Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
Звезды15 мая 2015 14:30

Подделку картины Григорьева, за которую судят известного искусствоведа Баснер, делал дилетант

В Русском музее обосновали почему фальшивку выполнили не в их мастерской
Оригинал картины Григорьева

Оригинал картины Григорьева

Не жертвы

В Дзержинском районном суде продолжается громкий процесс по делу дочери знаменитого композитора Елены Баснер. 58-летнюю искусствоведа судят за мошенничество. По версии следствия,в 2009 году Елена Баснер продала коллекционеру Андрею Васильеву подделку картины авангардиста Бориса Григорьева “Парижское кафе (В ресторане)”. Цена сделки - 250 тысяч долларов.

Баснер вину отрицает, говорит, что всего лишь дала ошибочное экспертное мнение.

На последнем заседании ждали экспертов центра Грабаря - тех, которые помогли Васильеву определить подлинность фальшивки.

Также в суде должна была выступить Евгения Петрова - заместитель директора Русского музея, где хранится оригинал картины. Есть предположение, что картину рисовали с оригинала полотна. В таком случае Русский музей - тоже жертва. Однако потерпевшими они себя почему-то не считают.

На заседание ни те, ни другие свидетели не явились. Но Русский музей опубликовал официальный комментарий с подробным комментарием.

То, что у коллекционера Васильева оказалась копия - это неоспоримо. Но когда ее выполнили? Кто и при каких обстоятельствах? Тень падала на музей: слишком долго она хранилась у них в запасниках, да еще и реставрировалась, как выяснилось, несколько раз.

Репродукция из альманаха "Мой журнал для немногих", изданном А. Бурцевым в 1914 году

Репродукция из альманаха "Мой журнал для немногих", изданном А. Бурцевым в 1914 году

Четыре аргумента в пользу Русского

В музее заявляют, что копию выполнили еще до того как полотно поступило в музей. К ним картина Григорьева попала в декабре 1983 года по завещанию вдовы профессора Бориса Окунева.

-Скорее всего, копия, которая оказалась у Васильева, была нарисована в конце 60-70-х годов, - утверждают в Русском музее. - В то время, когда оригинал еще находился в коллекции Окуневых. Несомненно, что копиист не ставил перед собой задачу сделать подделку. Копия была “превращена в подделку” гораздо позднее.

Общий вид копии, принадлежащей А. Васильеву, сделанный в ИК-лучах. Хорошо виден предварительный карандашный рисунок, сделанный копиистом

Общий вид копии, принадлежащей А. Васильеву, сделанный в ИК-лучах. Хорошо виден предварительный карандашный рисунок, сделанный копиистом

В пользу этой версии специалисты приводят четыре аргумента:

1. На копии есть подготовительный рисунок, на оригинале его нет.

-Копиист нанес на картон подробный рисунок простым карандашом, - говорят эксперты. - Этот рисунок просвечивается сквозь красочный слой и виден даже не вооруженным глазом. Копиист делает рисунок в свободной манере. То есть он не делает точную кальку всех деталей и не использует технические приспособления. Поэтому пропорции многих деталей не совсем точны, а в некоторых местах копиист вообще пропускает отдельные незначительные детали.

2.Размеры копии и оригинала разные. Они отличаются на 9 сантиметров. Полотно, проданное Васильеву, больше. При том, как отмечают эксперты, по всем правилам копирования, принятым в музеях и художественных учебных заведениях копия обязательно должна отличаться размерами от оригинала.

3. Рисовали на современном картоне, уже после смерти Григорьева. Такой произвели не ранее 60-70-х годов. На это указали эксперты Эрмитажа, куда сыщики сдавали фальшивку на проверку.

4. Копиист - неумеха.

-При работе с красками копиист повсеместно “промахивается” мимо своего же карандашного рисунка, - подчеркнули в музее. - Не может с первого раза повторить виртуозные григорьевские мазки, и поэтому проходит по одному и тому же месту несколько раз, “замучивая” деталь.

