Санкт-Петербург

Петербургские социологи: россияне покупают свободу за деньги

Но участвовать в политической жизни пока не спешат
Деньги дают свободу!

Деньги дают свободу!

Россия – не только страна возможностей, но и страна противоречий: несмотря на то, что, по данным иностранных социологов, политических вольностей у нас становится все меньше, в 2000-х годах россияне стали чувствовать себя свободнее, чем раньше. В том, почему это так, попытались разобраться сотрудники Лаборатории сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге.

По мнению ученых, парадокс кроется в том, что субъективное ощущение свободы зависит скорее от уровня личного достатка, нежели от политических факторов. Проще говоря, в нулевых люди стали больше зарабатывать, поэтому ущемление гражданских прав их не очень волнует: мол, подумаешь, что президентов и губернаторов сверху назначают, главное - телевизор новенький прикупить.

Вместе с тем, во всем остальном, так называемом «цивилизованном» мире, люди напрямую связывают личную свободу с политической:

- Пока не понятно, как это объяснить. Выдвигаются гипотезы, что люди, прежде всего, ценят повышение своего благосостояния: то, что у них в 2000-е годы стало больше денег, увеличивает чувство свободы. Уменьшение политических прав компенсируется увеличением количества денег, – рассказывает автор проекта, младший научный сотрудник университета Наталья Фирсова.

По словам заведующего лабораторией Эдурда Понарина, который ссылается на теорию модернизации Рональда Инглхарта, прежде, чем требовать у государства свободы, общество должно достигнуть определенного уровня благосостояния. Получается, что пока российский социум до европейского попросту не дорос: бедняки, в первую очередь, думают о краюхе хлеба, а те, кто чуть побогаче – о работе и семье.

- Существуют разные стадии развития общества. На ранних стадиях модернизации каждый лишний рубль делает человека более счастливым, но после того, как набрано определенное количество этих рублей, еще один добавляет уже не так много счастья – человек начинает интересоваться какими-то другими вещами, – делится соображениями петербуржский ученый.

В свою очередь, степень личного счастья, по мнению социологов, напрямую зависит от способности контролировать собственную жизнь, то есть – от широты пространства для потенциального маневра. Иными словами, тот более всего несчастен, у кого из рук вырвали вожжи судьбы: богатый или бедный, он несется неизвестно куда, а неизвестность, как известно, штука не из приятных.

Социологии считают, что политические перемены уже не за горами: с дальнейшим ростом благосостояния в политику должны прийти люди с новым, более свободным сознанием – они и будут «заказывать» музыку на всех уровнях. При этом игнорировать их «заказы» старая власть, скорее всего, не рискнет, поскольку «закручивание гаек», как известно, всегда было чревато нарастанием народного недовольства.

Комментирует старший научный сотрудник социологического института РАН Татьяна Протасенко:

При наличии свободного доступа в Интернет ограничить умственную свободу практически невозможно: все равно в сети будут вестись оживленные дискуссии, и в них будут появляться лидеры в духе Навального. Что касается, скажем так, физических ограничений, которые у нас имеют место, то они, по-моему, бесполезны, поскольку людей, готовых выйти на митинг, в России довольно мало. По нашим данным граждане в возрасте от 35 до 45 лет даже на выборы почти не ходят: они заняты воспитанием детей, работой и, как правило, имеют достаточно денег, чтобы путешествовать по миру. Их главный принцип: «Не мешайте мне». Они умны и не станут «высовываться». Им незачем делать революцию, чтобы устроить свою жизнь.