиа”, после покупки “Майкрософтом” финской корпорации трудится в фирме Билла Гейтса. Пока папа на работе, за Варварой присматривает няня. То, что синяки у его дочки были, Владимир не отрицает.

- Ребенок научился ходить, падает, - не видит ничего страшного отец Варвары. - Один раз шишка на голове была. Остальное - на коленках. Я сейчас с Варварой. Дал бы вам поговорить. Но она еще не очень хорошо разговаривает.

- По-фински?

- По-русски.

Не видят ничего страшного в синяках и финские органы опеки. Что удивительно, у Инги Рантала якобы шлепнувшей своего ребенка, сына “сразу изъяли”. А вот отечественные защитники детей, по словам обоих родителей Варвары, судьбой их дочери, гражданки России, совсем не интересуются. Хотя полгода назад детский омбудсмен Павел Астахов публично обещал “не оставить Ирину Куликову без помощи”, поручал своему аппарату “отслеживать ситуацию”. По данным “КП” все, что сделали сотрудники ведомства - это отправили два запроса в консульство Норвегии и Финляндии.