Слева - фрагмент монограммы на оригинале Русского музея, справа - этот же фрагмент на копии, принадлежащей А. Васильеву.

Слева - фрагмент монограммы на оригинале Русского музея, справа - этот же фрагмент на копии, принадлежащей А. Васильеву.

Фрагменты монограммы автора - жирные буквы Б и Г - на полотнах разные. Из чего специалисты музея делают выводы, что либо копиист подписывал картину позже по памяти, либо это вообще не он. Это могли сделать после 60-70-х годов фальсификаторы, в руках которых оказалась копия. Они, как полагают специалисты, состарили учебную работу, превратив ее в подделку. Наглядным пособием для них был лишь каталог репродукции 1914 года из “Моего журнала для немногих” Бурцева, на котором и вовсе нижнюю часть букв монограммы не видно.

Вывод

-По нашему мнению, копиист, который работал в конце 1960-1970-х годах над этой копией, не использовал репродукцию 1914 года. Прежде всего, потому что она - черно-белая. По ней невозможно судить о цветовом решении произведения. Репродукция очень маленькая. 10 на 15 сантиметров. Не ней плохо различимы или не видны вообще многие детали, имеющиеся на оригинале.

Выходит, что копия выполнена все же с оригинала.

В конце 2014 года эксперты Третьяковской галереи дали точное заключение, что картина Григорьева, которая хранится в в Русском музее и репродукция в журнале Бурцева - это одно и то же произведение. А расхождения в деталях - это результат “творчества” ретушера и реконструкции верхнего края полотна 1984 года.

СПРАВКА

Картина “В ресторане” в коллекции известного представителя советской баллистики артиллерийского орудия Бориса Окунева появилась в 1946 году. Купил он ее в комиссионном магазине.

В Русском музее полотно с 1983 года. Хранили они его в фонде рисунка, а впервые посетителям показали в 1987 году.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Дело Елены Баснер: суду написали картину

Из-за решетки со скамьи подсудимых Елена Баснер смотрела с непередаваемой грустью. Искусствоведу с мировым именем, дочери именитого композитора, написавшего «С чего начинается Родина», «На безымянной высоте», 58 лет, из них четверть века она проработала в Русском музее. Коллеги Елены Вениаминовны все как один говорили, что она стала жертвой обстоятельств. Верить в собранные сыщиками факты отказывались.

С тех пор минул год. Все это время Баснер просидела под домашним арестом. Возможно, что-то изменится 31 января, когда суд в очередной раз рассмотрит вопрос о свободе искусствоведа. А в феврале начнутся слушания по делу о фальшивой картине Бориса Григорьева (читайте далее...).

Больше половины антикварных картин, которые продают в России, фальшивка

Портрет, напечатанный на принтере. Пейзаж, высушенный в печи. Какими только способами не создают мошенники картины именитых мастеров. Еще несколько десятков лет назад подделки были качественнее, художники использовали для них старинные материалы, соответствующие эпохе, старались. Нынче о достоверности даже и не думают, лишь бы внешне все было похоже.

Шедевры стали удачным вложением денег, возможностью прихвастнуть перед друзьями и партнерами «занятной вещицей», украшением эклектичных интерьеров. Истинных коллекционеров можно пересчитать по пальцам. Потому и продавать откровенные подделки стало куда проще (подробности…)

Авторитетный искусствовед Елена Баснер помогла продать поддельную картину за 7,5 миллиона рублей

В Петербурге задержали искусствоведа с мировым именем Елену Баснер. Эксперта подозревают в мошенничестве в особо крупном размере. По данным правоохранителей, Баснер причастна к продаже поддельного полотна, выдаваемого за картину художника-авангардиста начала XX века Бориса Григорьева. Сделку провернули еще несколько лет назад, в 2009 году. Картину «В ресторане» частный коллекционер Андрей Васильев приобрел за 250 тысяч долларов у издателя книг о русских художниках Леонида Шумакова. Елена Баснер, будучи тогда специалистом от Русского музея, выступала в качестве одного из посредников (подробности…)