Санкт-Петербург
Происшествия

Двух медсестер в Петербурге солдаты убили ради копеечных лекарств

«Комсомолка» выяснила, зачем трем пациентам военного госпиталя понадобилось вскрывать сейф с медикаментами

Фото: СОЦСЕТИ

Двойное убийство в Военном госпитале им. Соловьева в Петербурге могло произойти ради дешевых лекарств. Об этом «КП» рассказали в следствии.

Напомним, в ночь на 12 апреля Александр Томский и Давид Зиганшин (оба - солдаты-срочники), а также 18-летний курсант Военно-космической академии им. Можайского Степан Даценко сбежали из больницы, оставив за собой два трупа. Троицу поймали на финской границе спустя несколько часов. С собой они тащили несколько сумок с лекарствами.

От рук военных погибли две медсестры - 62-летняя Надежда Иванова и 53-летняя Ольга Горохова. Одну задушили, вторую убили несколькими ударами ножом в грудь.

Расправились жестоко, и, как выяснила «Комсомолка», совершенно бессмысленно. Как рассказал нам источник в следствии, изначально у пациентов был план простой – после отбоя вскрыть сейф с лекарствами и дать деру.

- Но когда они уже набивали сумки лекарствами, их застукали медсестры, - рассказал наш собеседник.

Желание сбежать было так велико, что троица не остановилась перед двойным убийством. И хотя сейчас горе-вояки перекладывают вину друг на друга, следствие подозревает, что причастны к расправе все трое.

Так ради чего расстались с жизнью Иванова и Горохова? Ответ простой: ради дешевого успокоительного. Именно его и нашли в сумках беглецов – среди десятков бинтов и шприцов.

Этот препарат – если простым языком, «последняя надежда наркомана». Когда денег на «серьезные» вещества уже не остается, опустившиеся граждане съедают горсть таблеток. Стоимость пачки – чуть больше ста рублей. Приход обеспечен. Вот только продается лекарство только по рецепту.

Но главный вопрос – неужели все трое были наркозависимыми? Как же тогда их в армию взяли? Как пояснили нам специалисты, в призывной комиссии могли либо не выявить этот факт, либо попросту закрыть на это глаза – планы ведь надо выполнять.

По информации «КП», у Томского наркотическая зависимость могла развиться еще на «гражданке». Если это так, депрессия в армии вполне объяснима. Да и Даценко с Зиганшиным не тянут на невинных младенцев. Степан себя называет социопатом, а Зиганшин, по словам его родных, видит духов и иногда чертей.

В общем, эта троица нашла друг друга в палате военного госпиталя. Скука и однообразие больничной жизни, нежелание возвращаться в войска, а свобода так близко, да и «допинг» рядом.

У парней с нестабильной психикой попросту сорвало крышу. Увы, на их пути оказались невинные люди.