Санкт-Петербург
Политика

Погибший в Славянске петербуржец завещал все свои деньги ополчению

Наши земляки-добровольцы погибли, прикрывая отход товарищей
Петербуржец (второй слева) после смерти завещал свои деньги ополчению.

Петербуржец (второй слева) после смерти завещал свои деньги ополчению.

В Славянск петербуржцы Владимир Мельников и Матвей Ефремов приехали 29 июня. А спустя три дня их тела доставили в местный морг. Друзей похоронили на городской Аллее Славы…

У обоих живут знакомые на юго-востоке Украины, поэтому и поехали в Славянск. Быстро сдружились, держались вместе. Хотя, что могло их объединять, кроме желания помочь людям. Владимир – одиночка. У него нет семьи. Из близких лишь друзья. Матвей – отец троих детей, счастливо женат, достойная работа и стабильный заработок. Но услышав призыв о помощи, он сорвался на юго-восток Украины.

- Обычные смелые, идейные мужики… Говорил я им: «Смотрите друг на друга каждую минуту, как в последний раз», - вспоминает свою последнюю встречу с петербуржцами доброволец из Приморского края Андрей Рагулин. Вместе они проходили подготовку, после которой семь человек отправили в Украину. Андрей остался в Петербурге.

2 июля Владимир и Матвей вместе с другими добровольцами и ополченцами на микроавтобусе ехали из Славянска в Семеновку. По пути машина попала в засаду. Стреляли из-за деревьев. Четырнадцать человек на ходу выпрыгивали из автомобиля. Отстреливаясь, начали отходить к больничному комплексу. Владимир и Матвей остались прикрывать. По микроавтобусу ударил танк. Парни погибли на месте. Еще троих ранило.

Когда огонь стих, оставшиеся в живых почти три сотни метров тащили тела петербуржцев на одеялах в микроавтобус. Все время укрываясь за машинами и домами.

После трагедии ополченцы и добровольцы решили взять под опеку осиротевших детей Матвея Ефремова. А друзья Владимира Мельникова готовятся выполнить его последнюю просьбу. Уезжая в Украину, он оставил все свои документы и крупную сумму денег. И взял слово – если погибнет, все его сбережения должны потратить на пользу ополченцев.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: Славянск уже не виден... Я понимаю и разделяю горечь и обиду людей, узнавших сегодня утром неприятную новость об уходе ополчения из Славянска. Огорчение накрыло всех - и ура-патриотов, и караул-патриотов и даже хладнокровных «охранителей». А теперь послушайте человека, который прожил в Славянске последние полтора месяца. От первых блокпостов на окраинах, до почти полного окружения города (читать далее…) Бои у Изварино: Ополченцы просят сфотографировать их перед атакой Российскую границу мы проходим быстро. Нам вслед кричит симпатичная блондинка в форме: - Мальчики, вы уж там осторожнее. Улыбаемся в ответ — эту фразу слышим каждый день. Догоняем женщину пенсионного возраста. Ведет под руку старушку. Несут пакет с хлебом. Они живут в палаточном лагере для беженцев, но каждые день-два возвращаются в свои дома в посёлке на украинской стороне. - Вчера границу закрыли, мы весь день не могли попасть домой. Надо же принести немного продуктов соседям, кто там остался (читать далее…)

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ:

Славянск уже не виден...

Я понимаю и разделяю горечь и обиду людей, узнавших сегодня утром неприятную новость об уходе ополчения из Славянска. Огорчение накрыло всех - и ура-патриотов, и караул-патриотов и даже хладнокровных «охранителей». А теперь послушайте человека, который прожил в Славянске последние полтора месяца. От первых блокпостов на окраинах, до почти полного окружения города (читать далее…)

Бои у Изварино: Ополченцы просят сфотографировать их перед атакой Российскую границу мы проходим быстро. Нам вслед кричит симпатичная блондинка в форме: - Мальчики, вы уж там осторожнее. Улыбаемся в ответ — эту фразу слышим каждый день. Догоняем женщину пенсионного возраста. Ведет под руку старушку. Несут пакет с хлебом. Они живут в палаточном лагере для беженцев, но каждые день-два возвращаются в свои дома в посёлке на украинской стороне. - Вчера границу закрыли, мы весь день не могли попасть домой. Надо же принести немного продуктов соседям, кто там остался (читать далее…)

Российскую границу мы проходим быстро. Нам вслед кричит симпатичная блондинка в форме:

- Мальчики, вы уж там осторожнее.

Улыбаемся в ответ — эту фразу слышим каждый день.

Догоняем женщину пенсионного возраста. Ведет под руку старушку. Несут пакет с хлебом. Они живут в палаточном лагере для беженцев, но каждые день-два возвращаются в свои дома в посёлке на украинской стороне.

- Вчера границу закрыли, мы весь день не могли попасть домой. Надо же принести немного продуктов соседям, кто там остался (читать далее…)