Санкт-Петербург

Петербурженка подала в суд на финнов, отнявших у нее сына

Инга Рантала требует немедленно вернуть ей ребенка
Роберту уже судом назначен официальный представитель, фактически - опекун

Роберту уже судом назначен официальный представитель, фактически - опекун

- В четверг вечером Инга обратилась в административный суд Турку с требованием немедленно вернуть ей ребенка, - сообщил представитель семьи Рантала, адвокат и правозащитник Йохан Бякман. - Мы также просим аннулировать решение социальных служб о помещении Роберта в приют на девяносто дней без права общаться с родителями. Мы мотивируем это тем, что у органов опеки нет никаких оснований отбирать мальчика: в деле нет ни одного документа, свидетельствующего о насилии в семье - ни из полиции, ни от врачей. Только слова учительницы Туи Ниеми, что кто-то кому-то что-то сказал о том, что Роберта шлепнула мать. Причем сам ребенок это отрицал - категорически и логично. Есть также интерпретация его слов, по которой выходит, что у Инги якобы был план по вывозу Роберта в Россию, хотя никаких таких мыслей у нее не было: она с мужем уже много лет живет в Турку, и довольно неплохо. К тому же у мальчика даже нет действующего российского паспорта - старый уже два года как просрочен.

Между тем Роберту уже судом назначен официальный представитель, фактически - опекун. Теперь он отвечает за все, что происходит с семилетним малышом.

- У нас в Финляндии такие законы, что если есть уголовное дело, где пострадавший - ребенок, то государство назначает ему представителя, - пояснил господин Бякман. - Это доказательство того, что у нас ребенок принадлежит государству, а не семье. Я еще понимаю, когда забирают детей у наркоманов или алкоголиков. Но тут - совершенно нормальные родители! Я полагаю, органы опеки основывались на антироссийских стереотипах и русофобии: если русские, значит варвары, которые с утра до вечера избивают своих детей.

Сейчас Роберту Рантала запрещено ходить в школу и заниматься любимым хоккеем - он полностью отрезан от внешнего мира.

- Мальчик находится с чужими взрослыми людьми, которые его постоянно допрашивают, - говорит Бякман. - Я считаю, это угрожает его психическому здоровью и развитию. Он изолирован от русского языка и русской культуры, ему запрещено общаться на русском языке. А это уже уголовное преступление - дискриминация. Все в шоке - и мама Инга, и папа Вели-Пекка, и бабушка Ирия Хюппинен. И сам мальчик очень страдает - он все время просится домой.

Мать до сих пор с болью вспоминает о том дне, когда сына забрали. Две женщины из социальной службы поднялись в гостиную на второй этаж и спросили Роберта, правда ли, что он грозился уехать с мамой в Россию, - вспоминает Инга. - А тот был взволнован, я и слова не успела сказать, он подскочил к тумбочке, достал все наши документы, и показал: «Вот мой российский паспорт, если меня будут тут обижать, я уеду в Россию!»

В итоге никакого собрания в школе не было: мальчика забрали из семьи раньше.

- Я выскочила из дома буквально на пять минут, в это время и приехали социальные работники, - говорит Инга. - Роберт им открыл, они его одели и только после этого позвонили мне. Когда я бежала домой, видела только, как их машина отъезжает.

Еще был случай

Финны нередко отбирают детей у русских матерей. Совсем недавно отгремел скандал с россиянкой Риммой Салонен, которая теперь навсегда лишена возможности жить со своим сыном Антоном. Она имеет право только видеть его дважды в месяц. А в прошлом ноябре у жительницы Хельсинки Эмилии Мещеряковой точно так же органы опеки прямо из школы забрали одиннадцатилетнего сына Артема. У того возник политический конфликт с учителем истории: мальчик, всю жизнь проживший вдали от родины, оказался российским патриотом. И не стеснялся говорить на уроках, что Вторая мировая война для России была Великой Отечественной, а Финляндия была союзницей Гитлера. В итоге педагог объявил, что ребенок опасен для себя и окружающих и вызвал полицию. Артема на тридцать дней посадили в приют. Потом его все же вернули матери, но учитель не взял мальчика обратно в школу. Тому пришлось уехать в Россию к отцу.

У еще одной россиянки, Марии Линд, живущей в Хельсинки, из-за органов опеки разрушилась семья: социальные службы с чьих-то слов обвинили ее мужа, что он шлепнул их общего сына - семилетнего Рому. Ребенок восемь месяцев провел в приюте, хотя он отрицал, что его кто-то бил. Папе присудили 540 евро штрафа и лишили права опеки. Более того - Марии Линд вернули сына лишь с условием, что она разведется с мужем. Женщине пришлось выполнить это требование.

- С финскими семьями подобное тоже происходит, - признает Йохан Бякман. - Но, на мой взгляд, там больше оснований: наркомания, алкоголизм, психические заболевания. А тут все женщины совершенно нормальные. Я уверен, что здесь играет роль русофобский фактор.